Нескучный сад - Журнал о православной жизни

Страх сказать «да»

№0'0000 Жизнь в Церкви  27.11.12 08:50 Версия для печати. Вернуться к сайту

Неготовность дать четкое обещание, посвятить себя чему-то или кому-то на значимый срок типично для современного человека. Так, например, многие пары сегодня не расписываются по этой причине. Однако страх сказать «да» касается не только брака, но и работы, даже увлечений. Кто в этом виноват и что с этим можно сделать?

«Да» и «нет» не говорите…
Я участвую в жизни двух групп, куда приходят как сложные люди, так и относительно менее сложные добровольцы. И вот последние, которые тут порой очень нужны, делятся на две категории: одни обязательно приходят на встречи, другие – нет. Скажем, одна девушка на вопрос, придет ли она в следующий раз, годами отвечает одно и то же: «Постараюсь, если смогу». При этом она, когда приходит, может щедро тратить свои силы и самоотверженно служить другим. Я не могу сказать, что она в каком-либо смысле «хуже» верных участников. Однако для жизни группы критически важны те, кто придет в следующий раз наверняка.

Брат одной монашеской общины, при которой в качестве помощников живут молодые люди, с удивлением говорил мне: «Сегодня все чаще наблюдается такая вещь. Ты спрашиваешь молодого человека, останется ли он еще на месяц или хотя бы на неделю, а тот отвечает: «Как же я могу знать? Я не знаю, каким стану завтра». Предыдущие поколения такими не были. Что-то изменилось».

В этих разных и довольно обычных ситуациях есть одна общая черта: неготовность дать обещание, сказать «да», посвятить себя чему-то или кому-то на значимый срок.

Новая разновидность фобий

В 1987 году американские авторы одной популярной книжки о любви создали термин «коммитментфобия». Сначала он использовался исключительно как характеристика мужчин, которые всегда не готовы вступить в брак, но затем его стали понимать шире: распространив за пределы как мужского пола, так и брака. И многие считают, что эта фобия особенно свойственна нашему времени. Использованное тут английское слово commitment трудно перевести, по смыслу оно недалеко от верности или преданности чему-то, это осознанная и заявленная готовность себя чему-то посвятить.

Когда человек решает себя чему-то посвятить и заявляет об этом вслух, он показывает, что у него серьезные намерения, и это решение порождает устойчивое поведение на какое-то сравнительно долгое время. Это надежность, которая сочетает в себе желание и волевое решение, включающее в себя определенный план действий.

В принципе, такое решение требуется для многого: хочу ли я освоить новый язык, научиться хорошо танцевать – или учиться молиться, – нужно посвятить этому делу много времени и усилий, независимо от ежеминутных настроений и результатов. Без этого нет ни обучения, ни работы, ни любви, ни верной дружбы, ни жизни в Церкви. Тем не менее, сказать «да» бывает страшно – особенно в отношениях. Почему это так?

Почему нам страшно сказать «да»?

Психологи знают, что некоторые люди, особенно потерявшие в детстве родителя из-за развода или смерти, как будто принимают неосознанное решение: «Лучше ни к кому не привязываться, потому что я не переживу боль потери, если меня бросят». Без опыта хорошей привязанности в детстве человеку трудно строить устойчивые отношения, когда он вырастет. Потому многие люди просто совершенно искренне не понимают: зачем быть вместе, если нам вместе стало плохо? Они не находят в такой верности ни вкуса, ни смысла. Честнее совсем не говорить «да». А их дети, в свою очередь, тоже рискуют никогда не понять чего-то важного.

Но дело не только в особом опыте детства, похоже, это обычный страх для всех людей. Таково нормальное состояние любого подростка: он находится в процессе освобождения от родительской семьи и экспериментирует с другими людьми и занятиями. Он действительно не готов сказать «да», пустить корни, – но это просто переходный период к взрослению.

И наконец, мы все смертельно боимся потерять свободу и связать себя обязательствами, которые могут стать в будущем обременительными или невыполнимыми. И, может быть, это стоит не так далеко от здорового страха смерти?

Западные исследователи (к сожалению, я не встречал исследований по РФ) отмечают, что взрослых людей между 20-35 годами, которые не готовы сказать «да», становится все больше. По сравнению с предыдущим поколением, сегодня реже встречаются люди в районе 25 лет, которые бы посвятили себя спутнику жизни или карьере. Соответственно, вырос средний возраст вступления в брак. И это уже понимают деловые люди, так что бизнес реагирует соответственно: скажем, молодым все чаще предлагают временные работы или, например, абонементы в фитнесс-клуб все больше продаются не на год, а на месяц. Иными словами, сегодня подростковый период затянулся и продолжается до тридцати с лишним лет. Так что страх сказать «да» порожден не только психологией, но и культурой.

Вероятно, эта тенденция отражает однобокий индивидуализм культуры. По словам одного исследователя, у нынешнего поколения молодых взрослых даже нет языка, чтобы говорить о верности чему-то или кому-то еще, кроме верности самим себе, как будто для них не существует другого источника смысла и полноты жизни. В таком случае верность, обещания, долг, обеты – это просто нелепые слова из лексикона отставших от жизни или ограниченных людей.

Парадокс свободы

Жан Ванье, основатель общин «Ковчег» (сам он начал жить с двумя умственно отсталыми людьми почти пятьдесят лет назад и теперь, когда ему за 80, остается на том же месте), писал: «Некоторые люди боятся сказать «да», потому что им кажется, что если они пустят корни в какой-то почве, это урежет их свободу, так что им уже трудно будет оказаться в ином месте. И действительно, если ты вступаешь в брак с одной женщиной, ты оставляешь миллионы других – и это урезает свободу! Но свобода не растет в абстрактной среде, она растет на определенной почве с определенными людьми. Внутренний рост возможен только тогда, когда мы посвящаем себя другим».

Свобода – важная вещь, в этом нет сомнений. Только без верности другому ей чего-то не хватает. Или, когда это верность исключительно самому себе, она оказывается бесплодной. Если я не готов сказать кому-то «да», я рискую не узнать этого человека, рискую так и остаться посторонним, не прикоснувшись к еще какому-то важному измерению.

В этом году были опубликованы данные одного исследования, в ходе которого на протяжении 11 лет изучались 172 пары. Оно показало, что чем глубже у супругов желание посвятить себя другому (commitment), тем менее вероятны у них разводы и меньше проблем в браке. Под «глубиной» там понималась готовность строить отношения, а не просто быть верным другому, «потому что нам хорошо вместе». Это не удивительно. Готовность вкладывать себя в отношения, что бы ни происходило, создает безопасное пространство, почву, где можно хорошо ссориться, выражать гнев и решать конфликты, то есть учиться таким вещам, без которых пара не выживает. Таким образом, «обеты» и выражают любовь, и позволяют любовь строить.

Если же человек говорит «я не оставлю тебя до того момента, пока мне это не надоест», он сохраняет свободу, но, парадоксальным образом, оказывается не слишком свободным в этих отношениях. Страх сказать «да» оставляет его пассивным наблюдателем, мимо которого течет жизнь.

И это касается не только брака (где, разумеется, вопрос «да» стоит особенно остро), то же можно сказать о верности делу жизни, группе, общине, приходу, призванию и многим другим самым важным вещам.

Откуда брать смелость?

Что мы можем сделать, когда размышляем, не пришла ли пора сказать «да» чему-то или кому-то?

Во-первых, стоит признать и понять свой страх, который этому мешает, и поговорить об этом. Чего я теряю и с чем не хочу расстаться?

Во-вторых, посвятить себя чему-то невозможно, если ты ясно не понимаешь, чего хочешь. Без такой ясности невозможно сказать весомое «да». Стоит подумать о своих стремлениях или спросить себя, каким бы я хотел себя видеть, скажем, через пять лет.

Часто люди не понимают, что и любовь, и вдохновение, и призвание требуют осознанного решения, чтобы воплотиться в реальность. Многим кажется, что тут достаточно вести себя «естественно» — но тогда мы остаемся в зоне комфорта и не исследуем неведомые территории.

Верность делу или человеку предполагает план действий. Иногда, когда сказать «да» на всю жизнь трудно, можно разбить большой план на мелкие шаги и обещать что-то делать на определенный срок – скажем, на год – это куда реальнее. (Разумеется, к решению о вступлении в брак это не относится, но ко многим делам вполне применимо.)
И уж, разумеется, не стоит винить ни себя, ни других в эгоизме, если мы не готовы сказать «да». Мы все можем расти дальше, преодолевая инфантилизм, двигаясь от подростковой «свободы» к взрослой укорененности. Для этого необходимо увидеть красоту верности, которую трудно объяснить, как мы не в силах доказать, что данная картина или музыка действительно прекрасны, если собеседник этого не видит. К счастью, вокруг нас есть примеры людей, которые показывают, что верность действительно прекрасна и приносит плоды, как дерево в доброй почве. А за этим стоит все тот же знакомый христианам парадокс: для полноты жизни следует отказаться от себя ради Другого.