Нескучный сад - Журнал о православной жизни

Свято-Сергиевский богословский институт в Париже: стратегия выживания

№0'0000 Жизнь в Церкви  09.07.13 11:47 Версия для печати. Вернуться к сайту

Свято-Сергиевский православный богословский институт в Париже сейчас испытывает финансовые трудности и просит о помощи. А как искали средства на его создание? Как институт выживал в разные годы?

Все началось в 1925 году. На конференции Русского Студенческого Христианского Движения выступил митрополит Евлогий и предложил «открыть высшую богословскую школу, которая должна была отвечать двум заданиям: 1) продолжать традиции наших академий — нашей богословской науки и мысли; 2) подготовлять кадры богословски образованных людей и пастырей». Эта идея была одобрена многими знаменитыми людьми, часть из которых была выслана из России на «философском пароходе».

В своих воспоминаниях митрополит Евлогий пишет о том, что богословский институт в Париже должен был сохранить традиции русских духовных школ и подготовить образованных священников для будущей свободной России. В 20-е годы прошлого столетия никто не ожидал, что большевики удержат власть надолго, а потому рассматривали собственную эмиграцию как временное явление и надеялись переждать и пережить годы гонений.

На создание института нужны были деньги. «Председатель Всемирного Комитета Христианского Союза молодых людей д-р Мотт живо отозвался на наш проект и дал нам на организацию нового учреждения крупную субсидию. Мы решили обратиться к церковной общественности Англии и Америки с просьбой тоже оказать нам братскую поддержку».

С самого начала Свято-Сергиевский православный богословский институт в Париже стал существовать на пожертвования, и это предопределило его финансовую нестабильность: «Экономическая сторона существования Богословского Института неопределенна, зыбка, всецело зависит от благотворительности. Нас поддерживали англичане, американцы и русская эмиграция давала, что могла; до 1930 года Институт существовал сносно: иностранцы нам помогали щедро. С 1931 года начались перебои. Эмиграция обеднела, Америка уже не жертвует и половины прежней суммы; только англичане свою дотацию еще не уменьшили. Жалованье профессоров пришлось сократить до минимума. Случается, что и этих малых окладов мы вовремя выплатить не можем. Нет денег на самые необходимые расходы: на ремонт, на покупку книг, на шкафы для пожертвованной библиотеки… В последние годы студенты сами пришли Институту на помощь. Институтский хор под управлением И. К. Денисова объезжал Англию, Голландию и Швейцарию, всюду давая концерты. Прекрасное исполнение древних песнопений, старинные распевы привлекали много слушателей, и студенты наработали за эти годы в пользу Института 50 000 франков». Этот фрагмент из воспоминаний митрополита Евлогия показывает, что институт был основан на чистом энтузиазме, а его студенты и преподаватели были настоящими подвижниками.

Даже в этих условиях институту удалось собрать очень сильный преподавательский состав. В 1928 году в журнале «Православная мысль» появился отчет, из которого можно было узнать состав преподавателей и их курсы: «В соответствии с принятым учебным планом Богословского института в отчетном году читались лекции по следующим предметам богословского курса: Священное Писание Ветхого Завета – профессор, протоиерей С.Н. Булгаков. Священное Писание Нового Завета – профессор С.С. Безобразов. Догматическое богословие – профессор, протоиерей С.Н. Булгаков. Патрология – профессор Г.В. Флоровский. История Церкви, общая и русская, – профессор А.В. Карташов. История Западной Церкви – профессор Г.П. Федотов».

Каждое из этих имен можно считать цветом русской науки. Антон Карташов был последним Обер-прокурором Святейшего Синода и открывал Поместный собор 1917-1918 годов. Его книги по Вселенским соборам и Истории Русской Церкви остаются актуальными до сих пор. Георгий Федотов – автор монографии «Святые древней Руси», которая до сих пор остается самым известным трудом по русской агиографии.

Институт создавался в экстремальных условиях – не было книг, доступа к архивам, преподаватели читали свои лекции по памяти, что требовало огромной эрудиции.
Скудость финансирования была связана еще и со сложными отношениями между иерархами, оказавшимися за границей. В начале 20-х годов прошлого столетия была создана РПЦЗ с митрополитом Антонием (Храповицким) в качестве первоиерарха. Митрополит Евлогий не смог найти с ними общего языка, поскольку до начала 30-х годов подчинялся митрополиту Сергию (Страгородскому) и лишь в 1931 году на время ушел со своими приходами в Константинопольский патриархат.

Это привело к тому, что число пожертвований сократилось, и институт не раз был на грани закрытия, однако ему удалось выжить за счет пожертвований. Немалую роль в сохранении института принадлежала его знаменитым ученикам: протопресвитеру Алексию Князеву? протоиереям Александру Шмеману и Иоанну Мейендорфу

Недостаток финансов приводил к тому, что преподаватели были вынуждены совмещать лекции в институте с какой-то еще основной работой. По свидетельству нынешнего декана института, протоиерея Николая Озолина, эта ситуация сохранялась до сих пор. В 2009 году в интервью он отмечал: «Сейчас (2009 год-НС) мы переживаем непростой, переходный, момент, есть достаточно много людей, которые считают, что хватит уже с этой «эмигрантщиной», пора переходить на нормальное существование, чтобы у профессоров было достойное жалование и т.п. Но этого никогда не было! Те из нас, кто здесь преподавал, и я в том числе, всегда имели какую-то другую «работу», чтобы кормить семью».

Остается надеяться, что институт сможет преодолеть и нынешний финансовый кризис.