Нескучный сад - Журнал о православной жизни

Воскресения без смерти не бывает

№0'0000 Жизнь в Церкви  17.05.13 19:03 Версия для печати. Вернуться к сайту

В Неделю жен-мироносиц поется стихира Страстной седмицы о снятии с Древа Христа и плаче о нем: «Тебе, одеющагося светом яко ризою». Это неслучайно: в Неделю жен-мироносиц, празднуя воскресение Христа, мы не должны забывать, что воскресения не может быть без смерти
Комментирует священник Федор ЛЮДОГОВСКИЙ.


Церковнославянский перевод
Тебе, одеющагося светом яко ризою,
снем Иосиф с Древа с Никодимом,
и видев мертва нага непогребенна,
благосердный плач восприим,
рыдая глаголаше:
увы мне, сладчайший Иисусе!
Егоже вмале солнце на Кресте висима узревше,
мраком облагашеся,
и земля страхом колебашеся,
и раздирашеся церковная завеса:
но се ныне вижду Тя,
мене ради волею подъемша смерть.
Како погребу Тя Боже мой;
или како плащаницею обвию;
коима ли рукама прикоснуся нетленному Твоему телу;
или кия песни воспою Твоему исходу, Щедре;
величаю страсти Твоя,
песнословлю и погребение Твое, со Воскресением, зовый:
Господи, слава Тебе.

Греческий оригинал
Σὲ τὸν ἀναβαλλόμενον τὸ φῶς, ὥσπερ ἱμάτιον,
καθελὼν Ἰωσὴφ ἀπὸ τοῦ ξύλου σὺν Νικοδήμῳ,
καὶ θεωρήσας νεκρόν, γυμνόν, ἄταφον,
ὐσυμπάθητον θρῆνον ἀναλαβών,
ὀδυρόμενος ἔλεγεν·
Οἴμοι! γλυκύτατε Ἰησοῦ,
ὃν πρὸ μικροῦ ὁ Ἥλιος ἐν σταυρῷ κρεμάμενον θεασάμενος,
ζόφον περιεβάλετο,
καὶ ἡ γῆ τῷ φόβῳ ἐκυμαίνετο,
καὶ διερρήγνυτο ναοῦ τὸ καταπέτασμα·
ἀλλ' ἰδοὺ νῦν βλέπω σε,
δι' ἐμὲ ἑκουσίως ὑπελθόντα θάνατον.
Πῶς σε κηδεύσω Θεέ μου;
ἢ πῶς σινδόσιν εἱλήσω;
οίαις χερσὶ δὲ προσψαύσω τὸ σὸν ἀκήρατον σῶμα;
ἢ ποῖα ᾄσματα μέλψω τῇ σῇ ἐξόδῳ οἰκτίρμον;
Μεγαλύνω τὰ Πάθη σου,
ὑμνολογῶ καὶ τὴν ταφήν σου,
σὺν τῇ Ἀναστάσει κραυγάζων·
Κύριε, δόξα σοι.

Русский перевод иером. Амвросия (Тимрота):
Тебя, одевающегося светом, как одеждою,
Иосиф, сняв с Древа с Никодимом,
и видя мертвым, нагим, не погребенным,
начав в глубоком сострадании погребальный плач,
с рыданиями возглашал:
«Увы мне, Сладчайший Иисусе!
Тот, Кого недавно узрев висящим на Кресте,
солнце мраком облекалось,
и земля от страха колебалась,
и разрывалась завеса храма.
Но вот, я ныне вижу Тебя
ради меня добровольно принявшим смерть.
Как я буду погребать Тебя, Боже мой,
или как полотном обовью?
И какими руками прикоснусь к нетленному Твоему телу?
Или какие песни буду петь ради Твоей кончины, Милосердный?
Прославляю страдания Твои,
воспеваю и Твое погребение с воскресением, восклицая:
Господи, слава Тебе!»

На восьмой день Пасхи, следуя евангельской хронологии, мы празднуем Уверение Фомы – это день также называется Фоминой неделей (т. е. Фоминым воскресеньем), Новой неделей, Антипасхой, Красной горкой. Уверение Фомы по своем литургическому статусу приближается к двунадесятому празднику: на воскресной всенощной, в конце вечерни, тропарь «Запечатану гробу…» поется трижды (это характерно для двунадесятых праздников), при этом практически не звучат пасхальные песнопения – на целую седмицу (столько длится праздник Антипасхи) они оказываются вытеснены песнопениями Фоминой недели.

Заканчивается праздник Уверения Фомы – и в следующее воскресенье мы возвращаемся к событиям двухнедельной давности: к погребению Спасителя и к Его воскресению. В это воскресенье (и во всю последующую неделю) мы празднуем память жен-мироносиц, а также праведных Иосифа и Никодима (об этих двух «тайных учениках» см.: Ин 3:1–21; Мф 27:57–61; Мк 15:42–47; Лк 23:50–56; Ин 19:38–42). Вновь поется канон Пасхи, звучат пасхальные стихиры – разумеется, наряду с каноном мироносиц (который, впрочем, обращен почти исключительно ко Христу) и соответствующими стихирами. Однако, сообразно с хронологией и смыслом событий, которые вспоминаются в эти дни, в богослужении присутствуют также и песнопения Великой пятницы и Великой субботы – но в несколько измененном виде.

Прежде всего здесь нужно упомянуть два тропаря, которые поются в конце вечерни Великой Пятницы (на этой службе традиционно совершается вынос плащаницы). Первый из них звучит также и на каждой литургии, после Великого входа, когда священник ставит Святые Дары на престол, покрывая их воздухом: «Благообразный Иосиф, с древа снем пречистое тело Твое, плащаниецею чистою обвив, и вонями во гробе нове покрыв положи». Второй тропарь: «Мироносицам женам при гробе представ ангел вопиявше: мира мертвым суть прилична, Христос же истления явися чужд».

В Неделю жен-мироносиц мы вновь слышим эти тропари, но они приобретают концовку, в которой говорится о Воскресении. К тропарю «Благообразный Иосиф…» добавляется: «…но тридневен воскресл еси, Господи, подаяй мирови велию милость». Второй тропарь, «Мироносицам женам…», заканчивается такими словами: «… но возопийте: воскресе Господь, подаяй мирови велию милость».

В этом же ряду находится и то песнопение, которое размещено в начале нашего текста. В отличие от двух тропарей, приведенных выше, стихира «Тебе одеющагося светом яко ризою…» в пасхальные дни поется без изменений – т. е. точно так же, как она исполнялась в Великий пяток. И это позволяет нам взглянуть на события смерти, погребения и воскресения Спасителя как бы с двух различных точек. В Великую пятницу нам явлена смерть Богочеловека – но она уже озарена светом грядущего воскресения. В Неделю же жен-мироносиц мы, как и предшествующие две седмицы, празднуем воскресение Христа – но в то же время не должны забывать, что воскресения не может быть без смерти.