На Главную E-mail
       
 
Нескучный сад 5-6 (88)
   
 
Архив по номерам   Редакция   Контактная информация
   

По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II

Нескучный сад - Журнал о православной жизни
+7 (495) 912-91-19
 
 
 
Разделы сайта
 
Дополнительно:
 Фраза полностью
 Любое из слов
 Во всех полях
 Только в заголовках
 
  Главная тема 5 (76)'2012

Воюют ли современные левые с христианством?


Версия для печати
01.05.13, 08:20

Отцами социализма традиционно считают католического святого Томаса Мора (XVI) и итальянского философа Томмазо Кампанеллу(XVII). Оба были христианами, оба мечтали об обществе, где жизнь устроена на справедливых и разумных началах. Но через несколько столетий пути христианства и социальной утопии разошлись. Дальние последователи Кампанеллы взрывали храмы и расстреливали священников. Современные левые утверждают, что в отличие от большевиков, они не воюют с религией.



Начать разговор об отношениях нынешних левых с христианством мы планировали с интервью главы российского «Левого Фронта» Сергея Удальцова, но поговорить с оппозиционером и активистом митингового движения не удалось. Каждый раз, договариваясь о встрече, мы спотыкались об одну и ту же «неожиданность»: Сергей оказывался в КПЗ. Между тем Удальцов известен не только своей оппозиционной деятельностью: около года назад Сергей отстаивал московский храм Воскресения Христова в Кадашах от незаконных коммерческих застройщиков.

В Русской Церкви, пережившей трагедию большевистских гонений, социализм ассоциируется с ГУЛАГом, десятилетиями антирелигиозной пропаганды, запретом на колокольный звон и советским авторитаризмом. Между тем существует и христианское измерение левой идеологии. В середине XX века увлечение марксизмом пережила Католическая церковь. Сегодня на западе левое движение на фоне экономических кризисов переживает ренессанс. Что общего может быть между левыми и Церковью? Кто они, «новые левые»? Неужто опять большевики?

Что такое социализм?


Александр Шубин, социалист и руководитель Центра истории России, Украины и Белоруссии Института всеобщей истории РАН — один из крупнейших специалистов по «левым» в нашей стране, утверждает: «Задача социализма — это преодоление господства человека над человеком, господствующего класса, «элиты» над остальными людьми. Инструменты этого господства — власть и собственность — сконцентрированные в руках меньшинства. При капитализме господствуют частные собственники, в руках которых — средства производства, где заняты другие люди».

Государство должно руководствоваться интересами всего общества, а не личными интересами управленческих или экономических элит. Как этого добиться? Отменить, или, лучше сказать, «обобществить» собственность.

«Собственник — диктатор на производстве, даже если это — глупый барчук, получивший акции от папы. Это касается и власти, которая сконцентрирована в руках касты чиновников, тесно связанных, и переплетенных с капиталом. Они «рулят» нашей жизнью, не завися от нашего мнения и наших интересов. И жизнь становится все менее удобной, взлетают вверх цены на ЖКХ, вырубаются леса и парки, сносятся красивые старые здания ради строительства «коробок», приносящих доход. Это не значит, что собственники — заведомо «плохие» люди — но их заставляет так действовать система социального господства и эгоизма. Против этой системы выступают сторонники социализма и коммунизма, — говорит Александр Шубин. — Социализм — значит, что важнейшие процессы в социуме: политические, экономические, должны находиться под общественным контролем, а не под контролем социальной элиты: капитала при «капитализме» или бюрократии, технократии и т.п.». Формулировки симпатичные, но люди, выросшие в СССР, знают социализм с совсем другой стороны: прежде всего как репрессивную систему.

Опиум для народа


Фундаментом мирового левого движения стала группа французских философов, живших в начале XIX века, и известных в советской историографии под именем «утопических социалистов». Самыми крупными из них считались Сен-Симон и Фурье. Вдохновленные идеями писателей-утопистов Томаса Мора и Кампанеллы, они первые выдвинули идею создания «справедливого» социалистического общества. Не настаивая на полном упразднении частной собственности, они заложили многие идеи, предопределившие развитие левой мысли, и главное веру в экономическое равенство и всеобщий труд как основу социалистического общества.

«Утопическим социалистом» считают и Пьера Прудона — тоже философа и тоже француза. Этот один из самых ярких представителей домарксистского социалистического движения во Франции прославился еще и тем, что стал основоположником анархизма. Ноу-хау системы Прудона стало упразднение частной собственности и государства. Как и Сен-Симон, Прудон пропагандировал мирное переустройство общества путем реформ, а его система подразумевала замену государства самоуправляемыми общинами. В целом большинство «утопистов» были людьми религиозными, некоторые из них даже христианами, или во всяком случае, людьми к религии терпимыми, как Сен-Симон, считавший, что «религия необходима для поддержания социального порядка», хотя и может быть значительно «обновлена».

Последователи Прудона, наши соотечественники Бакунин и Кропоткин во второй половине XIX века значительно переработали анархистские идеи. В их трудах революция мыслится уже как лучший метод переустройства общества, а религия для Бакунина – враг. «Если Бог существует, то у человека нет свободы, он — раб; но если человек может и должен быть свободен, то, значит, Бога нет», — писал он. Вера для него — вид «помешательства».

В это же время на сцену выходит и главный конкурент анархистов — марксизм. Учение Маркса и Энгельса стало первым социалистическим учением, претендовавшим на научность и опиравшимся на «объективные» законы развития общества и экономическую теорию. Религия – любая, в том числе и христианство — по Марксу, «опиум для народа», впрочем это афоризм имеет и второй смысл: не наркотик, а наркоз, обезболивающее. «Религия — это вздох угнетенной твари, душа бессердечного мира» — писал основатель марксизма. Центральными для его учения стали идеи об упразднении частной собственности, цикличности экономических кризисов, классовой борьбе и отмирании государства. Марксов Манифест коммунистической партии говорит о революционном насилии как о принципиальном и главном методе социалистических преобразований. На практике в истории России эти преобразования обернулись самым масштабным гонением на веру.

Отобрать и поделить?


В вульгаризированном виде философию марксизма можно свести к идее, что для того чтобы победить неравенство, эксплуатацию, угнетение – необходимо избавиться от их фундамента, источника всех зол: собственности.

Традиционные оппоненты социалистов – либералы, видят в собственности не зло, а основу жизни общества, в котором действуют законы, сходные с законом естественного отбора в природе. Главный из них — конкуренция. Кредо либерализма: свободный рынок, минимализация государственного участия в экономике. Социалисты клеймят либералов за «дарвинистский подход», хотя наученные революциями апологеты конкуренции сильно смягчились по сравнению с началом ХХ века и признают необходимость институтов социальной помощи. «Помощь гражданам – это не когда у богатых берут и отдают бедным, а когда для бедных создают социальные лифты, — считает Сергей Афонцев, доктор экономических наук, научный сотрудник Института мировой экономики РАН. — Нужно не деньги раздавать, а обеспечивать доступ к образованию, медицине, создавать стимулы для высокооплачиваемого труда. Обобществление собственности вообще не является способом получения каких-то позитивных результатов. Собственность – это в первую очередь не доход, а обязанности и функции управления. Если же речь идет об обеспечении более равномерного распределения доходов – то надо не обобществлять, а сравнить существующие системы налогообложения и выбрать наилучшую».

Насильственное обобществление — это путь, пройденный Россией в начале XX века и заведший ее в тупик. Однако есть и друга ветка социалистического пути. В свое время идеологическую конкуренцию советскому проекту и революционным социалистам составляли социалисты-ревизионисты. Их наследниками являются почти все современные европейские социал-демократы. В начале века лидер ревизионистов немецкий публицист Эдуард Бернштейн (как и российские меньшевики), предложил отказаться от построения коммунизма как актуальной задачи для всего левого движения, и сосредоточиться на постепенных социальных реформах, нейтрализации негативных последствий капиталистической экономики.

Сегодня социал-демократы действуют, как правило, теми методами, которые одобрили бы и либералы: налоговая система, социальные программы. Как иллюстрацию Сергей Афонцев приводит в пример Луиса Да Сильва, президента Бразилии, социалиста и реформатора. «Я не являюсь его поклонником, — признается Афонцев. — Но это прекрасный пример того, как левые могут добиться очень впечатляющих результатов». За годы правления Дa Сильва сокращен разрыв между богатыми и бедными, с 2003 по 2009 год доля бразильцев, проживающих на доходы ниже ,5 в день снизилась с 26,7 до 15,3 процентов, а в целом уровень благосостояния в стране вырос более чем на 50 процентов».

Железная пята социализма


Советскую модель можно назвать авторитарной наследницей традиционного марксизма. Логика этой модели заключается в том, что интересы общества может представлять некий центр, планирующий всю жизнь общества и распоряжающийся «общественной» собственностью. Теоретически обосновать необходимость центра при общей концепции «отмирания государства» удалось сталинистам. Разработчиком этой доктрины был Николай Бухарин, соединивший концепцию «усиления классовой борьбы по мере продвижения к социализму» с идеей построения социализма «в отдельно взятой стране». Следствием из этих теорий стала необходимость защиты социалистического государства от агрессии буржуазных держав, которая и вылилась в сталинский тоталитаризм.

Это можно было предвидеть и раньше: со времени Прудона среди левых были опасения, что распределяющий центр в будущем сам может привести к господству управленцев, бюрократии и технократии.

После крушения советского проекта сторонников «авторитарного» социализма в мире почти не осталось, за исключением анклавов вроде Северной Кореи и наших пенсионно-реваншистких партий, к концу нулевых постепенно сошедших со сцены.

По словам Александра Шубина, печальный опыт оказался учтен современными социалистами: «Пример СССР дал много критического материала против социально-экономического централизма. Неомарксисты сегодня соглашаются, что общественное регулирование должно быть только демократическим, основанным на самоуправлении».

Сергей Афонцев, напротив, не видит перспектив у «либертарных» (полуанархических) моделей социализма, хотя разговоры о самоуправлении и демократии сближают новых социалистов с привычным для нас портретом «либерала». Эксперт заостряет различие: «Если мы говорим о том, что допускаем экономическую свободу, основанную на правах собственности, получается либерализм, но если мы представим себе такую свободу вкупе с упразднением собственности, то получится нечто принципиально иное. Из двух вариантов социализма: управляемого из центра и построенного на принципах самоорганизации – устойчивым будет лишь первый. Самоорганизация не может работать за пределами узких групп единомышленников. Такие опыты существуют: к примеру, сельские коммуны – кибуцы в Израиле. Но организовать экономику на этом принципе невозможно».

Верующие марксисты и утопия


В конце шестидесятых годов XX века именно левые предложили ключевые понятия для критики общества потребления. (Автором термина «общество потребления» был философ-неомарксист Эрих Фромм). Сегодня в своих проповедях это слово нередко использует Патриарх Кирилл. И хотя отношения Церкви с левыми не сложились, как объясняют сами новые левые, в большинстве своем сегодня они уже не воюют с религией.

Так, известный церковный журналист, главный редактор портала «Религия и СМИ» и апологет «христианского социализма» Александр Щипков уверен, что христианство и идеи социал-демократии строятся на близких моральных принципах: «Главный из них — любовь к ближнему. В социальном измерении этот принцип можно переформулировать так: недопустимо достигать своего благополучия за счет благополучия другого».

Либеральные концепции общества, основанные на принципе тотальной конкуренции, «войны всех против всех» и выживания сильнейшего, этому принципу не удовлетворяют, уверен Александр.

Александр Шубин, не забывая о историческом опыте Церкви, тоже не готов противопоставлять Церковь и левое движение: «Атеизм — не имманентно присущ коммунистической, а тем более социалистической идее. Пьер Леру, который предложил слово «социализм», был верующим человеком. Христианином был и Прудон. Так что социальная идеология и религиозная принадлежность находятся в разных плоскостях. Сегодня есть верующие в Бога социалисты, христиане, к которым себя отношу и я».

С Александром Шубиным согласен и Борис Куприянов — левый публицист, создатель московского магазина интеллектуальной книги «Фаланстер», организованного на социалистических началах. В «Фаланстере» нет директора, а все продавцы, самостоятельно распределяя нагрузки, получают равную зарплату. «В XIX веке левые боролись с Церковью как с институцией, которая являлась частью государственного аппарата. Если мы посмотрим на первых социалистов, мы увидим, что они не были атеистами. В XVIII веке разгорелась битва за «просвещение», но и тогда левое движение не равнялось атеизму. Даже у классиков марксизма мы можем найти не так много действительно мощных антирелигиозных сентенций вроде «опиум для народа», а отношение Маркса к религии — это очень сложный вопрос».

«Социалисты не говорят о Царстве Божием на земле, они говорят о преодолении классового господства, об освобождении от социального угнетения, об улучшении жизни», — подчеркивает Шубин. По его мнению, христианство и социализм пересекаются как оси координат: христианство отмеряет высоту духа, социализм — гармонию общественных отношений, ее ширь. В этой проповеди социализма слышатся старая земная мечта человечества: равноправие, свобода, солидарность, счастье даром для всех и пусть никто не уйдет обиженным. Вопрос о том, какими средствами может осуществиться утопия, остается без ответа.

Дмитрий РЕБРОВ

Версия для печати

Тэги: Церковь  Общество  Политика 







Код для размещения ссылки на данный материал:


Как будет выглядеть ссылка:
Воюют ли современные левые с христианством?

Отцами социализма традиционно считают католического святого Томаса Мора (XVI) и итальянского философа Томмазо Кампанеллу (XVII). Оба были христианами, оба мечтали об обществе, где жизнь устроена на справедливых и разумных началах. Но через несколько столетий пути христианства и социальной утопии разошлись. Дальние последователи Кампанеллы взрывали храмы и расстреливали священников. Современные левые утверждают, что в отличие от большевиков, они не воюют с религией

Журнал Нескучный сад
 
Реклама
Изготовление куполов, крестов Сталь с покрытием нитрид титана под золото, медь, синий. От 2000 руб. за м2 www.t2000.ru
Знаете ли вы Москву? Какая улица в столице самая длинная, где растут самые старые деревья, кто изображен на памятнике сырку «Дружба», откуда взялось название Девичье поле и в какой стране находится село Москва? Ученье — свет Приближается 1 сентября, день, дети снова пойдут в школу. Знаем ли мы, как и чему учились наши предки, какие у них были школы, какие учителя? Крещение Руси День Крещения Руси пока что не объявлен государственным праздником. Однако этот поворотный момент в истории России изменил русскую государственность, культуру, искусство, ментальность и многое другое. Счастливые годы последней императорской семьи Мы больше знаем о мученическом подвиге и последних днях жизни этой семьи, чем о том, что предшествовало этому подвигу. Как и чем жила августейшая семья тогда, когда над ней не тяготела тень ипатьевского дома, когда еще живы были традиции и порядки аристократической императорской России? Русские святые Кто стал прототипом героя «Братьев Карамазовых»? В честь кого из русских святых назвали улицу на острове Корфу? Кто из наших преподобных не кормил медведя? Проверьте, знаете ли вы мир русской святости, ответив на вопросы нашей викторины Апостолы Петр и Павел: рыбак и фарисей Почему их память празднуется в один день, где был раскопан дом Петра, какие слова из послания к Солунянам стали советским лозунгом и кто был Павел по профессии. 400-летие дома Романовых: памятные места Ко дню России предлагаем викторину о царской династии Романовых. Династия Романовых и благотворительность В год 400-летия воцарения в России династии Романовых вспоминаем служение царей и цариц делам милосердия. Пасха Зачем идет крестный ход — знаете? А откуда пошел обычай красить яйца? А когда отменяются земные поклоны? Кто написал канон «Воскресения день»? Великий пост Проверьте себя, хорошо ли вы знаете постное богослужение. Сретение Рождественская викторина
Читайте также:






Новости милосердия.ru
 
       
     
 
  Яндекс цитирования



 
Перепечатка материалов сайта в интернете возможна только при наличии активной гиперссылки на сайт журнала «Нескучный сад».
Перепубликация в печатных изданиях возможна только с письменного разрешения редакции.