Нескучный сад - Журнал о православной жизни

Обыкновенное чудо

№5 (34)'2008 Главная тема  21.08.08 14:11 Версия для печати. Вернуться к сайту

Есть чудеса, которые не заставляют задумываться: к чему бы это? В душе они оставляют радость, мир и надежду. Важное событие происходит в нужный день, встречается именно тот человек, приходит из ниоткуда нужная сумма денег. Неверующий говорит – совпадение. Но тот, кто молится, знает -- это любящий Бог отвечает на молитвы. И оказывается, что самое большое чудо -- разговор с живым Богом.
В приходе храма св. блгв. цар. Димитрия регент Светлана ШАТАЛОВА стала записывать свидетельства помощи Божией по рассказам прихожан. «Нашему приходу уже 17 лет и мы поняли, что те случаи, которые многим из нас были известны, ободрявшие и укреплявшие в трудный момент, уже стали стираться из памяти. И поэтому мы решили их записать».

Молитва без гарантий

22 ноября 1990 года, в день празднования иконы Божией Матери «Скоропослушница», наш храм был освящен Святейшим Патриархом Алексием II после 70-
ти лет запустения.




В тот памятный день Его Святейшество преподнес храму икону Царицы Небесной «Всех скорбящих Радость». Патриаршее благословение -- икона Божией Матери -- всегда лежала на аналое и духовно радовала молящихся. Это была небольшая писаная икона XIX столетия в хорошем состоянии. Но ... в году приблизительно 1992-м году ее у нас украли.
Было это так.

В храм вошли двое. Один задавал долгие вопросы сестре, работавшей за ящиком, другой тем временем, как потом предположили сотрудники храма, неприметно вынес икону под курткой. Хватились -- иконы нет. Заявили в милицию. Ездили в аэропорт на опознание изъятых икон у контрабандистов -- не нашли.

Недели через две сторож храма Андрей Беседин зашел в ювелирный магазин на Тверской. Он собирался купить обручальные кольца к свадьбе. Его заинтересовала витрина со старинными иконами. Переводя взгляд от одной иконы к другой, вдруг он увидел знакомый образ «Всех скорбящих Радость» из своего храма. Андрей позвонил в храм, и вскоре староста с директором училища проводили со следователем милиции опознание иконы: с обратной стороны в икону была вмонтирована табличка с памятной надписью о том, что эта икона -- дар Святейшего Патриарха Алексия II храму св. блгв. цар. Димитрия. Табличка была выдрана, но остались ее следы.
Какая в храме была радость, какое ликование!

Из воспоминаний учащейся: «Нас сняли тогда с занятий. Мы пели, величали Матерь Божию, благодарили за Ее икону, вернувшуюся снова в наш храм. Казалось в этот вечер, все сияет в храме от общей радости.
Учащиеся по очереди прикладывались к иконе и возвращались на уроки. Певчая Люда Долич подбила меня не уходить. И в правду, возвращаться на скучнейшую терапию не хотелось. В духовном восторге мы с Людой еще около часа пели, прославляя Матерь Божию. Потом ко мне подошел наш настоятель отец Аркадий:
«Светочка! Где ты должна сейчас находиться?» -- и отвел к директору училища.
Но, ничего, обошлось...»

А икону у нас, к всеобщей скорби, вскоре опять украли... Так я поняла, что чудесная помощь -- не гарантия дальнейшего благополучия. «Бодрствуйте и молитесь» (Мф. 26,41) -- всегда. Главное -- Бог нас слышит, а мы Ему доверяем. Вскоре в храмовой иконописной мастерской написали новый образ «Скоропослушницы», надеемся, его не украдут.

Душа сознания не теряет
В 1992 году в наш храм передали миро от Монреальской иконы Божией Матери -- мироточивой чудотворной иконы, с которой в то время ездил по свету брат Иосиф (Иосиф Хосе Муньос Кортес). Ватки с миром раздали в отделения Первой градской больницы, где работали наши сестры милосердия. Миро, хранящееся в маленьких пакетиках, с течением времени не высыхало, а приумножалось: несмотря на многоразовое использование, его количество в пакетиках не уменьшалось почти в течение двух лет.

Монреальскя икона Божией Матери
Однажды священника пригласили исповедовать тяжелобольную в отделение женской неврологии (ЖНО). Когда он пришел, женщина была уже без сознания, в агонии. В те времена многие исповедовались, как правило, впервые или же после большого перерыва. Батюшка достал ватку с миром от Иверской Монреальской иконы и помазал больную. С требной сестрой они кратко помолились о тяжкоболящей. После этого женщина пришла в себя, исповедовалась и причастилась Святых Христовых Тайн. Через несколько часов она мирно отошла ко Господу.

По наблюдениям наших сестер, случаи, когда после молитвы, елеопомазания, приложения святынь умирающий, находившийся до этого без сознания продолжительное время, «вдруг» приходил в себя, происходят достаточно часто.

В отличие от сестер, врачи не выводят такой прямой закономерности. Например, по словам заведующего реанимационным отделением больницы святителя Алексия Бориса Зиновьевича Белоцерковского, «для больных, страдающих сосудистой патологией головного мозга, характерна мерцающая симптоматика: сегодня уровень сознания лучше, завтра хуже. И прямой связи с церковными таинствами или действием святынь я не нахожу. Но как для врача, для меня здесь нет противоречия. Я не могу отрицать действие благодати Божией, но не пытаюсь вписать эту благодать в какую-то схему и придать ей закономерность. Когда происходит что-то для меня необъяснимое, это не вносит путаницу, просто я вижу, что Бог действует вот так. Как христианину, мне понятно, что речь идет, прежде всего, о воздействии Таинств на душу, воздействии часто сокровенном, непонятном человеку со стороны. В Первой градской больнице был очень хороший хирург Станислав Серафимович Шипов, атеист. Последние месяцы жизни он тяжело болел, лежал в нашей реанимации. Незадолго до кончины он пришел в сознание и позвал священника, исповедался и причастился. И потом его отпевал священник (ныне игумен Никон из Николо-Песошного монастыря) и очень радовался тому, что его друг, которого он в течение многих лет пытался обратить к вере, перед смертью, то ли по молитвам сестер, ухаживающих за ним, то ли за свою жизнь, посвященную помощи ближним, осознанно исповедался и причастился».

Единое на потребу
Рассказывает старшая сестра богадельни свт. Спиридона Тримифунтского Ольга Иорданская:
-- В 1998 году я работала в женской неврологии. Умирала пожилая женщина. Проститься с ней пришли близкие родственники, человек восемь-десять: муж, дети, внуки. Больная ни на кого не реагировала, находилась почти в бессознательном состоянии. Решили позвать священника. Пришел о. Василий Секачев. Все вышли из палаты. Батюшка стал исповедовать умирающую. Прочитав разрешительную молитву, о. Василий причастил ее Святых Христовых Таин.

Утром, придя на дежурство, я вошла в ту самую палату и услышала бодрый голос больной, которую уже не думала застать в живых: «Доброе утро, Оля!»

Я была поражена и стала аккуратно спрашивать:
-- Как Ваше самочувствие?
-- Хорошо.
-- А помните, кто вчера к Вам вечером приходил?
-- Отец Василий. Он исповедовал и причастил меня (эту женщину крестил в больнице именно о. Василий, поэтому она знала его).
-- А кто к Вам еще приходил вчера?
-- Никого больше не было...

Сколько прожила эта женщина еще -- память не помнит. Может быть, она вскоре умерла, а может быть, была выписана домой в удовлетворительном состоянии. Удивительно то, что из всех посетивших ее на пороге смерти, она запомнила только священника, пришедшего к ней со Святыми Тайнами.

Госпитализация признана излишней
В 1995 году у студентки училища сестер милосердия Светы Глотовой случился приступ сильнейшей боли в желудке. Заботливые подруги по училищу Таня Хаустова и Катя Авдошина отвели ее в приемное отделение больницы. Анализы показали воспалительный процесс. Сделали обезболивающее. Врач сказал, что понаблюдает за больной час, и если состояние не улучшится, госпитализирует ее. Ложиться в больницу Свете не хотелось: только что выписалась из больницы ее мама, и дома нужна была помощь.

В ожидании Света прилегла в сестринской комнате сестер милосердия. Прошел час, боль не проходила. Дежурная сестра милосердия достала с полочки для икон пакетик:
«У нас хранится миро от иконы Монреальской Божией Матери. Правда, ватка уже почти совсем сухая и от употребления вся засаленная. Но ведь хоть сколько-то мира, все же, на ней есть. Давай я тебя помажу!»
Света согласилась.

Дежурная сестра крестообразно помазала лоб больной. После этого Света крепко уснула минут на пять-десять. А когда очнулась, почувствовала себя абсолютно здоровой. И ушла домой.

Еще похожий случай. В середине 90-х годов наш прихожанин Андрей Беседин должен был ложиться на операцию с язвой желудка. Прежде чем «сдаться врачам», он пошел в храм причаститься. Потом пошел госпитализироваться.
Ему сделали повторную гастроскопию. «Ну, и где ты увидела в прошлый раз язву?» -- спросила одна врач у другой -- работала та же смена врачей. Язвы не было... Андрея отпустили домой.

«Я вас слышу»
Записано со слов Татьяны Христофоровны Терентьевой, работавшей в 1900-х годах в храме св. блгв. цар. Димитрия:
-- Лето 1991 или 1992 года было очень засушливое. В Подмосковье начали гореть торфяники. Святейший Патриарх Алексий благословил служить в московских храмах молебен о дожде.

Летом в нашем храме народа мало, а в те года община была совсем небольшая. В тот день я работала за свечным ящиком. Собралось несколько человек. Отслужили молебен. Небо было безнадежно ясное. Но к концу молебна откуда-то нашло маленькое облачко и оросило землю. Это был совсем незначительный дождик, который не прибил и пыль на улице.




«Ну вот, -- подумала я в сердцах, -- молились-молились...» А спустя время поняла, что тот маленький дождик -- ответ на нашу молитву. Господь сказал этим: «Я вас слышу». Но, видно, должен в Москве стоять зной. Мы можем просить, но важно и Бога слышать: «Да будет воля Твоя».

Не во все одинокие деревья ударяет молния
В 1996 году приняла крещение вся семья Рассулиных (папа, мама и Маша). Маше тогда было 12 лет. Вскоре после крещения семья отправилась в поход по реке на байдарке.
Подул ветер, загромыхал гром -- надвигалась гроза. Рассулины пристали к берегу и побежали прятаться от дождя под деревья. Ветер поднялся такой, что гнул и ломал большие деревья, вокруг сверкали молнии, хлестал дождь. Папа, мама и Маша взывали о помощи к Богу.

Когда ураган прошел, они вышли из-под своего убежища -- большого развесистого дерева и увидели, что оказались в центре бурелома. Вокруг них лежали поваленные ветром большие деревья, вырванные из земли с корнями. А в центре возвышалось единственное дерево -- то, под которым они прятались. Поблагодарив Бога, сохранившего им жизнь, они еще долго удивлялись одному обстоятельству: в грозу ни в коем случае нельзя прятаться под большим деревом, куда чаще всего ударяет молния.

Иконка из мешкаРассказывает прихожанин Иван Семенов:
-- Детей у нас не было почти 10 лет. Мы молились по-разному и в разных местах. Лечились, однако проведенный курс гормональной терапии ожидаемого результата не дал. Однажды в Оптиной обратились к отцу Илии. Он ответил коротко: «Молитесь Симеону Мироточивому». Мы стали узнавать об этом святом. Через некоторое время приехал о. Аркадий с Афона, ходил и всем в храме раздавал из мешка, как Дед-Мороз, бумажные иконки, привезенные с Афона. И нам, не глядя, дал святого Симеона! Мы постились, молились и продолжали лечение, и через полгода Господь благословил нас Мишкой. А ту иконочку с благоговением хранит моя жена Наташа в своем молитвослове.

Милость к падшим
Году в 2001-м в хирургическое отделение 1-й Градской больницы Илья Кусков -- в то время организатор помощи бомжам -- госпитализировал протоиерея Иоанна Г. Отец Иоанн был священникам Витебской епархии. Страдал пристрастием к алкоголю. Через четыре года после рукоположения от него ушла жена. Был уволен за штат. Уехал в Москву, скитался, бомжевал. Друзья-одноклассники по семинарии помогали ему, когда он к ним обращался. Потом его нашел Илья Кусков, положил в больницу и попросил смотреть за батюшкой Елену Васильевну Крылову, работавшую тогда в приемном отделении Первой градской больницы медсестрой. Она стала приносить о. Иоанну все необходимое. Пройдя там курс лечения, о. Иоанн был переведен в другую больницу: у него обнаружили туберкулез. Лечили, затем отправили в санаторий. Во всех этих больничных скитаниях Елена Васильевна не оставляла о. Иоанна. Накануне отправки в санаторий принесла ему необходимые вещи. Сама же на следующий день уехала в отпуск. Только вот где-то забыла свой паспорт. Решила, что в больничной сутолоке, пока собирала о. Иоанна, где-то положила с его вещами. На свой страх и риск съездила в Самару и обратно в поезде без паспорта. Все обошлось благополучно.

Вернувшись в Москву, Елена Васильевна позвонила в санаторий, где находился о. Иоанн, с надеждой узнать, не нашел ли он среди своих вещей ее паспорт. Там ей дали телефон инфекционной больницы «Соколиная гора» и просили позвонить туда.

-- Иван Николаевич Г. уже как месяц скончался. Тело его, как и всех, не имеющих родственников, находится у нас в морге. Завтра будет кремация партии покойников, накопившихся за месяц.

На кремацию батюшку, конечно, не отдали. Купили место в «Ракитках» -- тогда это кладбище только открывалось. Для похорон нужно было достать облачение. Времени -- один день. Обратились к бывшему однокласснику о. Иоанна -- ризничему Богоявленского собора. Он дал, что мог из священнического облачения. Отец Иоанн Емельянов, наш приходской батюшка, который обычно исповедует и причащает патронажных больных, съездил в морг, облачил покойного.

Потом было отпевание. Пришли старенькие одноклассники-священники о. Иоанна. Отпевание возглавлял протоиерей из Богоявленского собора. Был холодный и слякотный осенний день -- 28 сентября. Елена Васильевна в память о почившем всех одарила шоколадками. Паспорт она так и не нашла. Но если бы не позвонила тогда спешно по личному поводу, кремировали бы батюшку без всякого отпевания и последнего прощания.

Жребий
21 мая 2008 года состоялось освящение домового храма при 15-м психоневрологическом интернате для детей-инвалидов. Храм освятили в честь Казанской иконы Божией Матери. За чаем после торжественных служб одна из сестер спросила, почему же не сделали храм на старом месте, в столовой? -- Какой храм? Разве здесь был раньше храм? -- Конечно, здесь 10 лет назад был храм и тоже в честь Казанской Божией Матери!

Оказалось, в начале 90-х иерей Алексий Грачев -- батюшка, который занимался делами милосердия, устроил в ПНИ храм. Служил литургию, исповедовал, причащал. Потом он погиб в автокатастрофе. Поменялось начальство и сотрудники интерната. Храм разобрали. О том, что здесь был когда-то храм, никто не помнил. В 2006 году новый директор Марина Назаренко обратилась к протоиерею Аркадию Шатову, настоятелю храма св. блгв. цар. Димитрия, с просьбой помочь построить в ПНИ домовый храм. Решение было принято, и отец Аркадий предложил назвать храм в честь иконы Божией Матери «Отрада и Утешение». Однако Марина Назаренко вместе со служащими ПНИ предложили свой вариант -- в честь Казанской иконы, которая, по их словам, «была им как-то ближе». Что было делать? Отец Аркадий пошел на нетрадиционное решение: бросить жребий. Две записки были положены на маленький образ Казанской Богородицы, который находился в кабинете директора. Жребий тянула восьмилетняя пациентка ПНИ. Он выпал на… Казанскую икону. Храм был построен.

-- А еще у нас была икона, большой образ Казанской Божией Матери, продолжила рассказ сестра. -- А где она сейчас? -- Может быть, в спортзале, но вы ее не сможете достать, там все до потолка заставлено мебелью. -- Не сможем? О. Аркадий вызвал алтарников, вместе они отыскали икону и перенесли образ (икона очень большая, 170х170 см) в домовую церковь ПНИ, где он и находится сегодня. Икона нетрадиционного письма: Богомладенец на ней, по впечатлению работников интерната и тех, кто приходит туда помогать, чем-то неуловимо похож на детей, которые живут в интернате.