На Главную E-mail
       
 
Нескучный сад 5-6 (88)
   
 
Архив по номерам   Редакция   Контактная информация
   

По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II

Нескучный сад - Журнал о православной жизни
+7 (495) 912-91-19
 
 
 
Разделы сайта
 
Дополнительно:
 Фраза полностью
 Любое из слов
 Во всех полях
 Только в заголовках
 
  Общество №2(3)'2002

Необычный медбрат


Версия для печати
01.05.02, 12:35

В американском городе Брадентоне (штат Флорида) при православном храме св. Марка есть необычная "служба здоровья", которая бесплатно оказывает горожанам медицинские услуги. Создана она недавно священником этого храма о. Джоном Худиком и его прихожанами, среди которых есть несколько профессиональных медиков. А сам о. Джон, кроме всего прочего, работает медбратом в онкологическом отделении госпиталя г. Сарасота.
Не так давно отец Джон был в Москве, и мы попросили его рассказать о таком необычном сочетании служений в его жизни.

- Отец Джон, кем вы стали раньше: священником или медбратом?


- Я десять лет учился в медицинском колледже в Парижском университете и занимался медицинскими исследованиями. Одновременно у меня была возможность посещать Свято-Сергиевский богословский институт, который закончили многие известные православные богословы, такие как отец Александр Шмеман, отец Иоанн Мейендорф, отец Георгий Флоровский. Отец Иоанн Мейендорф сильно повлиял на мой выбор жизненного пути. Он вдохновил меня углубить мою духовную жизнь. Когда я вернулся в Соединенные Штаты, то поступил в семинарию Святого Владимира в Нью- Йорке, где отец Иоанн Мейендорф был деканом, и бросил свои занятия медициной. Но уже после того, как я закончил семинарию и стал священником, я работал в хосписе, занимаясь духовными нуждами людей. Именно тогда я снова вернулся к моей любимой медицине, опять поступил в медицинский колледж и стал медбратом.

- Почему вы чувствовали такую потребность? Вам казалось недостаточным служить людям в качестве священника?

- Одно из Евангелий говорит нам, что нам даются таланты, и, когда мы предстанем перед Христом после смерти, мы должны будем дать отчет о том, как мы использовали эти таланты. Я знал о своих способностях к медицине. Когда-то я собирался стать хирургом. Вот, например, митрополит Антоний Блум, прежде чем стать епископом, был нейрохирургом. Его пример меня очень вдохновил и позволил мне понять, что занятие медициной не несовместимо с моей духовной жизнью.

Я чувствовал, что нужно с моими медицинскими знаниями как бы снова войти в этот мир, использовать талант, который у меня есть, и таким образом в некотором смысле попробовать "восполнить" себя. Забавно, что я, возможно, думаю об этом в первый раз, но во время рукоположения епископ, возлагая на тебя руки, призывает благодать Святого Духа восполнить то, чего тебе не хватает. Я считаю, что действительно было нечто, чего мне не хватало и что теперь осуществилось. Теперь я могу по-настоящему служить и моим прихожанам, и незнакомым, и друзьям, и даже семье, - не только духовно, но и физически. Мне это дает огромное удовлетворение - знать, что я в конце концов послушался евангельских слов и начал использовать таланты, которые были мне даны.

- Больные, за которыми вы ухаживаете, знают, что вы православный священник? Как они к этому относятся?

- Как вы, наверное, знаете, с людьми, у которых рак или последняя стадия неизлечимой болезни, можно говорить о многих вещах. Они начинают что-то искать, стараться примириться с другими людьми и с Богом. По крайней мере 80 процентам людей, с которыми я работаю, я говорю, что я священник. И каждый из них, узнав это, или вздохнул с облегчением, или начал спрашивать меня о Церкви. "Что такое Православная Церковь?" - это самый частый вопрос. "Во что вы верите? Могли бы вы помолиться со мной или за меня?" Или даже: "Можете ли вы причастить меня?" Вступают в дискуссии по различным религиозным вопросам. Обычно это свойственно более пожилым людям, но есть и некоторые молодые. Бывает очень отрадный опыт. Мне встречались люди, которые входили в почти исповедальные отношения; им надо было снять с души груз, который беспокоил их, и я вдруг оказывался как раз подходящим для этого человеком. Потому что я уже для них не просто кто-то, кому они доверяют делать им уколы и давать им правильное лекарство, но теперь они знают, что перед ними человек, имеющий убеждения и некие особые отношения с Богом, и что и они могут вступить с Ним в другие отношения со временем. Каждый раз я имею возможность дать этим людям что-то большее, чем медицинский уход.

Я думаю, что моя работа в больнице - это прекрасная возможность свидетельствовать о вере: не навязывая другим того, во что я верю, просто дать им понять, что заставляет меня им помогать, заботиться о них или об их родственниках. Надо, не боясь и не стесняясь, не важно, как долго ты общаешься с пациентом и его родственниками - одну смену, или несколько дней, или дольше, все же сказать им в какой-то момент: я священник, у меня есть приход и я приглашаю вас его посетить. Люди хотят этого и не чувствуют насилия над собой, а просто видят, что я - больше чем медбрат. И я думаю, что это и есть мое самое важное дело. Такие вот новые отношения, которые возникают в больнице, - это попытка нести проповедь о Христе в мир и попытка соединить веру Православной Церкви и медицину.

- Отец Джон, во время ваших смен в больнице были ли случаи, что умирающие просили соборовать или причастить их? Если да, то как реагировала на это администрация больницы?

- У больницы есть свои правила относительно напутствия умирающих и причащения, но и у Церкви они есть. Конечно, я не причащаю неправославных. Большинство умирающих, с которыми я работаю, неправославные, и, когда такой человек просит, чтобы, например, над ним было совершено таинство соборования, первое, что я должен сделать по больничным правилам, это спросить больного и его родственников: "Есть ли у вас священник или пастор, с которым вы хотите, чтобы я связался?" Но, если родственники и больной знают, что я священник, чаще всего они говорят: "Нет, лучше вы сами, потому что мы вас знаем, а вы знаете нашего больного". Я даю моим коллегам знать, что собираюсь пробыть в этой палате немного подольше (другие медсестры и медбратья, с которыми я работаю, знают, что я священник), потому что родственники попросили меня помолиться над этим больным и соборовать его. И другие медсестры или медбратья берут на себя тех больных, которых я не успеваю обслужить как медбрат. Я работаю в ночные смены, с семи вечера до семи тридцати утра, и у меня превосходные коллеги. И даже если они работают с больным, за которым я не ухаживаю, и этот больной в очень тяжелом состоянии, они попросят меня подойти к нему. Так прекрасно знать, что люди, с которыми работаешь, видят твою духовную жизнь и то, что ты можешь предложить. И больничный священник тоже очень благодарен, что я не звоню ему каждый раз в час ночи позвать его к больному (смеется). Итак, я произношу молитвы из - я не знаю, как это по-русски, но у нас это называется "Book of needs" (Требник. - Ред.), правда, молитвы там длинные, и я немного сокращаю их. Вы знаете, как говорил апостол Иаков, если кто-то из нас болен, давайте позовем священника из церкви помазать его и прочитать над ним молитвы (Иак. 5, 14). И так я обычно и делаю.

- Принято ли в американских больницах сообщать больным, что их болезнь неизлечима и находится в последней стадии? Как вы считаете, надо ли говорить людям об этом?

- В Соединенных Штатах принят федеральный "Закон о правах пациентов". В нем предусмотрено право пациента знать, насколько тяжело его состояние и какие существуют возможности для лечения. И ни один врач или медсестра не имеют права скрывать эту информацию, если пациент, находящийся в здравом рассудке, хочет ее знать. Когда встает вопрос о том, получает ли пациент адекватную информацию о своем состоянии и не возник ли у него по этому поводу конфликт с близкими, созывается совет по медицинской этике - это междисциплинарный совет, в который входят врачи и медсестры, священники, социальные работники и люди, ухаживающие за больным. Совет анализирует ситуацию и дает рекомендации родственникам и тем, кто ухаживает за больным. Важно помнить, что одна из обязанностей медсестры или медбрата - давать нужную информацию больному. И, несмотря на пожелания родственников, нужно учитывать желание самого больного. Если, как я уже говорил, он в здравом рассудке и хочет знать о своем состоянии, что противоречит желанию родственников, я, как медбрат, должен попытаться объяснить родственникам желание больного, используя все возможности, которые у меня есть.

Верю ли я сам, что людям нужно говорить, что они умирают? Я считаю, что большинство умирающих знают, что они умирают. Я работал со многими умирающими, и с детьми, и со взрослыми, и со стариками. Они говорили мне как священнику и как медбрату: "Мои родные думают, что я умираю. Они знают, что я умираю. Я тоже думаю, что я умираю. Но они не хотят мне говорить. Я не хочу расстраивать их, но я хочу знать, правда ли, что мне осталось недолго жить?" В этот момент вы можете подтвердить эти подозрения больного. Я обычно отсылаю его обратно к его вопросу, говоря: "Вы правильно представляете себе, что происходит", или что-то подобное. Мне кажется, такой ответ подтверждает подозрения больного, не разрушая доверия между ним и родственниками. Я считаю, что одна из моих задач и как медбрата, и как священника - поощрять пациентов открыто разговаривать с родными о своей болезни и помогать им справляться со своим страхом, беспокойством, злостью или другими чувствами, возникающими у людей, когда они узнают о смертельной болезни. Тем самым мы помогаем людям ближе подойти к пониманию того, кто они такие и что с ними происходит. Тогда люди начинают черпать силы из новых источников. Таким источником может стать для человека Бог, или родные, или друзья, или все они вместе.

Работая медбратом, я вижу разных больных: тех, кто находится на последней стадии неизлечимой болезни, просто тяжело больных и тех, кто выздоравливает. Все эти люди находятся в критическом положении, все проходят через какие-то испытания. Бог допустил, чтобы эти люди пережили серьезные трудности, и я верю, что это нужно, чтобы любыми возможными средствами в конце концов привести их к более глубоким отношениям с Богом. Умрет ли человек в результате болезни или будет продолжать жить - я считаю, что болезнь дает ему возможность обрести более глубокую веру, а также углубить свои отношения с самыми близкими людьми. Это также наилучшая возможность покаяния. Я вижу, как люди хотят действительно изменить свою жизнь, когда узнают, что серьезно больны. Я видел, как не только больной, но и его родственники совершенно перевернули свою жизнь, совершенно изменили свое отношение к Богу и сами изменились внутренне.

Не все священники, должен сказать, имеют возможность наблюдать такое и видеть исцеление, которое приходит разными путями через эту перемену. Это действительно поддерживает мою веру в милосердие Божие и дает силы продолжать работу, потому что я вижу, как Бог действует в людях, и в верующих, и в неверующих, и это потрясающе. Столько людей, которые вообще полностью исключали Бога из своей жизни, вернулись ко Христу. Вы знаете, это чудесно - использовать свои способности так, что действительно чувствуешь себя как бы инструментом в руке Божией. Чувствовать, что это на самом деле не я, это Бог действует через меня. Это удивительный опыт, и я желаю, чтобы больше моих братьев-священников могли его испытать.

- Что бы вы могли сказать родственникам человека, который смертельно болен? Как они должны себя вести?

- Смертельно больные имеют возможность попрощаться. Люди, которые знают, что они смертельно больны, и их родственники имеют возможность, которой нет у других людей. Если человек умирает внезапно, он не имеет возможности подготовиться к той невероятной перемене, которая должна вскоре произойти в его жизни. Я считаю, что родственники умирающего должны быть честными и открытыми в своих чувствах. Я думаю, они должны в какой-то момент собраться и поддержать друг друга в заботе об умирающем.

Принять участие в заботе об умирающем, может быть, одно из самых достойных и духовно важных дел, потому что это изменяет человека внутренне. Он понимает что-то новое не только о смерти, но и о жизни. Это реальная возможность для тех из нас, которые продолжают жить, вступить в совершенно новые отношения с Богом и с тем человеком, который вскоре умрет, потому что можно отбросить все, что затрудняло эти отношения раньше, и научиться жить настоящим.

- Расскажите, пожалуйста, отец Джон, есть ли в вашей больнице волонтеры, ухаживающие за больными? Если есть, то кто они и какую работу выполняют в больнице?

- В больнице, где я работаю, есть удивительная группа волонтеров, которые отдают очень много своего свободного времени этой работе. Они выполняют самые разные обязанности. Некоторые помогают медсестрам, выполняют их поручения, приносят оборудование. Некоторые помогают больным в самых простых и необходимых нуждах: подают воду, приносят еду, помогают тем, кто сам не может есть, читают книги и газеты тем, кто не видит. Иногда они играют на музыкальных инструментах. Наши волонтеры часто сидят с умирающими, которых некому навестить, особенно в последние часы жизни, чтобы не получилось, что человек умер в одиночестве. Они сидят у постели умирающего и молятся про себя. Волонтеры приносят больным замечательные подарки, стараясь подарить каждому то, что он любит. Некоторые сами шьют маленькие подушечки и салфетки и кладут их на постель больному. Они дарят умирающему немного тепла и внимания. И больные, тяжело переживающие разлуку со своей семьей, уже не чувствуют себя так одиноко. Возможность работать волонтером очень важна для людей, у которых нет медицинского образования, но которые готовы отдавать свои силы и способности больным.

- Отец Джон, мы знаем, что в вашем приходе создана служба здоровья. Откуда возникла такая идея?

- Во-первых, в Соединенных Штатах существует движение, основанное лютеранским пастором Грейнджером Вестбергом в 80-е годы. Называется оно "Приходские медсестры" и объединяет опытных медицинских работников, которые интересуются духовной жизнью и хотят заботиться не только о физическом, но и о духовном состоянии больных. Я познакомился с таки ми сестрами в Милуоки, в университете Маркет, где служил как священник. И я подумал, что это то, что и мы могли бы делать.

Во-вторых, это то, что Православная Церковь делала веками. Наше духовенство всегда заботилось и о физических, и о духовных нуждах больных. Я вспомнил и о совсем древних событиях. Когда св. Василий Великий был архиепископом Кесарии Каппадокийской, он фактически отдал свое имение больным. Он создал приют, называвшийся "Василиада". У него там были служащие, выполнявшие обязанности врачей и сестер, и волонтеры, заботившиеся о больных и умирающих. Так что он не только как великий богослов, но и как пастырь продемонстрировал необходимость того, чтобы Церковь была включена в эти заботы. Я осмелюсь высказать мысль, что Православная Церковь во всем мире, а в Соединенных Штатах особенно, несколько отошла от этого. По мере развития и усложнения медицины все меньше и меньше священников, а также докторов и медсестер пытаются служить людям таким образом. Я решил попытаться вернуться к нашим историческим корням и заботиться не только о том, что происходит в нашем приходе, но сделать его открытым по отношению к обществу.

- Люди, работающие в вашей службе здоровья, - это все ваши прихожане или у вас есть приглашенные специалисты?

- У нас в приходе есть несколько медсестер, социальных работников и фармацевтов. У нас также есть связи с разными больницами и врачами, которые предложили нам свою помощь. Мы приглашаем их для чтения лекций или для консультаций. Кроме того, когда мы проводим какое-либо обследование, у нас может возникнуть необходимость направить человека к специалисту. То есть основу нашей службы составляют члены прихода, но, кроме того, мы развиваем контакты с больницами, а также контакты с другими церквями, создавшими собственные программы ухода за больными. Они работают вместе с нами, и мы учимся друг у друга и очень помогаем друг другу, потому что, конечно, мы не можем знать всего. Важно, что у нас есть возможность куда-то обратиться, позвонить в другой приход, или в другую больницу, или другому врачу. Они всегда готовы выручить, если это в их силах, или по крайней мере посоветовать, куда обратиться. Я очень рад, что мои прихожане стараются, опираясь на наши традиции, воссоздать эту связь между медициной и Церковью. Они считают это достаточно серьезной задачей и готовы отдавать этой работе свое время. Они часто перегруппируют свои смены так, чтобы заботиться не только о наших прихожанах, но и также о других жителях нашего города, которые иначе останутся без медицинской помощи.

- Отец Джон, как бы вы ответили на такой вопрос: что главное в вашей жизни - помогать людям в качестве медбрата или проповедовать Христа?

- Я бы хотел, чтобы это был первый вопрос, он самый легкий из всех. Я не могу делать одно без другого. Совершенно не могу.

Беседовал Сергей Селецкий

Версия для печати







Код для размещения ссылки на данный материал:


Как будет выглядеть ссылка:
 
Реклама
Изготовление куполов, крестов Сталь с покрытием нитрид титана под золото, медь, синий. От 2000 руб. за м2 www.t2000.ru
Знаете ли вы Москву? Какая улица в столице самая длинная, где растут самые старые деревья, кто изображен на памятнике сырку «Дружба», откуда взялось название Девичье поле и в какой стране находится село Москва? Ученье — свет Приближается 1 сентября, день, дети снова пойдут в школу. Знаем ли мы, как и чему учились наши предки, какие у них были школы, какие учителя? Крещение Руси День Крещения Руси пока что не объявлен государственным праздником. Однако этот поворотный момент в истории России изменил русскую государственность, культуру, искусство, ментальность и многое другое. Счастливые годы последней императорской семьи Мы больше знаем о мученическом подвиге и последних днях жизни этой семьи, чем о том, что предшествовало этому подвигу. Как и чем жила августейшая семья тогда, когда над ней не тяготела тень ипатьевского дома, когда еще живы были традиции и порядки аристократической императорской России? Русские святые Кто стал прототипом героя «Братьев Карамазовых»? В честь кого из русских святых назвали улицу на острове Корфу? Кто из наших преподобных не кормил медведя? Проверьте, знаете ли вы мир русской святости, ответив на вопросы нашей викторины Апостолы Петр и Павел: рыбак и фарисей Почему их память празднуется в один день, где был раскопан дом Петра, какие слова из послания к Солунянам стали советским лозунгом и кто был Павел по профессии. 400-летие дома Романовых: памятные места Ко дню России предлагаем викторину о царской династии Романовых. Династия Романовых и благотворительность В год 400-летия воцарения в России династии Романовых вспоминаем служение царей и цариц делам милосердия. Пасха Зачем идет крестный ход — знаете? А откуда пошел обычай красить яйца? А когда отменяются земные поклоны? Кто написал канон «Воскресения день»? Великий пост Проверьте себя, хорошо ли вы знаете постное богослужение. Сретение Рождественская викторина




Новости милосердия.ru
 
       
     
 
  Яндекс цитирования



 
Перепечатка материалов сайта в интернете возможна только при наличии активной гиперссылки на сайт журнала «Нескучный сад».
Перепубликация в печатных изданиях возможна только с письменного разрешения редакции.