Нескучный сад - Журнал о православной жизни

Песнопения Недели о мытаре и фарисее: разбудить совесть рыданием

№0'0000 Жизнь в Церкви  22.02.13 12:15 Версия для печати. Вернуться к сайту

В эту субботу за всенощным бдением начинает читаться и петься Постная Триодь. Ее песнопения очень красивы, возвышенны, но и сложны для понимания. Что такое кондак и икос, чем они примечательны в Неделю о мытаре и фарисее и что значит «воздыхания принесем мытарские» и «рыданьми побием совесть», рассказывает священник Феодор ЛЮДОГОВСКИЙ.


Кондак и икос в Неделю мытаря и фарисея:

Кондак:
Воздыхания принесем мытарская Господеви,
и к Нему приступим грешнии яко Владыце:
хощет бо спасения всех человеков,
оставление подает всем кающимся.
Нас бо ради воплотися,
Бог сый Отцу собезначальный.

Икос:
Сами себе братие вси смирим воздыханьми,
рыданьми побием совесть:
да в суде тогда вечном тамо явимся вернии,
неповинни, получивше оставление.
Тамо бо есть воистинну ослабление,
еже видети нам ныне умолим:
тамо болезнь отбеже, печаль и из глубины воздыхания,
во Едеме дивнем, егоже Христос Зиждитель,
Бог сый Отцу собезначальный.

Греческий оригинал:
Στεναγμοὺς προσοίσωμεν,
τελωνικοὺς τῷ Κυρίῳ,
καὶ αὐτῷ προσπέσωμεν,
ἁμαρτωλοὶ ὡς Δεσπότῃ·
θέλει γὰρ τὴν σωτηρίαν πάντων ἀνθρώπων,
ἄφεσιν παρέχει πᾶσι μετανοοῦσι·
δι' ἡμᾶς γὰρ ἐσαρκώθη
Θεὸς ὑπάρχων Πατρὶ συνάναρχος.

Ἑαυτοὺς ἀδελφοὶ ἅπαντες ταπεινώσωμεν,
στεναγμοῖς καὶ ὀδυρμοῖς τύψωμεν τὴν συνείδησιν,
ἵνα ἐν τῇ κρίσει τότε τῇ αἰωνίᾳ,
ἐκεῖ ὀφθῶμεν πιστοὶ ἀνεύθυνοι,
τυχόντες ἀφέσεως·
ἐκεῖ γάρ ἐστιν ὄντως ἡ ἄνεσις,
ἣν ἰδεῖν ἡμᾶς νῦν ἱκετεύσωμεν,
ἐκεῖ ὀδύνη ἀπέδρα, λύπη καὶ οἱ ἐκ βάθους στεναγμοί,
ἐν τῇ Ἐδὲμ τῇ θαυμαστῇ,
ἧς ὁ Χριστός δημιουργός,
Θεὸς ὑπάρχων Πατρὶ συνάναρχος.

Перевод на русский иеромонаха. Амвросия (Тимрота)

Кондак:

Подобно мытарю стенания принесем Господу,
и припадем к Нему, грешные, как к Владыке:
ибо желает Он спасения всех людей,
прощение подает всем кающимся;
ведь ради нас Он воплотился,
Бог, Отцу собезначальный.

Икос:
Сами себя, братия, все смирим,
стенаниями и сетованиями поразим совесть,
чтобы тогда, на суде вечном,
явиться верными, неповинными, прощение получив.
Ибо там поистине отрада,
и чтобы нам ее узреть, ныне принесем мольбы;
там мука отошла, скорбь и из глубины стенания,
в Эдеме дивном, Творец которого Христос,
Бог, Отцу собезначальный.

С недели (т. е. воскресенья) о мытаре и фарисее начинается Постная Триодь: Не помолимся фарисейски, братие, – читаем мы на первой странице этой богослужебной книги, – ибо возносяй себе смирится. Смирим себе пред Богом, мытарски пощением зовуще: «Очисти ны, Боже, грешныя!» Правда, сама евангельская притча (Лк 18:10–14) будет прочитана лишь на литургии, непосредственно в воскресный день; но поскольку предполагается, что с этим сюжетом все и так знакомы, то уже и вечерня, и утреня (в той их части, которая содержится в Триоди) всецело посвящены осмыслению Христовой притчи.

Для сегодняшнего комментария мы выбрали кондак и икос этой триодной службы – две эти строфы входят в состав утрени и располагаются после 6-й песни канона.

В службах многих двунадесятых праздников (например, Рождества Христова, Богоявления, Входа Господня в Иерусалим, Пятидесятницы, Рождества Богородицы и др.), а также в службах некоторым святым (к примеру, бессребреникам Косме и Дамиану 1/14 ноября, свт. Николаю Чудотворцу 6/19 декабря) кондак и икос представляют собой первые строфы древних многострофных кондаков – поэм, написанных преподобным Романом Сладкопевцем (его память – 1/14 октября).

К сожалению, неизбежна терминологическая путаница: кондак означать как многострофную поэму, так и отдельную строфу, встроенную в канон. Кондак и икос также имеются и в более поздних службах, вплоть до тех, которые написаны в наши дни. Но, разумеется, эта пара строф не имеет никакого отношения к древним многострофным кондакам.

Таким образом, наш нынешний кондак в этих службах – это т.н. «проимий», вступительная строфа поэмы, икос же – это первая из многих строф основной части древнего кондака.

Приведенные в начале публикации кондак и икос различаются как по содержанию, так и по объему. Икос заметно больше кондака. Однако концовка у них одна и та же – Бог сый Отцу собезначальный. Такова была особенность древних кондаков – многострофных поэм: все строфы кондака заканчивались одной и той же строкой или словосочетанием – рефреном. Рефрен древних кондаков унаследовали акафисты. Например, в Великом акафисте все икосы заканчиваются обращением к Богородице: Радуйся, Невесто неневестная; рефрен мы также можем увидеть и в некоторых канонах, преимущественно в тропарях седьмой и восьмой песни.

В нынешних службах одинаковая концовка пары кондак-икос встречается весьма часто, хотя бывают и исключения.

По своему содержанию кондак в неделю о мытаре и фарисее стоит довольно близко к самой притче. Песнописец призывает нас уподобиться евангельскому мытарю и принести покаяние Христу – ибо именно ради спасения всех людей Он, не имеющий начала, как и Отец, стал человеком.

В икосе идея смирения и покаяния получает дальнейшее развитие: гимнограф говорит уже не столько о нашем земном существовании, сколько о будущей жизни, показывая нам перспективу Суда и, если получим на Суде прощение грехов, дивного Эдема, Создатель которого – Христос, Сын Божий – Бог, собезначальный Отцу.