На Главную E-mail
       
 
Нескучный сад 5-6 (88)
   
 
Архив по номерам   Редакция   Контактная информация
   

По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II

Нескучный сад - Журнал о православной жизни
+7 (495) 912-91-19
 
 
 
Разделы сайта
 
Дополнительно:
 Фраза полностью
 Любое из слов
 Во всех полях
 Только в заголовках
 
  Главная тема №1 (30)'2008

«Я отношусь к политике, как к московскому метро»


Версия для печати
28.11.07, 08:31

Конец 2007 и начало 2008 года стали для России временем принятия решений. В декабре пройдут выборы в Государственную Думу, в марте предстоит выбирать президента. У православных христиан возникает много вопросов о выборах. На некоторые из них отвечает профессор МДА диакон Андрей КУРАЕВ.

СПРАВКА Диакон Андрей Кураев родился в 1963 году в Москве. В 1984-м окончил
философский факультет МГУ по кафедре научного атеизма, поступил в
аспирантуру Института философии АН СССР; в 1982-м крестился, а в 1985-м перешел на работу в Московскую Духовную Академию. В 1988 г. окончил
Московскую Духовную семинарию, после чего учился в Бухарестском
Богословском институте. По возвращении из Румынии с 1990 по 1993 г.
работал референтом Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. В 1992
г. окончил Московскую Духовную Академию. Профессор богословия. С
основной нагрузкой в МДА совмещает преподавание в МГУ. Член
экспертно-консультационного совета по проблемам свободы совести при
Комитете Государственной Думы РФ по делам общественных организаций и религиозных объединений. Клирик храма св. Архангела Михаила в Тропарево.


-- Отец Андрей, как вы считаете, демократия вообще существует? И можно ли назвать существующую выборную систему демократией: ведь такое впечатление, что результаты выборов не зависят от настроений людей?

-- Демократия может быть ширмой, призванной дать народу иллюзию его
участия в управлении собственной жизнью и жизнью страны. Демократия
также может быть ширмой, рассчитанной и на обман внешних критиков --
такой была, например, «демократия» советская. Но в истории известны и
случаи реальной демократии. Это и древнерусское Новгородское вече, и
полисная демократия греческих городов, и демократия швейцарских
кантонов. Вопрос, я думаю, не в том, чтоб заклеймить как невозможную
какую-то схему организации общественной жизни. А в том, чтобы учиться
использовать те права, которые хотя бы на словах тебе подарены властью. Учиться распознавать, каким именно способом тебя твоя власть обманывает. А еще надо уметь сознательно жертвовать гражданской свободой во имя того, что сам человек считает более ценным, чем свои личные права.

К.В. Лебедев. Новгородское вече

- Вы говорите о свободе. Политики часто борются за увеличение всяческих свобод, а нужно ли это христианам, которые верят, что данную Богом свободу отнять невозможно?

- Свобода бывает разная. Это слово встречается не только в программах
партий, оно встречается и в Библии: «и познаете истину, и истина сделает
вас свободными» (Ин. 8:32). Это вполне разные свободы. Та свобода, о
которой говорит Священное Писание, это свобода от Бога, для Бога и в
Боге. Свобода прежде всего от той тирании, которая диктуется моими
страстями. Человеку столь же трудно, сколь и важно понять, что зло может быть и внутри него. Не столько политический пресс, сколько мои собственные желания поедают мою свободу. Но до какой степени эти мои желания действительно мои? Очень многое навязывает мне эти желания - моя физиология и мой возраст, мое окружение и опутывающие меня информационные каналы. «Мое» на поверку оказывается родом из позавчерашней газеты или сегодняшней рекламы.
Человек похож на Серую Шейку в замерзающей полынье. И как растопить этот лед?.. Нет, ту свободу, которая нам дана от Бога, не может у человека отнять ничто внешнее - никакая политическая реальность и никакие паспорта и ИННы. Только я могу отречься от этой свободы. А вот политические свободы действительно сейчас тают во всем мире. В электронном обществе исчезает понятие приватной жизни. (вот и сейчас мы с вами сидим в вестибюле церковной гостиницы, но если оглядимся, то увидим видеокамеры.) И еще при разговоре на тему политсвобод стоит помнить, что список возможных свобод гораздо шире, чем список свобод, за которые лично я готов бороться. Мое отношение к политике сходно с моим отношением к московскому метро: я пользуюсь им и потому беспокоюсь, если, к примеру, там ветшают вагоны, рельсы, оборудование. Напротив, если я узнаю, что открыли новую ветку или станцию, я этому рад. Но я же не ставлю целью своей жизни борьбу за порядок в московском метрополитене! Вот приблизительно такое отношение у меня к борьбе за свободы, к которой призывают партии.

- Вернемся к простому избирателю. Является ли участие – или, может быть, неучастие в выборах обязанностью христиан?

- Если человек хочет участвовать в выборах, пусть участвует. Но вряд ли
стоит осознавать это как христианский долг. Я иду на выборы не как
христианин, а как просто гражданин. Не может быть и речи о, скажем,
церковных прещениях за явку или неявку на выборы.

- Коли уж речь зашла о церковном амвоне, как вы считаете, духовник может агитировать за ту или иную партию или кандидата?

- Мне кажется, это возможно только в приватной беседе да и то лишь тогда, когда духовник заранее уверен, что его мнение совпадает с мнением собеседника. Иначе может возникнуть совершенно ненужное разделение среди его же собственных прихожан. Все-таки слово «партия» переводится как «часть», а Церковь кафолична, целостна. У нас и так достаточно поводов для дискуссий с современным миром и даже внутри Церкви. Так что не нужно умножать поводы для дискуссий без необходимости.

- И по этой же причине клирикам Русской Православной Церкви не
разрешается, во всяком случае, сейчас, участие в политических движениях и партиях?


- Совершенно верно. Я иногда разрешаю себе публичные политические
суждения, но всегда подчеркиваю, что это моя личная позиция, а не
позиция Церкви. Обычно это бывает, если я знаю кого-то из того или иного движения, и у меня есть ощущение, иногда оказывающееся обманчивым, что это порядочный и православно ориентированный человек. Тогда я могу дать добрый отзыв. Но не более того. Призывами «Голосуйте за эту партию» я, кажется, не грешил.

- Но вот, предположим, православный христианин решил, что для него важно и нужно участвовать в выборах. Как выбрать из множества кандидатов, чем руководствоваться при выборе, к чему и к кому прислушиваться? Не к телевизору же?

- Во-первых, партия -- это люди. И, значит, надо просто этим людям
посмотреть в глаза. Потому что бывают люди с очень непорядочными глазами и лицами, в том числе и в политике. И если, глядя в глаза политика, не видишь за линзами его имиджа человека, то лучше свой голос этому политику не отдавать. Второе. Надо стараться узнать о его программе, о его позиции по вопросам, так или иначе касающимся церкви. Зачем поддерживать человека, который намерен ограничивать какие-то права Церкви или поощрять деятельность духовно деструктивных сил? В-третьих, православными людьми должны двигать и патриотические чувства. Поэтому надо пробовать понять, болит ли у человека душа о России или нет.

- Сейчас многие политики увлекаются реверансами в адрес Церкви: то со свечками в храме стоят, то благословение берут. Как обывателю отличить человека воцерковленного или устремленного к Церкви от показушника?

- Во-первых, надо посмотреть, где еще этот политик бывает. Если он кроме посещения храма замечен в посещении каких-то грязных мест, то наверно все-таки его увлечение Православием еще не стало глубоким убеждением, велением совести. Но среди политиков не все такие. Я знаю политиков искренне верующих. Ну, скажем, Григорий Явлинский. По своим политическим убеждениям он мне не близок. При этом от священника, у которого он исповедуется и причащается, я знаю, что он воцерковленный человек. Но у Явлинского есть четкое разделение его личных религиозных убеждений и публичной политической жизни. Он полагает, что это совершенно различные сферы его жизни. С одной стороны, для меня это радостно: осознавать, что человек даже далеких политических взглядов по вере все же оказывается очень близким!
С другой стороны, этот же пример показывает, что даже серьезная вера
может совсем не влиять на политическую платформу. Бывают люди и с еще более сокровенной верой.


Я навсегда запомнил один эпизод из 1991 года. Шла одна из первых патриарших служб в Успенском соборе Кремля, который только что был передан Церкви. Правительственную делегацию на этой службе возглавлял тогдашний премьер-министр России (еще в составе СССР) Иван Силаев. И вот после окончания службы чиновники заходят в алтарь поздравить Святейшего. По тем временам тогда все с ним еще за руку здоровались. Когда подошел Силаев, он поцеловался с Патриархом. А я оказался совсем рядом, и вдруг услышал, как Силаев шепнул на ухо Патриарху: «Помолитесь обо мне, Ваше Святейшество». Это было не для телекамер, которых в алтаре не было, и не для журналистов.
Это была простая человеческая просьба. И для меня это был очень важный урок. Я понял, что политик имеет право на то, чтоб просто быть
человеком. С той поры для меня неубедительны бесконечные журналистские прозрения - мол, если политик пошел в храм, то это просто лицемерие и пиар. Да, я подозреваю, что в некоторых случаях это пиар. Но этим подозрениям я не могу как христианин давать много места в душе. Потому что всегда лучше любое подозрение истолковывать в лучшую сторону.

-- Вы говорили о политиках в Православии. А можно наоборот поставить вопрос: может ли православный человек пойти в политику? Ведь это, мягко говоря, не самая чистоплотная сфера деятельности?

- И может, и должен. Прежде всего для того, чтобы там стало меньше грязи.
А вот если православные люди будут чураться политики, то против нас
сработает известная формула: «Если ты не занимаешься политикой, то
политика однажды займется тобой». Если мы хотим видеть Россию
православной страной, мы должны стремиться к тому, чтобы в нашей стране была православная элита, в том числе политическая. И нам нужны
православные люди, которые профессионально могут заниматься политикой.
Совсем недавно Союз православных хоругвеносцев устроил акцию, как бы в мою защиту. Спасибо, конечно, им за это. Дело было в том, что меня в
рясе не пустили на завод «Форд», и по этому поводу хоругвеносцы решили
устроить пикет завода и растоптать игрушечную модель автомобиля
соответствующей марки. Я просил их этого не делать, потому что это
просто не профессионально, потому что многим людям неприятно видеть
любое насилие, а тем более насилие, идущее как бы от Церкви. Пусть даже это насилие над моделькой, игрушкой. Уж лучше бы они карикатуру
нарисовали, какой-нибудь лозунг или хоть частушку спели какую-нибудь
ехидную. Но зачем же ломать?! Люди часто не задумываются о том, как их
действия будут восприняты в разных кругах. Есть круг единомышленников,
которые заведомо с тобой согласны. Есть и заведомые недруги, которые
любое слово и жест перетолкуют в худшую сторону. Но есть и «спорные
территории»: люди, которых еще можно переубедить. Чтобы понять их
восприятие моих слов и действий, нужна или харизматическая интуиция, или профессионализм.

- Как Вы считаете, какая политическая система наиболее близка к
Православию?


- Отвечу известной поговоркой: «Когда Адам пахал землю, а Ева пряла, кто тогда был царем?». В Библии есть очень важное молчание -- молчание о том, какова была структура первого, до-греховного, человеческого сообщества.
Египетские мифы о сотворении мира кончаются заявлением о том, что
последний из богов стал первым фараоном. А ведь понятно, что в
религиозном сознании то, что было в начале - это норма. Библия же молчит о социально-политической норме на первых своих страницах. До
грехопадения, в мире нормы, не было отношений господства, не было и
государства как аппарата насилия. Память об этом дает христианину
определенную свободу взглядов на политические системы. И Церковь эту
свободу явила своей многовековой историей. Она могла осуществлять свою миссию в самых разных условиях: и при тирании, и при монархии, и при демократии, и при советской власти. Понятно, есть некая икона: «Нам бы православного царя-батюшку». Звучит очень красиво. Но дальше возникает вопрос: мы же все падшие люди, никто из нас не свободен от страстей. А чем более человек приближается к власти, тем более растут его страсти: просто в геометрической прогрессии. И вот вопрос: как нам защитить друг друга от наших страстей? И в монархическом обществе эти способы защиты царя от него самого и народа от него же так и не были четко определены.
Самодержавие ограничивалось не правом, а переворотами. Если же нам не нужны «великие потрясения» - то стоит подумать о создании иных,
не-бунташных способов доведения до власти народного мнения.

Вопросы задавал диакон Федор КОТРЕЛЕВ

Версия для печати

Тэги: Церковь  Политика 







Код для размещения ссылки на данный материал:


Как будет выглядеть ссылка:
 
Реклама
Изготовление куполов, крестов Сталь с покрытием нитрид титана под золото, медь, синий. От 2000 руб. за м2 www.t2000.ru
Знаете ли вы Москву? Какая улица в столице самая длинная, где растут самые старые деревья, кто изображен на памятнике сырку «Дружба», откуда взялось название Девичье поле и в какой стране находится село Москва? Ученье — свет Приближается 1 сентября, день, дети снова пойдут в школу. Знаем ли мы, как и чему учились наши предки, какие у них были школы, какие учителя? Крещение Руси День Крещения Руси пока что не объявлен государственным праздником. Однако этот поворотный момент в истории России изменил русскую государственность, культуру, искусство, ментальность и многое другое. Счастливые годы последней императорской семьи Мы больше знаем о мученическом подвиге и последних днях жизни этой семьи, чем о том, что предшествовало этому подвигу. Как и чем жила августейшая семья тогда, когда над ней не тяготела тень ипатьевского дома, когда еще живы были традиции и порядки аристократической императорской России? Русские святые Кто стал прототипом героя «Братьев Карамазовых»? В честь кого из русских святых назвали улицу на острове Корфу? Кто из наших преподобных не кормил медведя? Проверьте, знаете ли вы мир русской святости, ответив на вопросы нашей викторины Апостолы Петр и Павел: рыбак и фарисей Почему их память празднуется в один день, где был раскопан дом Петра, какие слова из послания к Солунянам стали советским лозунгом и кто был Павел по профессии. 400-летие дома Романовых: памятные места Ко дню России предлагаем викторину о царской династии Романовых. Династия Романовых и благотворительность В год 400-летия воцарения в России династии Романовых вспоминаем служение царей и цариц делам милосердия. Пасха Зачем идет крестный ход — знаете? А откуда пошел обычай красить яйца? А когда отменяются земные поклоны? Кто написал канон «Воскресения день»? Великий пост Проверьте себя, хорошо ли вы знаете постное богослужение. Сретение Рождественская викторина
Читайте также:






Новости милосердия.ru
 
       
     
 
  Яндекс цитирования



 
Перепечатка материалов сайта в интернете возможна только при наличии активной гиперссылки на сайт журнала «Нескучный сад».
Перепубликация в печатных изданиях возможна только с письменного разрешения редакции.