На Главную E-mail
       
 
Нескучный сад 5-6 (88)
   
 
Архив по номерам   Редакция   Контактная информация
   

По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II

Нескучный сад - Журнал о православной жизни
+7 (495) 912-91-19
 
 
 
Разделы сайта
 
Дополнительно:
 Фраза полностью
 Любое из слов
 Во всех полях
 Только в заголовках
 
  Культура 2 (73)'2012

Барокко из Туринска


Версия для печати
10.02.12, 10:10

Сегодня мы расскажем об одной из самых ярких региональных архитектурных традиций, сложившейся в уральском городе Туринск и его окрестностях. Как правило, специалисты применяют к региональным школам XVIII века, расположенным за Уральским хребтом, общее название — «сибирское барокко». Однако название это очень условно — слишком уж разнообразна сибирская архитектура тех времен. Но в нашем случае можно определенно сказать: перед нами «туринское барокко».

Туринску не повезло: в советское время здесь были уничтожены все значительные церковные постройки, в том числе и образец нижнесинячихинского храма — Покровская церковь (1769-й — после 1774 года). Теперь ее силуэт можно лишь угадывать на плохих дореволюционных фотографиях

Башня выше


Барокко в России смотрится иноземцем. Дело обстояло так. После своего заграничного путешествия (Великого посольства) русский царь Петр пригласил в Москву европейских зодчих (и не только зодчих, среди приглашенных европейцев были и скульпторы, и инженеры, и художники, и «кого только не было», но сейчас мы больше будем рассуждать об архитектуре). Плод их деятельности москвичи увидели скоро — это в массе своей частное строительство государевых приближенных. Самый яркий пример — церковь Архангела Гавриила в бывшей Гавриловской Патриаршей слободе в Москве, она строилась как приходской храм Александра Даниловича Меншикова рядом с его двором на Мясницкой улице (сейчас на месте двора Меншикова здание Почтамта). Вроде бы частная постройка, пусть даже очень «значительного лица», стала демонстрацией нового стиля и претендовала на роль нового слова в русском искусстве. Высоченный столп храма «иже под колоколы» завершал не менее высокий шпиль с ангелом, держащим крест. С западной стороны к храму были пристроены две огромные волюты, образуя некое преддверие церкви. Декор его не имел ничего общего с декором московских нарышкинских церквей предыдущего времени. Такое наглядное пренебрежение уже сложившимися местными архитектурными традициями и такое явное подражательство европейскому искусству было вызовом московскому патриархальному обществу и всей средневековой Руси. Очень показательно, что по Москве тогда поползли слухи о приближающемся конце света. Причиной тому была высота Меншиковой башни (так с тех пор москвичи стали называть церковь Архангела Гавриила) — она превышала высоту колокольни Ивана Великого в Московском Кремле, выше которой в Московском государстве не строили. Но Меншиков захотел и построил, надо думать с монаршего одобрения — двор Александра Даниловича стоял на царской дороге из Кремля в Немецкую слободу. Слух о конце света дополнялся другим слухом о подмене в Европе государя, что вроде и не Петр теперь сидит на троне в Кремле, а сам нечистый, обернувшийся государем.

Как известно, новая архитектура плохо прижилась в Москве, здесь много нужно было менять, чтобы установить гегемонию нового стиля. Для быстрого внедрения европейского искусства в Московии легче было начать с чистого листа, и здесь у русского царя возникает идея основания нового города, и не просто города, но столицы взамен прежней. Его вдохновляет пример императора Константина Великого, перенесшего столицу государства из Рима в Константинополь, на берег Понтийского (Черного) моря, — так и император Петр строит город святого Петра, своего небесного покровителя, на берегах Невы у Финского залива. Архитектура Петербурга первой половины XVIII века — это барокко: Петропавловский собор, кунсткамера, здание 12 коллегий, летний и зимний дворцы русских императоров, дворцы Меншикова и Строганова, летние резиденции в Петергофе, Царском Селе, Ораниенбауме, Андреевский собор.

Как у соседа, но лучше


А что же российская провинция? Что строят там? Неужели копируют европейский Петербург? И да и нет. Провинция жила своей жизнью, архитектурные эксперименты первого русского императора в масштабах страны кажутся локальным (правда, при этом столичным) явлением. Нельзя сказать, что в провинции не видели, что и как стоилось в Петербурге. Видели, в Петербург насильно собирали всех «мастеров каменных дел» со всего государства, петровская столица 1720-1730-х годов напоминала «стройку всесоюзного масштаба». Более того, существовал государственный запрет на строительство каменных построек везде, кроме Санкт-Петербурга. Со временем с берегов Невы строительные артели (мастера, подрядчики, кирпичники) возвращались домой (в Кострому, Ярославль, Великий Устюг, Вятку) и продолжали работать, возводя храмы и хоромы «по-старому». И дело тут было не в мастерах и подрядчиках, а в заказчиках — купцах, ремесленниках и крестьянах, которые сохраняли традиционные вкусы и архитектурные пристрастия. Вот тут-то и начинается история ярчайшего явления русской культуры — русской провинциальной архитектуры XVIII века. Суть его в том, что каким бы точным архитектурный заказ ни был (как правило, указывали на определенный образец: «Хочу как у соседа!», или так: «Хочу как у соседа, но лучше!») зодчие почти всегда были вольны в частностях. И это соединение, с одной стороны, заказа, ориентированного прежде всего на архитектуру предыдущего XVII века (узорочье или нарышкинский стиль), и, с другой стороны, определенных (европейских) умений и знаний конкретных мастеров и строительных артелей давало периодически удивительный результат. Правда, бывало и наоборот: повидавший много купец делает заказ построить рядом со своим домом в родном городе N церковь, как, например, в Петербурге, а местная строительная артель как может, так и воспроизводит заданный образец. Такие ситуации также часто провоцировали местных зодчих на оригинальные архитектурные решения. Еще одна особенность именно русской провинциальной архитектуры XVIII века — оно исключительно разнообразно. Огромные размеры империи, разобщенность территорий, слабая связь со столицей — все это способствовало формированию в разных регионах независимых строительных кадров и в результате приводило к складыванию целых архитектурных школ (как правило, такие архитектурные школы представлены одной или несколькими строительными артелями) с ярким индивидуальным «почерком». Осталось перечислить регионы, где сложились местные архитектурные традиции: Великий Устюг, Вятка, Тотьма, Суздаль, Торопец, Тобольск, Кострома, Каргополь, Ярославль, Иркутск, Томск, Тамбов. Все они разные, некоторые нарочито архаичны и копируют образцы времени русского узорочья (Ярославль, Каргополь), другие ориентируются на нарышкинскую архитектуру (Великий Устюг, Тотьма, Вятка), третьи — на развитое елизаветинское барокко (Торопец, Тамбов), четвертые — и на то, и на другое, и на третье одновременно.

Барочный торт


Самым ярким из сохранившихся памятников туринского архитектурного направления является церковь Преображения в селе Нижняя Синячиха. Многие слышали про соседний поселок Верхняя Синячиха. Якобы в Верхнюю Синячиху везли большевики великую княгиню Елизавету Федоровну, инокиню Варвару и великих князей Романовых из Алапаевска в ночь с 16 на 17 июля 1918 года, на самом деле везли они их на смерть… Сегодня на месте гибели царских родственников у шахты рядом с речкой Межной — монастырь новомучеников и исповедников Российских.

Церковь Преображения в селе Нижняя Синячиха

Церкви в Нижней Синячихе повезло. В советское время она была закрыта, и ее ждало постепенное забвение и медленное разрушение. Однако случилось чудо: в 1960-е в этих краях появился энтузиаст-реставратор Иван Данилович Самойлов, который, однажды увидев этот храм, дает себе слово возродить его. Уже позже, после того как синячихинский шедевр приведут в порядок, Иван Данилович инициирует создание рядом с храмом Уральского музея деревянного зодчества, существующего и поныне.

Но теперь о самом храме. Построен он рядом с нижнесинячихинским заводом в 1794 году (начало строительства) на средства владельца завода Сергея Савича Яковлева. Несмотря на то что заказчик строительства нового храма управляет заводом из далекого Петербурга, в Синячихе строят местные мастера, без оглядки на столицу. Ведь в столицах и Центральной России уже давно властвует классицизм. А вот Преображенский храм — это настоящий барочный торт, игрушка на фоне скупого уральского пейзажа и заводских строений. Его план вполне традиционен для русской архитектуры, композиция «кораблем» (храм — трапезная — колокольня). Он довольно высок — поднят на подклетный этаж, где размещалась нижняя церковь. Но главное здесь не в плане, а в завершении четверика. Он завершается крутым сводом и небольшим восьмериком, который, в свою очередь, венчают световой барабан и глава. Каждая сторона четверика завершается высоким, вычурных очертаний фронтоном с окошком, на гребне фронтонов поставлено по световому барабану с барочной главой. Но и это еще не все: по углам четверика поставлены дополнительные фронтоны с маленькими круглыми окошками, световыми барабанами и главами. Высокий свод со световым барабаном и главой венчает алтарный выступ. В результате имеем девятиглавие над четвериком и вместе с главой над апсидой десятиглавие. Особую барочную волнообразность храму придают не только фронтоны, но волюты — волнообразные стенки между окнами барабанов. Вместе с бирюзовой окраской и текучими волнообразными линиями фронтонов и валют храм кажется вынырнувшим из водной пучины кораблем. Статичность ему придает классицистическая колокольня, поставленная с западной стороны уже в середине XIX века.

От Туринска до Тюмени


Давайте вернемся к городу Туринску (название происходит от реки Туры). Этому старинному уральскому городу не повезло: в советское время здесь были уничтожены все значительные церковные постройки, в том числе и образец нижнесинячихинского храма — Покровская церковь (1769-й — после 1774 года). Теперь его силуэт можно лишь угадывать на плохих дореволюционных фотографиях.

Как ни странно, Покровская церковь не имеет аналогов собственно в Туринске, зато известно несколько архитектурных повторений в Туринском уезде и Зауралье. Храм в Нижней Синячихе мы уже рассмотрели. Еще один «барочный тортик» мы находим в Тюмени — это кафедральный Знаменский собор.

Тюмень. Знаменская церковь.

Собственно, собором эта церковь стала только в советское время, а до этого она была одной из приходских церквей города. Благодаря своему кафедральному статусу храм не закрывался во время гонений на Русскую Православную Церковь, и молитва в нем не прекращалась с момента основания. Заложена церковь в 1768 году, однако освящена лишь в 1800-м. От старой постройки XVIII века остался только так называемый четверик. Во второй половине XIX века к нему были пристроены трапезная часть, где разместились два придела, и колокольня. Архитектор пристроек попытался вписать новые части храма в уже существующую архитектуру XVIII века, и у него получилось. Бросаются в глаза несколько отличий от синячихинского храма. Тюменский кафедральный собор одноэтажный, фронтоны и главки на углах четверика здесь заменены декоративными тумбами, трехчастные наличники окон местные, тюменские, такие же можно встретить на первых каменных сооружениях Тюмени — постройках Троицкого монастыря. Храм будто кремовый «тортик», белый с голубыми кровлями, в этом смысле он очень напоминает другое «кондитерское изделие» — Преображенский храм в Нижней Синячихе.

В Зауралье находятся еще два храма, образцом для которых послужила Покровская церковь в Туринске и Преображенская в Нижней Синячихе.

Это храмы в селах Белоярское (Флора и Лавра, 1823-1824 годы) и Карачельское (Трех святителей, 1825 год) нынешней Курганской области. Эти постройки похожи друг на друга как две капли воды, построены в одно и то же время — 1820-е годы. Со мной был такой случай: посетив Карачельское с группой путешественников, мы поехали в Белоярское, и участники поездки, увидев местный храм, подумали, что мы приехали обратно в Карачельское. Эти храмы одноэтажные, с традиционной композицией кораблем (с трапезными и колокольнями). Кажется, они еще более вытянуты вверх — такое впечатление достигается благодаря высокому своду четверика и отсутствию глав на углах четверика. Особенно цельно смотрится храм в Карачельском. У обеих церквей сходное состояние — это почти руины. Когда я был в Курганской области в последний раз, храм в Белоярском потихоньку восстанавливался, там появились несколько активных местных жителей, решивших возродить приход и, конечно, храм, один из красивейших в регионе.

Храм Флора и Лавра в селе Белоярское

Церковь Трех святителей

Именно здесь


Мне не раз приходилось слышать от друзей историков, что русская национальная архитектура прекратила свое существование с началом правления Петра Великого. Действительно, первый русский император резко менял страну, эти изменения касались и архитектуры. Новая столица обновленного государства — Петербург отличался от иных русских городов ярко выраженной европейской физиономией. Барочные постройки стали украшать Москву и другие города центра России. Однако провинциальные зодчие восприняли искусство барокко через призму своих архитектурных представлений, они включили отдельные элементы нового «штиля» в уже накопленный арсенал строительных приемов. Собственно русская национальная архитектура развивалась в провинции, куда столичные вкусы доходили через несколько десятилетий после их появления, где зодчие могли относительно свободно (конечно, в зависимости от заказа) перерабатывать допетровский и новый европейский строительный опыт, дополняя одно другим. Эта творческая атмосфера в храмостроении русской провинции исчезает с развитием профессионального архитектурного образования, отказа от строительства «по образцу» и постепенным переходом на проектную архитектуру. Хотя, как доказывают многочисленные примеры, еще в 1820-е годы во многих удаленных регионах продолжают строить по старинке, ориентируясь на образцы столетней или пятидесятилетней давности. Можно сделать осторожное предположение: барочный опыт петровского времени удался именно в провинции, где получилось развивать допетровские архитектурные традиции, дополняя их столичными новшествами.

Текст и фото: Александр РАКИТИН

Версия для печати

Тэги: Культура  Архитектура  Церковное искусство 







Код для размещения ссылки на данный материал:


Как будет выглядеть ссылка:
Барокко из Туринска

Сегодня мы расскажем об одной из самых ярких региональных архитектурных традиций, сложившейся в уральском городе Туринск и его окрестностях. Как правило, специалисты применяют к региональным школам XVIII века, расположенным за Уральским хребтом, общее название — «сибирское барокко». Однако название это очень условно — слишком уж разнообразна сибирская архитектура тех времен. Но в нашем случае можно определенно сказать: перед нами «туринское барокко»

Журнал Нескучный сад
 
Реклама
Изготовление куполов, крестов Сталь с покрытием нитрид титана под золото, медь, синий. От 2000 руб. за м2 www.t2000.ru
Знаете ли вы Москву? Какая улица в столице самая длинная, где растут самые старые деревья, кто изображен на памятнике сырку «Дружба», откуда взялось название Девичье поле и в какой стране находится село Москва? Ученье — свет Приближается 1 сентября, день, дети снова пойдут в школу. Знаем ли мы, как и чему учились наши предки, какие у них были школы, какие учителя? Крещение Руси День Крещения Руси пока что не объявлен государственным праздником. Однако этот поворотный момент в истории России изменил русскую государственность, культуру, искусство, ментальность и многое другое. Счастливые годы последней императорской семьи Мы больше знаем о мученическом подвиге и последних днях жизни этой семьи, чем о том, что предшествовало этому подвигу. Как и чем жила августейшая семья тогда, когда над ней не тяготела тень ипатьевского дома, когда еще живы были традиции и порядки аристократической императорской России? Русские святые Кто стал прототипом героя «Братьев Карамазовых»? В честь кого из русских святых назвали улицу на острове Корфу? Кто из наших преподобных не кормил медведя? Проверьте, знаете ли вы мир русской святости, ответив на вопросы нашей викторины Апостолы Петр и Павел: рыбак и фарисей Почему их память празднуется в один день, где был раскопан дом Петра, какие слова из послания к Солунянам стали советским лозунгом и кто был Павел по профессии. 400-летие дома Романовых: памятные места Ко дню России предлагаем викторину о царской династии Романовых. Династия Романовых и благотворительность В год 400-летия воцарения в России династии Романовых вспоминаем служение царей и цариц делам милосердия. Пасха Зачем идет крестный ход — знаете? А откуда пошел обычай красить яйца? А когда отменяются земные поклоны? Кто написал канон «Воскресения день»? Великий пост Проверьте себя, хорошо ли вы знаете постное богослужение. Сретение Рождественская викторина
Читайте также:






Новости милосердия.ru
 
       
     
 
  Яндекс цитирования



 
Перепечатка материалов сайта в интернете возможна только при наличии активной гиперссылки на сайт журнала «Нескучный сад».
Перепубликация в печатных изданиях возможна только с письменного разрешения редакции.