На Главную E-mail
       
 
Нескучный сад 5-6 (88)
   
 
Архив по номерам   Редакция   Контактная информация
   

По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II

Нескучный сад - Журнал о православной жизни
+7 (495) 912-91-19
 
 
 
Разделы сайта
 
Дополнительно:
 Фраза полностью
 Любое из слов
 Во всех полях
 Только в заголовках
 
  Общество №4 (15)'2005

Разговор о самом важном


Версия для печати
19.09.05, 20:27

Когда неверующий человек тяжело заболевает, то верующий рядом с ним оказывается перед выбором: в критической ситуации важно cказать человеку о Боге, но стоит ли его беспокоить, если известно, что он -- неверующий?
Рецептов нет. Но есть разный опыт. О нем нам рассказали священники и сестры милосердия, которые постоянно сталкиваются с подобными ситуациями.

Молчать или настаивать?
Чаще всего именно с самыми близкими тяжелее всего вдруг заговорить о вере -- они уже знают твою позицию, и сами давно определились -- что опять говорить-то? К тому же, сейчас в основном верующие в семье -- это поколение детей или даже внуков. Старику психологически тяжело воспринять «молодежь» в качестве учителей и наставников.
Но что же делать родственникам? В этой ситуации есть большой соблазн проявить волю, «надавить» -- кажется, что забота о бессмертной человеческой душе оправдывает все. Так ли это? И бывает ли от этого толк?
Людмила, требная сестра (т.е. помогающая священнику при совершении церковных таинств) при 1-й Градской больнице: «Такое давление со стороны родственников мы довольно часто в больнице наблюдаем. Жены наседают на мужей: «Давай, сейчас батюшка к тебе придет, исповедуешься, причастишься, все ему расскажешь». Муж в конце концов сдается: «Ну давай, что хочешь делай, я на все согласен, только отстань от меня». А потом сестры приходят к нему, чтобы подготовить, а он говорит: «Я ничего не хотел и не собирался, мне не объяснили, насколько это серьезно». Некоторые родственники и сами не знают, что такое исповедь, причастие, кто-то сказал: надо сделать, и мы бежим делаем. Это повсеместная ошибка.
Наша ответственность перед родными не в том, чтобы их подталкивать. Господь дал всем свободную волю, и если они искренни в своем неприятии или непонимании, Он эту искренность уважает. А нам в этом случае лучше молиться за близкого».
О. Андрей Спиридонов, священник храма Благовещения в Петровском парке (храм окормляет городскую больницу №50): «Я не знаю ни одного случая, когда бы человек, которого с некоторой степенью насилия затащили на исповедь или причастие, потом всерьез пришел к вере и глубокому покаянию. Вера -- дело таинственное, и обретается она, прежде всего, через встречу живой личности человека с Живой Личностью Бога. Этого ничем нельзя заменить или "спровоцировать".
Это одно из проявлений нелюбви -- когда один человек пытается другого перестроить ускоренными темпами по своему образцу. Мы не должны ставить себя заведомо выше человека: мы такие знающие, мы такие верующие, а перед нами человек, так сказать, неверующий, незнающий. Мы должны воспринимать другого человека через осознание собственного несовершенства. И помнить, что мы тоже не всегда были верующими. И если Господь еще не призвал человека стать верующим, то у нас чисто в человеческом плане очень небольшой арсенал».
Многие священники считают, что нужно остерегаться не только давить на родных, но даже и уговаривать их: человек сам должен проявить свое желание, хотя бы самое небольшое. Иначе отношение его к таинству будет слишком поверхностным, формальным.
О. Иоанн Емельянов, священник храма св. блгв. царевича Димитрия при 1-й Градской больнице: «Если даже не быть духовно одаренным человеком, а просто обладать некоторым красноречием, можно сделать так, что в больнице 99% людей захотят крестится или причастится. Это не стоит никаких усилий, тем более, что больные -- люди, зависящие от тех, кто за ними ухаживает и к ним приходит. Такой подход мне кажется неправильным, не православным по сути. Поэтому мы в больнице очень боимся оказать хоть какое-то давление, священники наши по палатам первые не ходят -- перед ними идет требная сестра. На сестру человеку легче среагировать непосредственно: он может от нее отвернуться, сказать, что ему ничего не нужно. Когда идет священник, ему отказать труднее, и в этом уже есть определенный нажим. У нас в больнице все сделано для того, чтобы человеку легко было сделать первый шаг. Но все-таки шаг этот человек должен сделать сам».
О. Владимир Новицкий, священник храма св. бсср. Космы и Дамиана в Космодемьянском (храм окормляет дом ветеранов): «Умирающему человеку всегда можно сказать о Боге, как бы он ни отреагировал. Приходящий к умирающему представляет собой всю Церковь, и от ее имени предлагает: «Хочешь ли ты?.. готов ли ты?..» В эти минуты решается вечная жизнь человека, ему дается последний шанс. Если мы боимся предложить -- мы лишаем человека этого шанса.».

Как и о чем рассказать?
Итак, не навязывая больному человеку свою веру, можно в критический момент его жизни сказать о ней. Как это сделать? Можно ли о вере и Боге сказать в двух словах? И с чего начинать?
Требные сестры, которые приходят в больничные палаты, для начала просто говорят, что при больнице есть храм, что тот, что хочет, может встретиться со священником. Дальнейший разговор они ведут уже только с теми, кто хоть как-то откликнулся.
Людмила, требная сестра: «К людям, которые изначально равнодушны, мы обычно не подходим и даже не вдаемся в подробности, почему они так реагируют. Мы не трясем их: «Ты почему ничего мне не сказал? Головой даже не мотнул? Не спросил ничего? Ну-ка спроси!» нет, конечно! А когда видишь отклик человека на разговор, то тогда ты легко говоришь о том, что тебе дорого, и радостно, что он принимает это дорогое».
Ирина, сестра милосердия, приходящая в дом ветеранов: «Часто встречаются люди, которые закоснели в неверии, ничего не хотят слышать. Нам они говорили: «Вы просто к нам приходите, не говорите нам ничего». Ну, мы и приходили просто -- поговорить, утешить, помочь. Они к нам привыкли. А потом мы уже стали предлагать: «Хотите, к вам батюшка придет -- пособорует, причастит?» И они стали соглашаться».
О. Владимир Новицкий: «Говорить о Христе, о вере, о Церкви нужно только после того, как возникло взаимное доверие. Слова и призывы -- это голая информация, которую душа никак не воспринимает. А вот если мы в себе хотя бы отчасти несем образ Христа, то скрыть это невозможно. Это проявляется и в том, как человек говорит, и в выражении глаз, и в том, что он делает, и как он это делает -- через все эти внешние вещи сквозит любовь. Именно это и может расположить другого человека. Если такое расположение появилось, то разговор начинать можно с главного -- что Господь есть Любовь -- по определению. Что Господь хочет каждого человека спасти, что Господь каждого человека ждет, и мы всегда можем к Нему обратиться».
Обычно сестры не говорят с больным о таинстве причастия -- это уже прерогатива священника. Если человек откликнулся и выразил осознанное желание принять крещение или покаяться, сестры рассказывают ему о Боге Троице, о Христе, о Церкви.
Ольга, требная сестра, работает при НИИ нейрохирургии им. Бурденко: «Нужно избегать абстрактных понятий и говорить максимально конкретно: «Господь воплотился в человеческом теле, чтобы нам показать, каким должен быть человек. Он творил чудеса, Его распяли на Кресте из зависти. И вот Он воскрес». Важно, чтобы ваш рассказ конкретно к этому человеку был обращен -- что на Литургии священник перед престолом Божиим именно о вас будет молиться -- о болящей Марии».
О. Андрей Спиридонов: «Мы должны исходить не из каких-то схем, которые почерпнули в учебнике по догматическому богословию. Мы должны этим жить. У нас в храме есть многолетняя практика проведения катехизических бесед, с теми, кто готовится к Таинству Крещения. Мне пара человек, которые после крещения стали ходить в храм, как-то призналась, что их больше всего привлекло в беседе то, что они почувствовали, что это меня самого волнует».
Иногда родные и знакомые заговаривают с человеком о церковных таинствах, надеясь на них как на одно из лекарств: «Ты причастись на всякий случай, может, полегчает, на ноги встанешь». От такого миссионерства может быть больше вреда, чем пользы: это дезориентирует человека относительно смысла таинства, и напрасно, может быть, обнадеживает выздоровлением. Бывало, когда в больнице человек соглашался креститься «на всякий случай», а потом от требных сестер или уже от священника узнавал, что от него требуется исправиться, пересмотреть свою жизнь -- отказывался.


Разговор нужно начинать с главного: что Господь есть Любовь, что Он каждого человека ждет и хочет спасти

Грешники и безгрешные
Если человек откликается на ваши слова, если смутно в нем уже жила память о Боге, можно поговорить об исповеди и покаянии - пути к Богу.
Нужно быть готовым к очень распространенной позиции: «Я человек хороший, всю жизнь всем делал только добро, никакого зла не совершал, никаких грехов у меня нет». Отвечать нужно очень осторожно и тактично, ни на минуту не забывая о том, что это больной страдающий человек.
Людмила, требная сестра: «Понятно, что нет праведного ни одного, но сразу человеку говорить: «Нет, ты грешен!» - нельзя. Это очень ранит человека, который по-настоящему за собой не замечает вины. Нельзя вторгаться в эту область и ему что-то начинать доказывать».
На этот случай в больничном храме, в котором работает Людмила, составили и напечатали «листок» о покаянии, который доступно для современного человека говорит о том, в чем сущность греха и покаяния.
Людмила: «Я даю листочек о покаянии и говорю: «Слава Богу, что нет грехов. Но вы просто почитайте, это душеспасительное чтение для вас -- про исповедь». Можно так сказать: «Совесть-то есть у всякого. И у вас есть. Совесть нас хоть раз в жизни да укорила. А вы почитайте -- и все упорядочите, все вспомните».
Чаще всего говорят о собственной безгрешности, когда грехами считают только те, которые Церковь называет смертными: убийство, воровство, блуд. А раздражение, обиду, осуждение относят к мелочам. Поэтому многие сестры и священники начинают именно с таких «мелочей», не забывая, что и сами им подвластны: «У нас у всех те или иные грехи есть: родителей не слушали, мысль злая пришла, разгневались на кого-то».

Трудные темы
Пускаясь в разговор на столь серьезную тему, нужно быть готовым к трудным вопросам. Например, о страдании. Измученный болезнью человек иногда от своего страдания настолько устает, что начинает винить во всем окружающих, собственную судьбу и Бога.
Конечно, прежде всего, нужно попробовать утешить. Причем те, кто давно ухаживает за больными, советуют на самой болезни внимание не акцентировать. Потому что все, кто приходит к больному человеку, обсуждают именно это: как лечить, что и как болит и т.д. А ваша задача -- все-таки перевести разговор в другую плоскость.
Ольга, требная сестра: «Если у человека ропот на болезнь, нежелание жить, мы говорим с ним о том, что эту свою муку надо Богу принести: «Господи, зачем-то Ты мне дал эту болезнь. Дай мне силы ее вытерпеть!» Потому что все остальное будет только изводить и мучить, только усилит страдания. Да, тяжко, понятно. Но как нападает это состояние, то сразу говори: «Господи, помоги!..»
Одни в болезни зовут смерть, другие пугаются любого намека на нее. И это -- еще одна трудная тема. Те, кто не знает смысла таинств, считает, что прибегают к ним только перед смертью. И если вы предложите пригласить священника, вам могут сказать: «Я еще не умираю!» Или спросить: «А что, я уже умираю?» Что тут сказать? Суровую правду?
Ольга считает, что в таких случаях нужно обязательно говорить человеку о бессмертной душе: «Все ведь понимают, что тело смертно, что мы умрем рано или поздно. Но душа с этим не может смириться (это каждый человек знает из опыта) -- потому что она знает, что бессмертна. И потом: у всех есть предки, которые умерли давно; если ты пожилой человек, у тебя есть дети, внуки. И все мы связаны в Боге, в вечности, у Бога нет мертвых -- ваши родные будут молиться за вас, вы за них. Человек, впервые в жизни услышав это, вдруг говорит: "Если то, что я услышал от вас, правда -- мне уже радостно!"»
Вообще вопросы могут возникнуть самые разные. Некоторые начинают говорить: «Как сейчас верить? Сейчас такие священники!..»
Уходить от таких вопросов неправильно. Нужно напомнить человеку не только про тяжесть священнического служения, не только про то, что не самое лучшее занятие -- считать чужие прегрешения. Нужно объяснить, что таинство совершает через священника Сам Господь. «А когда у вас будет возможность, -- говорят обычно сестры, -- нужно выбрать духовника, который вам ближе».
Людмила, требная сестра: «Когда в палате такие разговоры начинаются, я сразу вспоминаю старца Паисия, который сравнивает одних людей с мухой, а других -- с пчелой. Пчела летит через навозный двор и садится к цветочку, а муха летит через прекрасный сад и садится на какой-то мусор. «Нам всем, -- говорю, -- в нашем отношении к миру и людям надо уподобляться пчелам». Больные: «Да-да! Мы пчелы!» Я говорю: «И хорошо, и слава Богу, что так, что вы обо всех хорошо думаете!»»
Но иногда, сколько ни скажешь, у человека установка -- спорить до конца. Он и будет спорить, это даже не зависит от темы диспута. Вы сами всегда должны помнить, что рядом с вами -- страдающий человек, вовремя прекращать ненужные споры, пожелать выздоровления и потихоньку удалиться.


Говорить о Христе и Церкви можно только после того, как возникло взаимное доверие. О.Роман, священник храма св. блгв. царевича Димитрия, поздравляет врачей и сестер 1-ой Градской больницы с ПасхойМария СТАРЦЕВА

Версия для печати







Код для размещения ссылки на данный материал:


Как будет выглядеть ссылка:
 
Реклама
Изготовление куполов, крестов Сталь с покрытием нитрид титана под золото, медь, синий. От 2000 руб. за м2 www.t2000.ru
Знаете ли вы Москву? Какая улица в столице самая длинная, где растут самые старые деревья, кто изображен на памятнике сырку «Дружба», откуда взялось название Девичье поле и в какой стране находится село Москва? Ученье — свет Приближается 1 сентября, день, дети снова пойдут в школу. Знаем ли мы, как и чему учились наши предки, какие у них были школы, какие учителя? Крещение Руси День Крещения Руси пока что не объявлен государственным праздником. Однако этот поворотный момент в истории России изменил русскую государственность, культуру, искусство, ментальность и многое другое. Счастливые годы последней императорской семьи Мы больше знаем о мученическом подвиге и последних днях жизни этой семьи, чем о том, что предшествовало этому подвигу. Как и чем жила августейшая семья тогда, когда над ней не тяготела тень ипатьевского дома, когда еще живы были традиции и порядки аристократической императорской России? Русские святые Кто стал прототипом героя «Братьев Карамазовых»? В честь кого из русских святых назвали улицу на острове Корфу? Кто из наших преподобных не кормил медведя? Проверьте, знаете ли вы мир русской святости, ответив на вопросы нашей викторины Апостолы Петр и Павел: рыбак и фарисей Почему их память празднуется в один день, где был раскопан дом Петра, какие слова из послания к Солунянам стали советским лозунгом и кто был Павел по профессии. 400-летие дома Романовых: памятные места Ко дню России предлагаем викторину о царской династии Романовых. Династия Романовых и благотворительность В год 400-летия воцарения в России династии Романовых вспоминаем служение царей и цариц делам милосердия. Пасха Зачем идет крестный ход — знаете? А откуда пошел обычай красить яйца? А когда отменяются земные поклоны? Кто написал канон «Воскресения день»? Великий пост Проверьте себя, хорошо ли вы знаете постное богослужение. Сретение Рождественская викторина




Новости милосердия.ru
 
       
     
 
  Яндекс цитирования



 
Перепечатка материалов сайта в интернете возможна только при наличии активной гиперссылки на сайт журнала «Нескучный сад».
Перепубликация в печатных изданиях возможна только с письменного разрешения редакции.