Нескучный сад - Журнал о православной жизни

Мультфильм «Храбрая сердцем» как повод поговорить о детях

№0'0000 Культура  30.07.12 08:17 Версия для печати. Вернуться к сайту

На экранах России и мира без особого успеха прошел очередной диснеевский мультфильм «Храбрая сердцем». В диснеевском пантеоне принцесс стало на одну больше — теперь там есть рыжая шотландская красавица. А для нас, простых российских зрителей, получился повод поговорить на несколько очень не простых тем детско-родительских отношений.



Эти темы обычно принято замалчивать и «прятать под ковер». Однако если и стоит чему поучиться у наших американских коллег, так это той легкости, с которой эти темы поднимаются.

Но сначала о самом фильме. Маленькая эмансипированная принцесса живет себе в шотландском замке с папой-королем, сборищем стереотипных представлений о Шотландии, тремя братьями хулиганами и матерью. Мама — типичный семейный диктатор: отец без нее и слова молвить не может, причем в буквальном смысле. Дети маму избегают и при первом же случае спешат скрыться от маминых глаз. Особенную остроту этот конфликт приобретает в отношениях с дочерью — у мамы на нее особые планы — вырастить вторую себя. Именно с этой целью мама затевает смотрины, на которые три ближайших соратника короля привозят своих недалеких сынков. Принцессе предоставляется своеобразная иллюзия выбора, так как выбирать в общем не из чего. Дочка, как может, сопротивляется. И со свойственным юношеству максимализмом перегибает палку. Волею случая она способствует превращению мамы в медведя. После серии необязательных шуток из серии «медведь в посудной лавке» дочка и мама все же находят возможность поговорить, в ходе чего выясняется, что общего у них больше, чем различий. И что взрослых нужно уважать, а к детям прислушиваться. Мама из медведя снова становится человеком. Все счастливы.

На самом деле все происходящее с принцессой и королевой очень напоминает курс психотерапии. Двух членов семьи, которые никак не могут найти общий язык, помещают в условия, когда они вынуждены этот язык искать, причем каким-то непривычным способом. Классический вариант: с помощью мимики и жестов. Именно в этих условиях мама и дочка приходят от неприятия к выражению чувств и взаимопониманию. Наблюдать за этим, как и за любой семейной сценой, довольно неловко. Как будто подглядываешь в замочную скважину.

Но российский зритель помимо неприятного эффекта узнавания может также испытать дискомфорт от того, что в фильме мельком, как нечто самоочевидное, поднимаются несколько вопросов, которые, в силу особенностей истории, для нас актуальные и даже в определенной степени больные. Что это за вопросы?

«Яйца курицу не учат»

Несмотря на то, что все вокруг наперебой кричат о субъект-субъектной педагогике, и о том, что не только учитель учит ученика, но и наоборот, – поучения от наших детей мы воспринимаем как неслыханную дерзость. Даже специальная поговорка по этому случаю имеется. К такому патриархально-общинному суждению ведет как вся наша история, так и формальная логика: на первый взгляд родители действительно опытнее ребенка и лучше все знают. Но, как говорит моя пятилетняя дочь — все, да не все. Есть два вопроса, в которых наши дети объективно разбираются лучше нас.

Первый — это состояние самого ребенка. Его желания, его страхи, его мечты. Вы можете заставить ребенка чистить зубы, играть гаммы и так далее, но только вступив с ним в диалог, вы можете попробовать сделать так, чтобы ребенок захотел этого. Только разобравшись в его чувствах, вы сможете воздействовать на них. И есть только один способ разобраться в чувствах — спросить самого ребенка. Поэтому даже если вы не сторонник свободного демократического воспитания, во внутренний мир ребенка вы без его помощи не попадете.

Вторая важная вещь, в которой ребенок разбирается как минимум не хуже вас — это ваши с ним отношения. Просто потому, что оценивая их, вы не объективны. На вас действуют эмоции, груз опыта, в том числе и из вашего детства, амбиции и т.п. Для ребенка мир ваших отношений — это собственно почти весь мир. В силу того, что он ребенок, он воспринимает все происходящее как само собой разумеющееся, ему все просто и понятно. И именно поэтому дети часто удивляют нас трезвостью мышления, и мы говорим, что устами младенца глаголит истина.

С ребенком надо говорить. То, что он выражает свое мнение, это совсем не бунт против вас, а подражание вам — вы же выражаете. Ребенку вообще свойственно подражать. Если вы много говорите по телефону, ребенок будет играть с игрушечным телефоном. Папа делает весь ремонт дома сам — сын тоже не расстается с молотком. В авторитарной семье и дети при малейшей возможности будут себя также вести. В фильме есть момент, когда мама и дочка высказывают друг другу претензии, но не напрямую, а, так сказать, третьим лицам. В этот момент они очень похожи — гневливостью, логикой изложения, даже мимикой и жестами. Словом, именно то, что они ссорятся, доказывает, сколько в них общего.

«Женщина — друг человека»

В интернете, в своих рецензиях многие, предположительно мужчины, оценивают этот мультфильм как феминистский. В этих преимущественно саркастических заметках они пишут что-то вроде: «Ишь чего выдумала: на лошади как мужик скачет, из лука стреляет, вышивать не хочет. Да еще и говорит — сама поборюсь за свою руку. Все беды от этого феминизма!»

Россия — родина шутки про то, что женщина — друг человека. И многие ее жители до сих пор довольно нервно реагируют, что женщина занимается традиционно мужскими делами. Например водит машину. Подобное отношение, конечно, дикость, тут и говорить не о чем. Но вот что любопытно — в фильме и правда есть разговор о перераспределении ролей между полами. Но если кого и можно назвать в этом фильме феминисткой (условно, конечно), так это не принцессу, а ее мать, королеву.

Принцессе не нравятся женихи и платье, в которое ее запихнула мать. Но ведь ей не нравятся именно это платье и именно эти женихи. Которые, кстати, действительно неважные. То есть принцесса на самом деле демонстрирует, что у нее есть вкус — качество истинной леди.

Другое дело — ее мама. Именно мама представляет тот совершенно новый тип феминизма: она управляет всем, до чего только может дотянуться: мужем, королевством, детьми, слугами. Ее боятся все — даже грозные воители.
Любопытной деталью в фильме является то, что мама изо всех сил пытается навязать дочке свою судьбу, будучи сама при этом достаточно несчастным человеком, с кучей проблем и обязанностей. Причем все, что ей от дочки нужно — чтобы та манерами и внешне походила на мать. Она не хочет, чтобы дочь была счастлива. Она хочет, чтобы дочь исполнила свой долг, так, как королева его понимает.

Я знаю таких женщин. А вы?

В жизни примеров таких женщин, стремящихся исподволь управлять всем вокруг, хоть отбавляй. Они составили свое представление о том, что называется правильным поведением, и принуждают к этому поведению всех близких. В чем причина этого поведения — их собственная воля или слабость окружающих их мужчин — тема для отдельной беседы.

Нам сейчас важнее другое — то, к чему все это приводит. Мама принцессы в конечном итоге превратилась в монстра, в рычащее чудовище. Самый удивительный момент в фильме — когда младшие братья встречают уже превратившуюся в медведя маму. Та на них рычит, но их реакция неожиданна. Они вообще не замечают перемен. Им кажется, что все в порядке, и мама просто сердится. Они принимаются убирать комнату.

«Все твои беды от папиных генов!»

Рассказывают, что при создании современных полнометражных мультфильмов авторы руководствуются не столько интересной историей или забавным персонажем, сколько новым анимационным эффектом. Так, научившись рисовать красивую шерсть животных, мультипликаторы задумали «Корпорацию монстров». А после того как появились новые технологии изображения воды — сразу появились серии мультиков про подводный мир. Если это все так, то создателей «Храброй сердцем» однозначно вдохновили новые технологии изображения волос. Огромная копна рыжих волос принцессы является не только сюжетообразующим звеном, но и стилистической доминантой: волосы развеваются, когда принцесса скачет на коне, непослушно выбиваются из-под скромного наряда девушки на выданье. Словом, мультипликаторы честно отрабатывают спонсорский контракт с производителями шампуня.

Однако волосы тут еще и любопытная метафора: все в семье — король-отец, принцесса и ее братья рыжие. И только у мамы иссиня-черные волосы. В пору предположить, что все дело в наследственности.

Со времени, как стала известна генетика, именно ей часто принято объяснять разного рода особенности воспитания, таланты или наклонности ребенка. Смысла в этом не больше, чем в газетных гороскопах. Генетика — серьезная и сложная наука, законы которой гораздо сложнее, чем «это ты в бабушку так хорошо рисуешь!»

И, в принципе, многие люди это понимают. Однако упрямо продолжают искать паралелли между пятеркой по химии и дальним родством с Менделеевым. Мне кажется, причиной тому три обстоятельства, мало связанные с детьми. А именно: желание поговорить про свои собственные внутрисемейные отношения, желание укрепить взаимосвязи в семье и желание почувствовать логику становления личности, которая, как известно, непостижима.

Однако, как бы то ни было, объяснять те или иные поступки ребенка генетикой — прямая дорога к безответственности. Причем как к безответственности ребенка (это не я ленюсь, это у меня гены такие), так и к безответственности родителей (это не мы его таким вырастили, это он в бабушку).

Показательно, что метафора наследственности, отлично выделенная изобразительно, тем не менее не находит ни малейшего отклика в сюжете фильма. Хочется верить, что авторы отлично понимают — то, насколько ребенок похож на родителей, скорее вопрос воспитания, чем наследственности.

Я не раз слышал мнение о том, что «западные» мультики ничему хорошему детей научить не могут, что их герои невоспитанные, а словарь — вульгарен. Это мнение конечно имеет под собой все основания. Действия, мимика и ужимки персонажей для нас непривычно эксцентричные. Шутки часто невысокого уровня. Однако, если вынести за скобки все напускное, внутри у любого диснеевского мультфильма есть четкая и однозначная мораль. Мораль этого — каждый в семье имеет право голоса, каждый должен быть услышан и понят. И если мы будем пореже вспоминать все перечисленные в статье расхожие фразы, а почаще слушать наших детей, то, возможно, и им мы будем казаться не страшными медведями, а вполне себе симпатичными людьми.