Нескучный сад - Журнал о православной жизни

Карты на стол!

№0'0000 Семья и личность  13.08.12 07:25 Версия для печати. Вернуться к сайту

В среде верующих людей карты пользуются дурной славой. Мало кто осмеливается признаться в пристрастии к игре публично. Даже если просто вечерами перекидывается с друзьями в канасту. Викентий АБРАМЯН, автор учебника по спортивному бриджу и организатор всероссийских и международных турниров, раскрыл перед нашим корреспондентом Анной ПАЛЬЧЕВОЙ все карты и рассказал об истории вопроса.



Благородное занятие?

«…Нигде карты не вошли в такое употребление, как у нас: в русской жизни карты — одна из непреложных и неизбежных стихий… Страстные игроки были везде и всегда. Драматические писатели выводили на сцену эту страсть со всеми ее пагубными последствиями. Умнейшие люди увлекались ею», — писал о карточной игре князь Петр Андреевич Вяземский, участник Отечественной войны 1812 г., друг Пушкина и Дениса Давыдова.

И аристократия, и даже духовенство в дореволюционной России любили перекинуться в вист и другими карточными играми тоже не брезговали. Наши же современники зачастую уверены в том, что в картах – а именно, в самих изображениях мастей – кроется нечто кощунственное. Главное, от чего отталкиваются поборники этой теории, это, конечно же, «крести». «В конце 19 — начале 20 века некий автор выпустил статью, где он решил сравнить «крести» (хотя правильно их называть трефы) с крестом и дофантазировал дальше», — рассказывает Викентий Абрамян, автор учебника по спортивному бриджу и организатор всероссийских и международных турниров, в настоящее время многодетный отец, организатор различных олимпиад и конкурсов среди школьников. Он, специально изучая этот вопрос, обнаружил, что ничего научного под собой эта статья не имеет – никаких исторических подтверждений версии о кощунственности мастей нет. К тому же источники расходятся в том, что же именно якобы пародируют карты: так, кто-то считает буби пародией на губку, а кто-то – на шляпку гвоздя. Тут уж у кого на что хватает фантазии.

А в царской России карты были не просто популярны. Давайте заглянем в путеводитель по тогдашней столице Санкт-Петербургу за 1903 год: «Доход от продажи игральных карт идет на содержание воспитательных домов, находящихся в обеих столицах, почему на одной из карт изображен герб Ведомства учреждений Императрицы Марии, в виде птицы, кормящей своих детей».

Впрочем, наш собеседник Викентий Генриевич не спешит с осуждением автора злополучной статьи, напрочь отбившей охоту у многих православных брать в руки карты: «Мы не знаем, какими мотивами руководствовался автор. Но, допустим, у него рядом была семья, где верующий человек был азартным игроком. И тогда он придумал для него эту историю. И если такая мотивация кого-то останавливает от того, чтобы играть в карты, то, я думаю, это, может, и хорошо».
Бриллианты и желуди

Так что же представляют собой карточные масти на самом деле? Считается, что карты пошли из Древнего Китая. Первые летописные упоминания об «игре в листики» относятся к 9 веку. К 11 веку карты распространились по всей Азии, а в 14 столетии предположительно, через Египет, дошли и до Европы. Именно тут и оформились масти в их более-менее современном виде. В немецкой колоде наличествовали сердца, бубенцы, желуди и листья, в итало-испанской – кубки, монеты, палицы и мечи. Но самой популярной оказалась все же французская традиция. Она-то и завоевала весь мир. Как говорят, благодаря тому, что французские карты оказались самыми простыми в производстве.

В европейский странах, впрочем, до сих пор можно приобрести колоды для традиционных карточных игр, где масти будут обозначены иначе. Или, допустим, в Германии для популярной игры «скат» используют четырехцветную колоду: черви и трефы обычных красного и черного цветов, зато пики зеленые, а буби – желтые.
Кстати, и правильное название пресловутых трефов пришло к нам из французского. Оно буквально обозначает «лист клевера». А если мы возьмем, допустим, английские названия мастей, то пики называюся «лопата», а буби – «бриллиантами». Так что, возможно, теория о кощунственности карточных мастей могла родиться только на русской почве. Ведь именно в нашем языке трефы сравнивают с крестами.
Подмоченная репутация

Скорее всего, настороженное отношение к картам наши современники вынесли из советского прошлого. За игру в карты можно было запросто попасть в милицию. И это не обязательно бывали хулиганы, режущиеся в буру в подворотне. «В институте я увлекся игрой в спортивный бридж. Это был 1988 год, и тогда это уже было легально. А со второй половины 70-х бриджистов буквально с турниров забирали в милицию. Несмотря на то, что играли кандидаты наук, ученые».

При этом некоторые школьные учителя сетовали на то, что, если бы в школах ввести обучение интеллектуальным карточным играм, дети от этого бы только выиграли. Ах, если бы заменить злосчастные трефы и бубны, допустим, на морковки и яблочки! Это можно было бы преподнести как инновационный методический материал!

Кстати, в академии НАТО в 60-е годы бридж был введен в качестве учебного предмета. Существует и множество других интеллектуальных карточных игр, сравнимых по сложности с шахматами. Например, тот же подкидной дурак, но в исполнении профессионалов, способных запоминать все сыгранные карты и в начале партии, «приняв» почти все карты, моделировать победную комбинацию.

Интеллектуальными карточными играми не гнушались и математики. А бриджем увлекались Уинстон Черчилль, Дэн Сяопин, Билл Гейтс, Уоррен Баффет и многие другие известные политики и бизнесмены.

В истории России, правда, и помимо советского времени были периоды гонений на карточные игры. Например, в Уложении Алексея Михайловича 1649 года играющих в карты велено было «бить в батоги» и даже «смертию казнить. И такое отношение царя можно понять: «Алексея Михайловича смущали не карточные игры, а сопутствующий им азарт: проигрывали за игрой не только крупные суммы, но даже поместья», — объясняет Викентий Абрамян.
Карты, деньги, два ствола

Тут мы подошли к основной проблеме: помимо интеллектуальных, в картах существует еще и множество так называемых банковских игр. То есть когда денежная компонента «зашита» в сами правила игры. Без ставки ты не можешь сделать хода. Такие игры как раз довольно просты, им легко обучиться. Но в них легко и обмануть.

Как раз в такие банковские игры играли Пушкин и Крылов. Если игра идет на деньги, тут уже не до шуток. «Если вы где-то работаете, то вам дает эти деньги некая организация. А играя в карты на деньги, вы уже должны их забрать у конкретного человека, своего противника. Тут уже очевиден негатив», — считает Викентий Абрамян.

В спортивных карточных играх все устроено иначе. Каждый игрок платит взнос за возможность участвовать в турнире. И потом собранные деньги уходят победителю. То есть у игрока нет задачи обобрать человека, сидящего напротив. «В какой-то момент гонорары у бриджистов были, как у теннисистов. А потом в Америке, чтобы не было соблазна жульничать ради больших денег, до минимума сократили призовые. Популярность бриджа конечно от этого уменьшилась», — вспоминает наш собеседник.

В 1929 году в США получило огласку резонансное дело: домохозяйка Миртл Адкинс Беннет застрелила своего мужа Джона Беннета из его же оружия. Соли добавило то, что ссора произошла из-за игры в бридж: проиграв, Миртл обозвала мужа никчемным игроком, и у супругов завязалась страшная ссора. Газеты кричали, что причиной трагедии стала азартная игра. В историю это дело вошло как «убийство из-за игры в бридж».

Викентий Абрамян убежден в том, что сама игра здесь ни при чем, сколько таких случаев, например, в других бытовых конфликтах. Но одновременно он подчеркивает, что среда, сопутствующая карточным играм, негативна. Придя в Церковь, практически все бросают серьезные увлечения картами. Но не из-за кощунственности мастей. А потому, что постоянные многочасовые игры и образ жизни, сопутствующий этому, сложно совместимы с христианством. В среде игроков даже в высокоинтеллектуальный бридж практически нет верующих людей. Вот и наш герой ушел из бриджа вовсе не по настоянию духовника. Карты отпали сами собой. Когда-то будучи популяризатором бриджа, он с гордостью приводил слова известного английского писателя Соммерсета Моэма: «Была бы моя воля, я сделал бы обучение детей бриджу обязательным. В будущем это может оказаться для них весьма полезным, ибо в бридж можно играть до тех пор, пока хватает сил сидеть за столом и зрения различать карты. Когда сведены счеты со всем прочим — спортом, любовью, карьерой, — то бридж остается утешением и развлечением»: Но сегодня обучать своих детей бриджу он не спешит: «Какую беспросветную старость планирует людям писатель и сколь странное утешение в игре и желании развлечений».

Вот уже больше 10 лет Викентий Генриевич не брал в руки карты: «Иногда хочется сходить на турнир по спортивному бриджу, но это 3-4 часа, которые, естественно, лучше провести в кругу своей семьи, а не за игрой».
Поиграем?

А вот как раз в кругу семьи карты могут отлично прижиться! И если вас смущают масти – распечатайте свои собственные карты на принтере. Тут у нашего героя имеется замечательное ноу-хау – можно заменить масти… картинами художников! Колода состоит из карт с изображениями картин четырех художников. Названия картин подписаны, достоинство карт – тоже. А вот имена авторов картин – нет. И ребенок, чтобы отличать масти, должен знать, кто что нарисовал. Сперва играют с подсказкой, где распечатаны карты с именами художников. А потом подсказку убирают, и ребенок играет по памяти. На таких картах можно играть практически в любые традиционные карточные игры. Только помимо устного счета дети будут еще и изучать искусство.

Правила многих детских игр, которые можно купить в магазинах, основаны на правилах карточных игр. В то же время, карты удобны, их можно легко взять в дорогу. Мы можем посоветовать несколько детских карточных игр. Популярная и простая игра Уно. Масти там различаются по цвету. Более мудреная игра Сет. Мастей здесь нет вообще, на картах изображены орнаменты. Задача игроков – найти орнаменты со сходными признаками.
Израильская игра Румми Куб, получившая в 1980 году престижную немецкую премию «Игра года» — это более громоздкий вариант, так как карты здесь заменены на плоские фишки наподобие домино. Но можно купить и дорожный картонный вариант игры. Правила сходны с играми из семейства «рамми». Это развлечение для всей семьи, ребенок запросто может выиграть у взрослого. К ней примыкает и карточная игра Phase 10 – опять же, масти тут обозначены просто различными цветами, — в которой для того, чтобы выиграть, игрок должен выложить определенные комбинации карт.