На Главную E-mail
       
 
Нескучный сад 5-6 (88)
   
 
Архив по номерам   Редакция   Контактная информация
   

По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II

Нескучный сад - Журнал о православной жизни
+7 (495) 912-91-19
 
 
 
Разделы сайта
 
Дополнительно:
 Фраза полностью
 Любое из слов
 Во всех полях
 Только в заголовках
 
  Главная тема №1(12)'2005

Работу надо ценить. Как привилегию
Если сотрудники не хотят работать по совести, виноват начальник. Именно от него зависит, кто работает в компании: команда единомышленников, болеющих за общее дело, или формалисты, интересующиеся только зарплатой


Версия для печати
05.02.05, 17:10

Андрей Валерьевич ГУСАРОВ родился в 1965 году в г.Армавире Краснодарского края. После службы в танковых войсках приехал в Москву. Работал слесарем, мастером, прорабом землеройного участка в управлении механизации №26 Моспромстроя. Окончил Московский автомеханический институт, Академию народного хозяйства при правительстве РФ.
В 1993 году учредил и возглавил строительную фирму «Сатори» (ныне — финансово-промышленная корпорация «Сатори»). Компания выполняет весь комплекс строительных работ: от сноса ветхих сооружений и реконструкции строений до сдачи здания под ключ, перерабатывает строительные отходы. Правительство Москвы неоднократно награждало компанию за эффективное решение экологических проблем города.
В корпорации работает более тысячи человек.
В настоящее время А.В. Гусаров является членом Совета по конкурентоспособности и предпринимательству при правительстве РФ, представляя там строительную индустрию.
А.В. Гусаров награжден знаком «Почетный строитель г. Москвы», имеет звание «Заслуженный строитель России». За помощь в восстановлении православных храмов и монастырей награжден орденом Сергия Радонежского III степени.
Женат, четверо детей.


Сидящий солдат — плохой солдат

— Андрей Валерьевич, а вы сами когда-нибудь были подчиненным?

— Сразу армия вспоминается. У нас был командир батальона, про которого я, когда служил, думал, что это тиран и вообще не человек. Например, только мы, молодые солдаты, пришли, он перед нами выстроил «стариков», которые увольнялись, и начал: «Вот у этого военный билет. Там красными чернилами, с войсковой печатью, написано, что он склонен к употреблению спиртных напитков. Этот эксклюзив я сделал только для него. Так что, если здесь есть карьеристы, задумайтесь. Любая попытка выпить будет караться, в том числе — одним из таких методов, не говоря уже о гауптвахте и всем остальном. Второе: сидящий солдат — преступник. Так что вы даже не думайте о том, что вы будете сидеть, неважно, чем вы при этом будете заниматься. Я научу вас родину любить, вы все у меня будете работать как папы карло».
И потом — выходные, проходные, свободное время — мы никогда не сидели, всегда чем-то занимались. Всегда было только два желания: поесть и поспать — так мы уматывались в течение дня.
В других батальонах было по-другому: было свободное время, у людей появлялась фантазия, чем бы себя занять… Зато мы как сто человек пришли, так сто и уволились: никого не посадили, никто не погиб. А в других батальонах — минимум десять человек, кто в тюрьму, кто еще куда-то. Так что сейчас я смотрю на вещи по-другому и вспоминаю командира с благодарностью.

— Значит ли это, что и подчиненных надо так держать, чтобы им вздохнуть было некогда?
— Просто нужно, чтобы была дисциплина.
Я считаю, что если ее нет — никакое продвижение невозможно. Люди понимают это в разные моменты своей жизни, кто-то еще в детстве — через занятия спортом или хорошую учебу, когда есть распорядок дня, расписание. А я, может быть, только теперь осознал, насколько это важно.

— А компанию вы сами создавали?
— Да, компания «Сатори» образовалась с нуля. Я просто начал один делать какие-то работы, потом подтянул людей. Скоро нам исполнится 12 лет, и мы прошли все стадии: группа друзей и единомышленников, потом формализация отношений, сейчас вышли на какой-то третий, смешанный тип. Но я всегда вспоминаю с тоской те времена, когда нас было немного — 15-20, до 50 человек, когда мы все друг друга знали и были как одна семья.

— Я читала о том, чем занимается ваша компания. Откуда у вас взялась идея переработки строительных отходов?
— Для меня всегда было непонятно, почему остатки материалов надо везти на свалку. Вот снесли здание. Когда все лежит в куче — на это страшно смотреть. Если начинаешь сортировать, то что получается? Кирпич, бетон, металл, раствор, деревяшки, стекло — нормальные материалы, только не в очень красивом виде. Я всегда задумывался: почему за то, чтобы этот «мусор» просто выбросить, надо еще и платить? Ведь из него еще можно продукт получить.
Мы ничего не стали выдумывать, а просто поездили по загранице, посмотрели, как делают там.
И увидели, что там до 95 процентов строительных отходов возвращается в производство, что это большая отрасль, где занято много людей, есть законодательная база, и каждый, кто «создает» такой мусор, понимает, что надо платить тому, кто с этим мусором будет разбираться. И люди платят — даже тот, кто делает в квартире ремонт. Так, чтобы взял, погрузил и увез в яму за углом — такого нет. Там колоссальные штрафы, и народ приучен к культуре.
В России переработкой строительных отходов мы начали заниматься одни из первых почти десять лет назад.

— Насколько требуется от сотрудников, чтобы они были проникнуты «общей идеей»? Бывают ведь люди скептические по натуре. Насколько все должны быть заражены общим духом?
— Я считаю, что, если бы у нас не было этого первоначального энтузиазма и зараженности, компания бы просто не состоялась. Я когда компанию создавал, одна из задач и была построить отношения не формальные, чтобы приказали — сделал. Приятно работать, когда вокруг единомышленники, когда все друг друга понимают, интересуются работой, болеют ею. Меня убивает, когда приходишь к врачу, например, и первое, с чего начинается разговор: «Мне так мало платят, и зачем это надо, я столько учился…» И не понимаешь: то ли ты на прием пришел, то ли ты сам врач-психиатр. Я так думаю: если ты здесь работаешь, то зачем ты мне об этом говоришь? Это твой выбор: хочешь — работай, не хочешь — уходи. Тяжело в компании, где такое отношение к работе.
Заставить или убедить?

— Вы сталкиваетесь с желанием сотрудников работать только «от сих до сих»? Как вы реагируете?
— Конечно, сталкиваюсь. И очень болезненно к этому отношусь. Я из тех руководителей, которые считают, что если сотрудник не сделал свою работу в рамках отведенного времени, то это его проблема. Бывает и так, конечно, что заказчик просит сделать именно сегодня. Мы должны идти навстречу его пожеланиям, и если он просит — надо остаться и сделать. Меня расстраивает, когда мы просим кого-то остаться, а сотрудник говорит: «Все, у меня пять часов — до свидания». Если человек любит свою работу и относится к ней хорошо, то он вряд ли откажется от того, чтобы ее доделать.
Хотя, конечно, бывают разные периоды: то ты готов горы свернуть, то у тебя нет никаких сил. Это тоже надо чувствовать и понимать. Мы за решением других проблем эту как-то упустили. Но сейчас мы понимаем: самое главное в компании — люди. С каким настроением они работают, такой будет и результат.

— А что здесь зависит от руководителя? Денежный стимул?
— Денежный вопрос очень важен. Но если мне будут платить деньги и при этом оскорблять и унижать, то вряд ли я буду работать в этой компании или буду работать в ней плодотворно. При помощи денег, конечно, можно добиться формального выполнения работы. Но если ты хочешь настоящей лояльности, нужно нечто большее. Наши сотрудники, например, иногда уходили в другие компании, где платят больше, а потом возвращались. Оказывается, помимо денег важно, что человека здесь понимают, поддерживают, что здесь хорошие отношения, особая семейная атмосфера.

— Но ведь начальнику от людей нужно всегда чего-то добиваться. Какое здесь сочетание силовых и каких-то других мер? Как сделать, чтобы подчиненные делали то, что нужно?
— Я думаю, что здесь однозначных ответов нет. Все люди разные — по образованию, по моральным качествам. Есть такие, которых нужно заставлять работать из-под палки, и разные объяснения, идеи и даже деньги здесь не действуют. Мы стараемся обычно заинтересовать сотрудников новыми сложными задачами. Они сами так и говорят: «Чем сложней, тем интересней!» Настоящему специалисту, профессионалу хочется испытать себя, доказать самому себе, что справится. Про себя я не могу сказать, что я жесткий руководитель. Наоборот — я стараюсь больше вдохновлять, чтобы люди понимали наши общие цели. Если это не срабатывает, мне трудно стукнуть кулаком по столу, я делаю это очень редко. Поэтому если в каком-то проекте или подразделении нужен более жесткий стиль управления, то стараюсь на это направление работы подобрать такого руководителя, который не будет ничего объяснять, а скажет: «Нужно сделать вот отсюда досюда и сегодня. Не сделаете — выгоню.
А надо — в лоб дам».

— Такие тоже нужны?
— Конечно. Демократия не везде и не всегда хороша. Умение руководителя, управленца в том и заключается, чтобы понимать, какие задачи ты должен выполнить, кто люди, которые выполняют эти задачи, и каким способом лучше добиваться результата.

— А бывает так, что на вас подчиненные обижаются? И за что?
— Бывает, конечно. За что? За недостаток общения, понимания их проблем и запросов. Мы компанию с нуля вырастили, поэтому есть привычка заходить ко мне в кабинет просто так — занят, не занят. Иногда приходится говорить: «Сейчас не могу, есть установленный распорядок». Наверное, обижались. Потому что многие, с кем начинал работать, сейчас ушли. Люди выросли, а я не понял их запросов и пожеланий.
Но вообще любое решение, которое ты принимаешь, затрагивает чьи-то интересы. Поэтому обиды подчиненных неизбежны. Быть хорошеньким для всех не получится.

Выходной начальника

— А для православного руководителя применение каких-то жестких мер не является проблемой?

— Это проблема, и очень важная. Сейчас вообще появилось мнение, что бизнес и вера — вещи несовместимые. Для того чтобы разобраться в этих вопросах, мы даже устроили несколько встреч с известным богословом профессором Осиповым. Он сказал, что все зависит от цели — для чего ты бизнесом занимаешься. Если только ради денег или амбиций — тут понятно: если ты так бизнес строишь, то вряд ли сможешь сочетать его с верой. Если же ты понимаешь, что тебе нужно идти к Богу и главная задача — это спасение, Царство Божие через служение людям, а для этого надо заповеди соблюдать, то тут уже и построение бизнеса, и ориентиры будут другими.

— Т.е. вера помогает начальникам более правильные решения принять? А в чем они, эти правильные решения?
— Вы такие вопросы задаете… Я сам еще не на все вопросы для себя ответил.
Что такое начальник? Каждый день ты сталкиваешься с разными проблемами. Ну не приходят к тебе люди с какими-то хорошими вещами! Приходят, когда что-то не получается, не идет, возникает тысяча вопросов. Поэтому любой начальник всегда находится в стрессовой ситуации. Как из нее выходить? Кто-то пьет, кто-то наркотики употребляет, кто-то гуляет налево-направо, кто-то медитирует.
Я считаю, что, если ты человек верующий, исполняешь молитвенное правило, это и является поддержкой и в какой-то мере расслабляющей частью: ты от всего уходишь, сосредотачиваешься на своем внутреннем состоянии, какая-то целостность появляется и осознание того, что не ты все это делаешь. Когда ты говоришь: «Я, я, я! Я это смогу, и то смогу, и вообще я все смогу» — не дай Бог, что-то не получится! Это сразу стресс. Когда исходишь из того, что ты инструмент, что в конечном итоге на все воля Божия, то, даже если что-то не получается, это по-другому воспринимаешь, проще.

— Вот есть такие евангельские слова. Христос говорит апостолам: «Кто хочет быть из вас большим, да будет вам слугою». Что вы думаете об этом? Что это означает для начальника и подчиненного?
— У любого явления есть две стороны. Одну сторону, которая на поверхности, я увидел еще в детстве: начальники хорошо живут, у них есть машины, хорошие квартиры, достаток, власть и т.д.
И сейчас это много пропагандируется — успех, деньги, квартира, машина. Другая сторона, про которую очень мало говорят, это ответственность за то, чем ты руководишь, и за тех, кем ты руководишь, т.е. за дело и за людей.
Вот рабочий день руководителя. Вы спрашиваете: что будет, если сотрудник работает от сих до сих? А если начальник работает от сих до сих? Не получится! Я не видел ни одного начальника, который бы мог работать с девяти до пяти или шести часов вечера. Как правило, у руководителя ненормированный рабочий день. А выходные? Что, человек может прийти домой, взять и забыть про работу? Все равно он и в выходные о ней думает. Иногда бывают такие перекосы, что это сказывается уже и на семейных отношениях. Но все равно — люди становятся трудоголиками, потому что любят свою работу.
Вы сказали про Евангелие, но там есть и другие слова: «Откажись от себя и возьми свой крест». Больших успехов добиваются именно такие люди, которые забывают про себя. Потому что иначе ты будешь постоянно испытывать к себе жалость: «Почему я должен работать после шести, когда все уже ушли и отдыхают? Почему я должен работать в субботу и воскресенье? Зачем мне все это надо?» Таких соблазнительных вопросов очень много.
Сейчас много говорится слов о корпоративной культуре, миссии организации. Но есть простые слова — например, совесть. Так вот, если про нас будут говорить, что мы работаем по совести, я буду счастлив…

— А не бывает так, что начальник по таким категориям живет и работает, а подчиненный ему говорит: «Ой, да ладно»?
— Это бывает, но ведь задача любого руководителя — собрать команду. Вся наша жизнь — выбор, мы каждый день испытываем радость выбора: куда пойти — налево или направо? Что делать — лежать на диване или работать? Поэтому если у начальника такая команда, которая ему говорит: «Ну, ты сам работай по совести, а мы тут поработаем, как сами знаем», — это его выбор. Начальник должен быть честным по отношению к людям, т.е. свою позицию им прямо объяснить: я работаю по таким правилам, и для меня важно, чтобы про нашу компанию говорили, что мы работаем по совести. Я один, как начальник, этого никогда в жизни не достигну — я могу договор с клиентом подписать, но на объекте у него будете работать вы. Так что, если вы не будете работать исходя из таких ценностей, вы можете либо изменить свое отношение к делу, либо уйти. Есть тысяча компаний с тысячью принципами, и, если мы по каким-то причинам вам не подходим, давайте разойдемся. Вы найдете место, где лучше себя примените, а мы постараемся найти людей, которые будут разделять наши ценности.
У нас в Конституции написано, что каждый человек имеет право на труд. Мое глубокое убеждение, что работа — это привилегия. Сейчас люди, приходя на работу, должны сначала доказать свой профессионализм, свою состоятельность, заслужить право работать. Если понимать, что работа — привилегия, что это служение, то тогда и жить легче становится. Когда идешь на работу, а у тебя в голове только доллары, машина, квартира, естественно, шаг влево — шаг вправо от рабочего расписания воспринимается болезненно.
Вера как раз помогает разобраться и структурировать свои ценности. Но это происходит болезненно. Я пришел к вере только в 30 лет, и сейчас пока еще не считаю, что далеко продвинулся.

— А как это произошло?
— Слава Богу, ничего трагического не случилось. Просто у нас в Северном Бутове, где я жил, рядом церковь была. Жена говорит: «Давай зайдем?» Я говорю: «С удовольствием». Начали ходить — познакомился с батюшкой, он как раз восстанавливал церковь. Понемногу стали помогать, общаться. Знакомые появились, с которыми съездили в Иерусалим по святым местам. Первый раз отстоял службу на Пасху, первый раз причастился. И так шаг за шагом… Этот процесс у меня был очень поступательный, без рывков.
Не знаю, ответил ли я вам…

Беседовала Юлия ДАНИЛОВА

Версия для печати







Код для размещения ссылки на данный материал:


Как будет выглядеть ссылка:
 
Реклама
Изготовление куполов, крестов Сталь с покрытием нитрид титана под золото, медь, синий. От 2000 руб. за м2 www.t2000.ru
Знаете ли вы Москву? Какая улица в столице самая длинная, где растут самые старые деревья, кто изображен на памятнике сырку «Дружба», откуда взялось название Девичье поле и в какой стране находится село Москва? Ученье — свет Приближается 1 сентября, день, дети снова пойдут в школу. Знаем ли мы, как и чему учились наши предки, какие у них были школы, какие учителя? Крещение Руси День Крещения Руси пока что не объявлен государственным праздником. Однако этот поворотный момент в истории России изменил русскую государственность, культуру, искусство, ментальность и многое другое. Счастливые годы последней императорской семьи Мы больше знаем о мученическом подвиге и последних днях жизни этой семьи, чем о том, что предшествовало этому подвигу. Как и чем жила августейшая семья тогда, когда над ней не тяготела тень ипатьевского дома, когда еще живы были традиции и порядки аристократической императорской России? Русские святые Кто стал прототипом героя «Братьев Карамазовых»? В честь кого из русских святых назвали улицу на острове Корфу? Кто из наших преподобных не кормил медведя? Проверьте, знаете ли вы мир русской святости, ответив на вопросы нашей викторины Апостолы Петр и Павел: рыбак и фарисей Почему их память празднуется в один день, где был раскопан дом Петра, какие слова из послания к Солунянам стали советским лозунгом и кто был Павел по профессии. 400-летие дома Романовых: памятные места Ко дню России предлагаем викторину о царской династии Романовых. Династия Романовых и благотворительность В год 400-летия воцарения в России династии Романовых вспоминаем служение царей и цариц делам милосердия. Пасха Зачем идет крестный ход — знаете? А откуда пошел обычай красить яйца? А когда отменяются земные поклоны? Кто написал канон «Воскресения день»? Великий пост Проверьте себя, хорошо ли вы знаете постное богослужение. Сретение Рождественская викторина




Новости милосердия.ru
 
       
     
 
  Яндекс цитирования



 
Перепечатка материалов сайта в интернете возможна только при наличии активной гиперссылки на сайт журнала «Нескучный сад».
Перепубликация в печатных изданиях возможна только с письменного разрешения редакции.