Нескучный сад - Журнал о православной жизни

За «любовь» на майке

№0'0000 Жизнь в Церкви  14.09.12 12:53 Версия для печати. Вернуться к сайту

Православный священник пообещал не допустить до причастия, если увидит майку с определением любви апостола Павла. Где граница между миссией и кощунством – недоумевает предприниматель, который не только делает эти майки, но и сам в них ходит
В недавнем ролике со срыванием маек в московском кафе, на одном из активистов можно было заметить майку с определением любви, которое дал ап. Павел: «Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует» и так далее по тексту (1 Кор. 13:4-8). Выступая в СМИ, один известный московский священник и телеведущий раскритиковал действия активистов, а между делом прошелся и по майке, назвав недопустимой печать евангельской цитаты на «грязной, пропахшей потом майке». «Когда священный текст, слова Нового Завета, мои любимые слова какой-то ревнитель печатает на своей потной майке — это оскорбительно», — завил батюшка. Директор компании по производству православных сувениров Святослав Можей, у которого майка про любовь одна из самых любимых, и в которой он сам с удовольствием ходит, решил поделиться с нами своим видением проблемы.

Кощунство перевернутой кружки

Я слышал разные отклики на наши футболки, но чтобы не допустить человека в футболке до причастия? Я вот от другого батюшки слышал, что не допустить человека до Причастия — значит не допустить до Святых Даров, которые дороже всего нашего мира. Это из-за футболки? Я человек духовно неопытный, но мне кажется, в Православии есть конкретный «перегиб» с тем, что считать кощунством.

Мы как –то приехали в храм, показывать нашу продукцию. Садимся с матушкой за стол, я показываю матушке кружку с храмом. Она: «Ах, это же КРУЖКА! С ХРАМОМ!» Я думаю: «Что случилось?» «А если возьмешь кружку, помыл и перевернул – что же, храм вниз головой?! Святые угодники, вниз крестами, ужас! Нет, не надо мне вашей кружки», — заявила матушка.

Я в шоке был от увиденного. Где здесь грань между кощунством и миссией? Понятно, что в церкви нет соборных решений по поводу сувенирной продукции. Но эта боязнь сделать что-то не так, или не так надеть, не туда положить? А другие священники мне говорят: «Слушай, это же какая проповедь! Это ж мы пастве подарим сейчас на Рождество, они в семьи принесут, а к ним гости приходят – это ж какая реклама! Значит так, Марья Ивановна, записывайте. Заказать магниты, кружки заказать, спросить – чего у них еще хорошего есть. И кружки чтобы с нашим храмом были». Так что здесь есть разные мнения, иногда такого наслушаешься… Пока что единого я не услышал, и буду придерживаться своей точки зрения.

Кстати дискуссия была и по поводу святых на кружках и майках. Я ездил к старцу и спрашивал – исторических деятелей, которые были святыми, печатать можно? Ответ — можно. Вот для меня грань и определилась – икону нельзя, а исторических деятелей можно. С этим я согласен. А если 9 из 10 священников тебе говорят – начинаешь и сам задумываться. Один священник так объяснил – вот пьешь ты кофе, и по лику капля течет, или кружку плохо помыл – не хорошо. Я с этим согласен. Я, правда, в этом не настолько хорошо разбираюсь, чтобы духовно объяснить. Но где-то подсознательно чувствую, что это плохо. А высказывания из Евангелия? Евангелие священно. Получается, высказывания тоже священны, к ним нужно благоговейно относиться – отпадают футболки, магниты и кружки. Тоже не должен «кофе течь». Но этого я уже не понимаю. Потому что можно тогда фразу на священные слова разделить. А слова на буквы. Отказаться от букв?

«Сотрудники не знали что такое любовь, покуда шеф им магниты не показал»

У меня могут попадаться футболки, которые вставлены на продажу из финансовых соображений – их хорошо берут. А есть футболки, которые я выпускаю, будучи уверенным, что их брать не будут. Например, с именами новомучеников. Это футболка политическая, это мое слово.


Я не владею ни газетой, ни радиостанцией. И для меня это — печатное СМИ. Для меня футболка – это способ сказать свое слово людям. Первую футболку из тиража я сразу же взял себе и ношу. А «любовь долготерпит» — это одна из моих самых любимых футболок. Самая любимая – «Россия, проснись». Вот батюшка говорит, до причастия не допустит. То есть для него это страшенный грех, страшное кощунство – человек надел на себя футболку. Но как, если люди книг не читают, донести до них — что такое любовь? Я по своим сотрудникам знаю, которым книги бесплатно раздаю. «Несвятые святые» подарил всем. Каждый второй не прочитал, хотя об этой книге даже по телевизору трубят, что это литературный феномен. А как батюшка заставит Евангелие прочитать, если даже художественную литературу люди не читают? Православные каналы не смотрят, православного радио в ФМ диапазоне нет. Слово любовь ассоциируется только с постелью. У меня сотрудники не знали что такое любовь, покуда шеф им магниты не показал с футболками и не зачитал определение. А люди встречаются, женятся, говорят друг другу «я люблю». А что они вкладывают в это понятие? А человек, который этого не знает — в шоке будет. Любовь, оказывается, долготерпит, любовь милосердствует. И в конце – «никогда не перестает». А многие сейчас сошлись, через три года разбежались. «Он меня любил». Прочитай определение – «не перестает». Сейчас мир катится к тому, что книги вообще не будут читать, ни электронные, ни какие. Никому это не нужно. И телевизор перестанут смотреть, будут передачи по запросу. Хочу тупо ржать, буду целый день смотреть и ржать. Никто не узнает определение любви по апостолу Павлу, если не придет в гости и, потянувшись, может быть за бутылкой пива в холодильник, не увидит этот магнит или не увидит футболку в троллейбусе. Так где большее кощунство – носить евангельские истины на груди, или молчать о них? Я тоже человек с испорченной головой, мы все такие. Я могу и по гордыне что-то сказать. И если прозвучит голос Церкви майки убрать, я уберу.

Я вообще часто говорю: «Я считаю вот так вот». А через полгода извиняюсь и говорю, что я так больше не считаю. И, может быть, за многие слова, которые я сказал, я буду потом прощения просить. У меня постоянно такое происходит – путь воцерковления длинный, длиной во всю жизнь.