На Главную E-mail
       
 
Нескучный сад 5-6 (88)
   
 
Архив по номерам   Редакция   Контактная информация
   

По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II

Нескучный сад - Журнал о православной жизни
+7 (495) 912-91-19
 
 
 
Разделы сайта
 
Дополнительно:
 Фраза полностью
 Любое из слов
 Во всех полях
 Только в заголовках
 
  Жизнь в Церкви 3 (74)'2012

Священник в светском вузе. Что из этого может получиться?


Версия для печати
27.03.12, 07:44

Нынешние студенты живут в постхристианском мире, то есть в мире, который посетил Христос. Их мировоззрение бесконечно далеко от церковной проблематики. И тем не менее христианство, помимо их воли, оставило в них свой глубокий след. Может быть, именно это может стать ключом к взаимопониманию между Церковью и светской молодежью? Своим мнением и опытом делится священник Дмитрий СВЕРДЛОВ.



Робкие попытки сближения


В подмосковном городке, с которым переплелась моя жизнь, есть один вуз, филиал московского. Не то чтобы ахти какой, но все-таки высшее образование. Без отрыва от работы учиться можно, и без отрыва от малой родины — далековато до Москвы.

У нас в Церкви есть сегодня такая понятная тенденция: Церковь должна быть представлена в системе образования. В школьном, и в вузовском. В общем, после очередного районного совещания и предварительных консультаций меня направили в наш институт для проведения переговоров.

Настроение у руководства вуза одновременно осторожное и «дистанцированное», но при этом крайне доброжелательное. С одной стороны, есть значительный интерес к религии как к значимой стороне общественной жизни. К православной церковности имеется выраженный интерес как к обширному позитивному феномену. Настороженность же связана с необходимостью сохранить сугубо светский характер образования. Позиция, на мой взгляд, достойная понимания.

Из того, что немного резало слух — некоторое потребительское отношение к Церкви: вроде того, что «вы должны» — пусть не руководству вуза, а скорее «детям», студентам. Когда обсуждались возможные форматы сотрудничества и конкретные мероприятия, требующие пусть небольшого, но финансирования (например, лекции приглашенных специалистов), априори предполагалось (но прямо не озвучивалось), что Церковь больше заинтересована в сотрудничестве, чем вуз. Поэтому все расходы предполагалось возложить на Церковь.

В переговорах с нашей стороны участвовали двое: я, настоятель микроскопического строящегося сельского храма, и молодой батюшка — четвертый или пятый священник в большом соборе. Бюджет моего прихода совершенно не способен поддерживать никакие сторонние, даже самые важные, программы — если только оплачивать мне бензин и ремонт машины. Мой собрат вообще не располагает средствами, кроме зарплаты, на которую содержит многодетную семью. Я отчасти рад, что наши договоренности о работе с вузом не вышли тогда за рамки самого узкого круга мероприятий — иначе я не знаю, каким бы образом пришлось выкручиваться.

Мы танцевали друг вокруг друга где-то с полгода. В итоге те наши переговоры вообще ни к чему не привели, просто заглохли. Причем у обеих сторон, как потом выяснилось, создалось впечатление о полной незаинтересованности визави. Что ж, так проходит, наверное, этап узнавания друг друга. Мне особенно было обидно за предложенный факультативный курс «Духовное краеведение»: наш подмосковный район невозможно богат на историю и церковную архитектуру. Так что у меня была возможность ввести студентов в православный дискурс без риска совершить насилие над свободой совести, оставшись в рамках исторических знаний и культурологии. Но, увы.

Церковная жатва


Я уже было расписался перед начальством в собственной беспомощности, как из института неожиданно позвонили. И — очень — попросили прочитать курс лекций по религиоведению. Это был приятный подарок.

Переслали программу курса. Она озадачила: за двадцать шесть часов в самое горячее предсессионное время предлагалось познакомить второкурсников с наследием мировых религий. Программа начиналась с понятий «психология», «философия» и «феноменология религии». За последним пришлось самому лезть в словарь. Я согласился и стал готовиться, обложившись последними достижениями российской науки. Зарубежные друзья даже прислали несколько англоязычных текстов, но, слава Богу, на них не хватило времени.

«Слава Богу» — потому что все достижения оказались не нужны. Разочарование постигло меня на же первой минуте, когда я спросил студентов, как они думают, в чем и как им может помочь изучение предмета «религиоведение». Студенты направления «межкультурная коммуникация» встретили вопрос гробовым молчанием. Следующие два лекционных дня я пытался быть ответственным и буквально следовал программе в тщетных попытках объяснить «священное», «профанное», «имманентное», «трансцендентное», «культ», «магизм» и «веру». А потом забросил бесполезное. И к всеобщему, в первую очередь своему, облегчению, свел религиоведение к истории религий, понятной, наглядной и оттого востребованной.

Студенты таковы: уровень религиозных знаний — ноль, уровень культурных знаний — ноль, уровень общеисторических знаний — ноль. Это, конечно, не претензия к моим милым, прекрасным, живым, очень правильным и по-своему еще очень чистым ученикам. Если и претензия, то, наверное, к школе. Но на самом деле это вообще не претензия, а скорее просто факт. С которым что-то надо делать и как-то работать.

И еще несколько любопытных наблюдений. Мои студенты живут в постхристианском мире. В «постхристианском» — в самом лучшем смысле этого слова. В том смысле, что их мир — мир, в котором Христос оставил значительный, заметный след. «Церковь» для них — это Православная Церковь, «религия», «вера» — Православие, «священные тексты» — Библия, «аскетика» ассоциируется с Великим постом, «молитва» — с «Отче наш». Надо заметить, что они очень светские молодые люди, похоже, что озабочены в основном проблемами взаимодействия полов. Их трудно заподозрить в конфессиональной ангажированности, их мировоззрение бесконечно далеко от церковной проблематики. И тем не менее христианство, помимо их воли, оставило в них свой глубокий след.

Они — церковная жатва, побелевшие нивы. Нет, их не удастся — надеюсь! — поймать на дешевый блицкриг триумфалистской ура-пропаганды «мы — самые лучшие», «мы — самые правильные». Им придется и объяснять, и доказывать, и выслушивать неудобные вопросы, и соглашаться с критикой. Придется учитывать их право быть такими, какими они хотят быть: ни лжи, ни насилия в свой адрес они не потерпят — слишком молоды и живы они для этого.

Делатели


Раньше я был категорическим противником преподавания Православия в школе. По одной причине — кадровой: те, кто собираются преподавать, сами нуждаются часто в обучении не меньше тех, кому они призваны преподавать. Причем педагоги нуждаются в обучении не только основам православной культуры, но и основам культуры вообще. Какому же тогда Православию научат детей вчерашние атеисты, агностики и оккультисты?

Но. Чем больше я смотрю в глаза своей небольшой аудитории, тем меньше категоричности во мне остается. В этих повзрослевших детях — огромный потенциал к восприятию того огромного мира, который несет с собой вера. Мира, которого они лишены мелочностью быта провинциального городишки и жвачкой массовой поп-культуры.

Но кто донесет им? Не расплескав знания, которое несет, не растеряв тех, кому он несет это знание? Не навязывая доктрин, не насилуя выбор? Смиряясь перед ограниченностью их молодости и смиряя свою веру до секулярного «религиоведения» — виртуозно, не опошляя саму веру?

Трудность усугубляется другим вопросом: кто это возьмется делать — за двести сорок рублей в час базовой преподавательской ставки?

Можно помечтать о выпускниках православных университетов, которые готовы взять на себя такой подвиг. О персональных стипендиях для студентов и грантах для преподавателей от Церкви — от епархий и Патриархии. Можно помечтать о системе выездных конференций и семинаров от православных учебных заведений, о лекциях лучших наших специалистов.

О многом можно помечтать. Есть что делать. Надо — делать.

священник Дмитрий СВЕРДЛОВ

Версия для печати

Тэги: Церковь  Проповедь  Воспитание  Образование 







Код для размещения ссылки на данный материал:


Как будет выглядеть ссылка:
Священник в светском вузе. Что из этого может получиться?

Нынешние студенты живут в постхристианском мире, то есть в мире, который посетил Христос. Их мировоззрение бесконечно далеко от церковной проблематики. И тем не менее христианство, помимо их воли, оставило в них свой глубокий след. Может быть, именно это может стать ключом к взаимопониманию между Церковью и светской молодежью? Своим мнением и опытом делится священник Дмитрий СВЕРДЛОВ

Журнал Нескучный сад
 
Реклама
Изготовление куполов, крестов Сталь с покрытием нитрид титана под золото, медь, синий. От 2000 руб. за м2 www.t2000.ru
Знаете ли вы Москву? Какая улица в столице самая длинная, где растут самые старые деревья, кто изображен на памятнике сырку «Дружба», откуда взялось название Девичье поле и в какой стране находится село Москва? Ученье — свет Приближается 1 сентября, день, дети снова пойдут в школу. Знаем ли мы, как и чему учились наши предки, какие у них были школы, какие учителя? Крещение Руси День Крещения Руси пока что не объявлен государственным праздником. Однако этот поворотный момент в истории России изменил русскую государственность, культуру, искусство, ментальность и многое другое. Счастливые годы последней императорской семьи Мы больше знаем о мученическом подвиге и последних днях жизни этой семьи, чем о том, что предшествовало этому подвигу. Как и чем жила августейшая семья тогда, когда над ней не тяготела тень ипатьевского дома, когда еще живы были традиции и порядки аристократической императорской России? Русские святые Кто стал прототипом героя «Братьев Карамазовых»? В честь кого из русских святых назвали улицу на острове Корфу? Кто из наших преподобных не кормил медведя? Проверьте, знаете ли вы мир русской святости, ответив на вопросы нашей викторины Апостолы Петр и Павел: рыбак и фарисей Почему их память празднуется в один день, где был раскопан дом Петра, какие слова из послания к Солунянам стали советским лозунгом и кто был Павел по профессии. 400-летие дома Романовых: памятные места Ко дню России предлагаем викторину о царской династии Романовых. Династия Романовых и благотворительность В год 400-летия воцарения в России династии Романовых вспоминаем служение царей и цариц делам милосердия. Пасха Зачем идет крестный ход — знаете? А откуда пошел обычай красить яйца? А когда отменяются земные поклоны? Кто написал канон «Воскресения день»? Великий пост Проверьте себя, хорошо ли вы знаете постное богослужение. Сретение Рождественская викторина
Читайте также:






Новости милосердия.ru
 
       
     
 
  Яндекс цитирования



 
Перепечатка материалов сайта в интернете возможна только при наличии активной гиперссылки на сайт журнала «Нескучный сад».
Перепубликация в печатных изданиях возможна только с письменного разрешения редакции.