На Главную E-mail
       
 
Нескучный сад 5-6 (88)
   
 
Архив по номерам   Редакция   Контактная информация
   

По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II

Нескучный сад - Журнал о православной жизни
+7 (495) 912-91-19
 
 
 
Разделы сайта
 
Дополнительно:
 Фраза полностью
 Любое из слов
 Во всех полях
 Только в заголовках
 
  Жизнь в Церкви №5 (22)'2006

Бес тебя ленью, а ты его кистью


Версия для печати
11.08.06, 16:27

Труды Сергия Радонежского. Иконописная прорись«Хочу, чтобы Россия стала протестантской страной, тогда заживем по-человечески», - и такое писали и говорили в 1990-е годы. И сегодня некоторые считают, что именно православный менталитет мешает нам наладить экономику. Во многом под влиянием книг немецкого философа и социолога Макса Вебера, показавшего влияние протестантской этики на развитие капитализма. А вот моего собеседника в студенческие годы книги Вебера натолкнули на мысль исследовать трудовую этику монастырей. Недавно на социологическом факультете Высшей школы экономики он защитил кандидатскую диссертацию по теме «Основные категории хозяйственной этики современного русского православия: анализ социально-экономических доктрин РПЦ и хозяйственной практики монастырских общин» (полевая часть исследования проведена при финансовой поддержке Института гражданского анализа). О своих впечатлениях и наблюдениях Иван ЗАБАЕВ рассказал в интервью НС

-- Иван, как вы вышли на эту, мягко говоря, нестандартную тему?
-- Меня довольно давно волновал вопрос, можно ли быть православным и одновременно успешным в этом мире. На заре моей «туманной» юности, когда очень остро обозначились вопросы смысла жизни, я столкнулся с Православием и через некоторое время уже подумывал бросить учебу и вообще забыть все мирское как ненужное, уйти в монастырь. А конкретную формулировку темы исследования мне «подсказала» книжка Макса Вебера «Протестантская этика и дух капитализма». Вебер убедительно показал, какой могла бы быть роль протестантизма в формировании капитализма. Принято считать, что в отличие от протестантизма Православие вообще не интересуется земными делами и, следовательно, никогда не влияло на экономику. Этого мнения придерживаются и многие социологи. Однако кажется, что оно не могло не влиять в эпоху, когда монастырям принадлежала треть земли, многие из них имели крепкие хозяйства, крестьяне (большая часть населения России) часто совершали довольно длительные паломничества в монастыри, в том числе и для того, чтобы оставить у раки святого последние деньги, и так далее. Хотя, конечно, после петровских реформ связь русского Православия с мирской жизнью становится … менее очевидной что ли. Иными словами, существовала хозяйственная деятельность, стимулированная Православием. Вопрос в том, в каком направлении стимулировало Православие эти хозяйственные действия. Но, конечно, я понимал, что православное отношение к хозяйственной деятельности отличается от протестантского (с точки зрения протестантизма успешное хозяйствование – залог спасения). Вот мне и захотелось понять, какой смысл видят православные люди в хозяйственной деятельности. Причем именно как видят те, кто ей занимается, а не как трактуют этот смысл сторонние наблюдатели или исследователи-теоретики (мы часто приписываем другим наши смыслы). Попытаться понять это можно было только изнутри, хоть немного пожив в монастырях, поучаствовав в их деятельности. Как ни сильно искажена современная православная жизнь по сравнению, допустим, с XVI веком, все же я надеялся, что смогу, узнав ее лучше, опровергнуть стереотипы и обосновать гипотезу о том, какую роль играла православная этика в мотивации хозяйственника (а, следовательно, экономике страны) раньше и какую может сыграть сегодня.

-- Имели вы до этого хоть какое-то представление о монастырской хозяйственной деятельности? И полезно ли вообще ученому знание предмета до начала исследования?
-- Не так важно, знаком ли ученый с предметом заранее, главное – добросовестность и профессионализм. Если тема совсем не знакома, лучше не спешить с выводами -- их надо делать на значительном материале. Думаю, что в социальных науках квалифицированное исследование часто начинается с личной проблемы. В этом смысле мой пример -- не исключение. Но сказать, что тема была мне знакома, не могу.

-- С какого монастыря вы начали свое исследование?
-- С Соловецкого. Просто потому, что я на младших курсах ездил туда в паломничество. Начиная с четвертого курса несколько раз побывал там для ознакомления с хозяйственной деятельностью. Но это были предварительные краткосрочные поездки. А в аспирантуре стал ездить в монастыри целенаправленно, собирая материал для диссертации. Объездил 8 монастырей: 6 – в Сибири и на Дальнем Востоке, а также Соловецкий монастырь и Курскую Коренную пустынь. Жил там по 7-10 дней, выполнял различные послушания: пас коров, убирал хозяйственный двор, чистил рыбу. Например, на Байкале, дали мне 30-килограммовый мешок омуля с утра – до семи вечера чистил с перерывом на часовой обед. За это время один раз меня навестил эконом монастыря. И мы поговорили минут двадцать о молитве, страхе и спасении. В принципе, так проходит жизнь всех трудников монастырей. Когда работают не поодиночке, общаются больше.
В одном монастыре жил чуть подольше, дней 10, там поработал помощником плотника. Сам попросился. В некоторых монастырях новичку без вопросов дают тяжелое послушание, но в некоторых спрашивают, есть ли у него рабочая специальность, профессиональные навыки. Я особых навыков не имел, но мог в том монастыре выбрать послушание – вот и попросился к плотнику.

-- Как вас принимали в монастырях: радушно или сурово? Какое сложилось впечатление о наместниках?
-- Разное. Например, в одном монастыре встретили приветливо – человек с дороги. На трапезе я немного отравился и первый день отлеживался. Когда я на следующий день подошел к наместнику и спросил, что нужно делать, он мне сурово сказал: «Ты еще не на послушании? Ты сюда приехал душу спасать или харчевать?». Отвел меня к мирянину Василию, восстанавливавшему стену братского корпуса: «Василий, вот тебе на послушание. Найди ему работу. Чем тебе помочь?» «Да чем же? Я сам управлюсь», - ответил Василий. «Все равно. Пусть хоть подметает», - отрезал наместник. Мы работали с Василием до обеда. Когда я подмел и разобрал кучу у гаража, спросил его, что делать дальше. «Ну, Иван, сам посмотри. Делай все так, как будто это твой дом. Что недоделано – то делай. Собака наскребла – подмети, отваливается – приделай. Дело за дело, глядишь – и день прошел», - говорил он.
Наместник всю неделю держал меня в ежовых рукавицах. На побелку и на покраску в дождь гонял! Прихожу к нему, говорю: дождь, побелка смоется. А он отвечает: «Ничего подобного, козырек защитит стену от дождя. Иди бели. Бес тебя ленью, а ты его кистью». И со всеми трудниками он разговаривал так, как будто не он должен быть им благодарен за то, что они бесплатно работают в монастыре, а они ему за то, что у них теперь есть место, где они могут душу спасать. Как-то на обеде при всех отчитал одну бабку – ей было велено попросить на рыбзаводе рыбы для монастыря. Отчитал за то, что она попросила от своего имени (сказала на заводе: я такая-то Валентина, не поможете, может есть какие остатки рыбы для монастыря), а не от его. А когда она в ответ вскипела, жестко осадил: «Смирения в тебе нет, делаешь все по своей воле; с виду благочестивые, а чуть ковырнуть – из тебя и полезет».
А в последний день наместник вышел меня проводить за стены монастыря, и у меня чуть крыша не поехала – так по-доброму он прощался со мной. Я не удержался и спросил его, почему такая перемена. Он мне объяснил: «Ты приехал расслабленный – могу делать, могу не делать. В монастыре нужно было тебя собрать. Часто думают – либо любовь, либо дисциплина. Но так не бывает. Без дисциплины человек в нужный момент просто не сможет встать - какая уж там любовь или добро. Нам поначалу нужно себя понуждать на все. В монастыре все еще сложнее. Здесь брань сильнее. Монастырь держится только волей наместника – не буду я там собирать, он рухнет. А здесь я тебе не командир». Так было понятнее, но принять это как нормальный ход вещей я не мог еще долго.
В другом монастыре наместник тоже сурово обращался и с трудниками, и с насельниками. Там как раз перед моим приездом один послушник украл крестики на большую сумму и сбежал. Все были на взводе. И вот за трапезой сделал он одному монаху резкое и внушительное поучение. Видимо, не в первый раз, и монах сорвался, накричал в ответ. Наместник жестко сказал: «Сажаю тебя на хлеб и компот. А чтоб ты не думал, что к тебе придираются, я тоже буду сидеть на хлебе и компоте». И два дня они, действительно, вместе просидели на хлебе и компоте.

-- А сталкивались вы с такими послушаниями для смирения, как, например, сажать морковку корнями вверх?
-- Таких крайностей я не видел. Нет у людей времени. Если у наместника два монаха и полтора паломника, он думает о том, как обители выжить, а не как лучше смирить братию. Сама жизнь там смиряет. Допустим, один монастырь восстанавливается на месте бывшего морского клуба. Чтобы разгрести оставшуюся свалку, нужно столько смирения!
Другое дело, что трудники, читающие жития святых и патерики, общающиеся с монахами, иногда воспринимают свои послушания как морковку корнями вверх. Например, при мне один печку штукатурил, к нему другой подошел и спросил, зачем он штукатурит по сырому - отвалится же. А тот руками развел: «Ну что. Корнями вверх…». На вопрос же, что будет делать потом, ответил: «Печку положу, а там куда скажут».
«Корнями вверх» - его понимание выполняемого послушания. Может быть, со стороны это, как и побелка под дождем, действительно кажется бессмысленной работой, но я все же думаю, что большинство наместников дает такие послушания не из духоносных соображений, а из хозяйственной необходимости (необходимо много сделать в кратчайший срок). А то, что трудник руководствуется духоносной нормой, определенным образом помогает ему выполнить послушание. Мне это видится так.
В одном монастыре я по послушанию пас коров. Как-то зарядил дождь, явно надолго, и через полчаса я, промокший до нитки, обратился к эконому монастыря с просьбой загнать коров в стойло и самому переждать дождь под крышей. В ответ услышал: «Для них сейчас самое время -- овода не мучают. Что, у тебя одежды нет?». Я продолжил пасти. Хотел эконом смирить меня? Наверное, он все-таки думал о коровах и хозяйстве. Через час я с дождем смирился и спокойно мок. Еще через два дождь кончился. После проживания подобных ситуаций, появляется ощущение: ты не знаешь, что ты можешь, что нет. И в каждой следующей ситуации уже легче идешь на что-то неизвестное, страшное или невозможное, смиряясь с ним как данным тебе к исправлению, созиданию или чему-то еще.

-- Обычно самые тяжелые послушания в монастырях выполняют трудники, послушники и молодые монахи. А встречали ли вы иеромонахов, игуменов или даже наместников, выполняющих черновую работу?
-- По крайней мере они ее не игнорировали. В Приморье духовник монастыря после утреннего правила брал косу и вместе с одним блаженным шел за монастырский огород «очищать территорию» и прокашивать дороги. Я спросил, зачем он каждый день косит - это же почти никому не нужно? Он ответил, что без этого ему трудно – «молитва не идет», да и, в Евангелии написано, что все должны трудиться. В другом монастыре наместник вместе с братией таскал кирпичи. Но, наверное, наместник не должен все время таскать кирпичи – на нем огромное хозяйство, которым надо управлять.

-- Так все-таки какие принципы лежат в основе монастырского хозяйствования?
-- Мне кажется, что с точки зрения мотивации – смирение и послушание. Для всех, начиная с руководителя – наместник же не сам выбирает обитель, его назначают, направляют туда. И все, кто к нему стекается, связаны они монашескими обетами или нет, должны нести послушание. Кроме этого, людям просто надо выживать. Правда, не везде. В одном монастыре я несколько дней приставал с вопросами о смысле хозяйства к эконому Антонию. Антоний – бывший спецназовец, воевал в Афганистане. Ростом выше двух метров, косая сажень в плечах, огромная косматая грива и борода – в поселке его называют «большой брат», боятся и уважают. Он долго уходил от разговора, но в последний день не выдержал: «Иоанн! Что ты пристал, прости Господи. Неужели ты ничего не понимаешь? Господи помилуй! Какая экономика?! Это все сказка! Господь подает -- вот и вся экономика. Мы живем на золотой жиле -- в курортной зоне. Могли вообще никакого хозяйства не вести. Коровы, огород -- один убыток. Мы занимаемся этим только для смирения». И это не частное мнение Антония, но распространенная в монастырской трудовой этике аргументация: надо трудиться для того, чтобы не оставалось времени грешить. При этом неважно, какой будет результат труда.

-- Потому что он все равно не зависит от человека. Не получается ли инфантильная этика – трудимся не из чувства ответственности, а чтобы убить время, избежать искушений?
-- Я думаю, что ответственность никуда не девается. Она перераспределяется. Большая ответственность ложится на того, кто дает послушание или благословение. Однако тот, кто исполняет послушание, также должен отнестись к нему ответственно и выполнить его. Кроме того, послушание душеполезно только тогда, когда исполняется с определенным внутренним чувством. Иначе время все равно оказывается потраченным на грех. Святитель Феофан Затворник писал, что нужно каждое дело воспринимать как данное Богом, тогда уйдут суетливость, многозаботливость и нерадение о делах домашних и общественных.
Тем более что труд ради смирения и послушания – общепринятая монастырская практика, а отсутствие необходимости заботиться о хлебе насущном (как в приведенном только что примере) -- случай достаточно редкий. Большинство монастырей, повторяю, должны думать и о выживании. Но и выживая монахи не хозяйствуют, не занимаются той или иной деятельностью, а исполняют послушание -- в этом суть монастырской трудовой этики. Особенно наглядно это видно в сравнении с веберовской схемой. По Веберу Бог не слышит человека, молиться не имеет смысла. Часть людей изначально избрана к спасению, и эта избранность проявляется уже в земной жизни -- кто благоденствует в миру, будет спасен. Далее Вебер предполагал, что каждый человек захочет проверить свою избранность. Проще всего это сделать, попробовав честным трудом добиться благоденствия. Получается -- значит избран. Проще говоря, достаток является измерителем благоденствия, а само хозяйство -- средством к спасению.
В отличие от протестанта православный христианин воспринимает хозяйство и спасение как вещи достаточно независимые. В монастыре хозяйство становится средством для спасения, но благодаря не избранности, а послушанию. Чтобы спастись, ты должен соединить свою волю с волей Божией, а средством достижения этой цели является послушание другому, более опытному духовно. И реализуется послушание не столько в хозяйственных (связанных с постановкой целей), сколько в трудовых операциях, которые и называются послушаниями. Таким образом, исключение собственного целеполагания само по себе является средством спасения.

-- Применимы ли, на ваш взгляд, эти принципы для хозяйственников- мирян?
-- Думаю, что да. Конечно, предприниматель не может вести дела по абсолютному послушанию, аналогичному монастырскому. Я беседовал с несколькими православными предпринимателями, они говорили, что многие вещи делают по благословению духовников (с их духовниками я тоже общался). Благословение – категория, заменяющая абсолютное послушание, невозможное для хозяйственников-мирян. Но мотивировка их деятельности похожа на мотивировку насельников монастырей. Ответственность также разделяется между делающим и благословляющим деяние. Если в веберовском протестантизме между протестантом и Богом стоит успех, то в Православии между православным и Богом стоит смирение. Поэтому, если грубо, в веберовском протестантизме ты с хозяйством, - остальное потом; а в Православии – ты с Богом, остальное потом.) Каждый из вариантов имеет свои сильные и слабые с хозяйственной точки зрения стороны.

-- Иван, некоторые до сих пор сетуют на православный менталитет, чаще всего ссылаясь как раз на Вебера. Дескать, этот менталитет мешает нам наладить экономику. Вот освоили бы мы протестантскую этику и сразу бы зажили по-человечески. Что вы можете сказать по этому поводу в результате исследования?
-- Что это не совсем правильно. Вебер добросовестно исследовал, что реально сложилось на основе его родной культуры, но и не думал навязывать этот путь всему миру. Вот и нам надо спокойно изучать свои традиции, понимать их сильную и слабую сторону (я говорю об экономической деятельности). Например, во многих случаях эффективней капиталистической экономики оказывается экономика мобилизационная, то есть когда все трудовые ресурсы подтягиваются под один большой проект. И ресурсы не особо сопротивляются. На Западе осуществить такой проект невозможно. А у нас при советской власти это удалось – в первые 10-летия советская экономика совершила гигантский рывок. Я думаю, за счет того, что большевики вначале умело использовали сложившийся веками «менталитет» русского человека (возможно, неосознанно). Вполне возможно - это гипотеза - что именно так в той ситуации и сработали категории смирения и послушания, позволив разными способами мобилизовать людей на значительные общественные изменения. В целом эпоха была тяжелой, но не учитывать опыт экономического развития нельзя. Просто надо понять, когда уместна мобилизационная экономика, а где ее надо ограничивать. Но просто утверждать, что везде нужен капитализм?.. Капитализм и демократия – два бренда, с помощью которых Запад пытается осваивать и колонизировать другие страны. Нет демократии – принимаются меры по включению этой страны в демократию (пример – Ирак). Так и с капитализмом. Незачем просто так привносить протестантскую этику, она сама по себе, без изменения всего уклада жизни, все равно в России не приживется.
На мой взгляд, проблема не в православном менталитете, а в том, что мы постоянно смотрим на нашу жизнь через призму западной. Нам начинает казаться, что все у нас не так, мы затеваем безумные реформы: Иван Грозный, Петр I, большевики… Кстати, очень может быть, что возможность осуществления этих реформ без постоянной гражданской войны является своеобразным результатом действия того самого православного «менталитета». Такие историко-социологические исследования нужны, чтобы осмыслить исторический опыт, найти собственный стержень, перестать наступать на те же грабли.

Беседовал Леонид ВИНОГРАДОВ

Полевая часть исследования проведена при финансовой поддержке Института гражданского анализа.

Версия для печати







Код для размещения ссылки на данный материал:


Как будет выглядеть ссылка:
Бес тебя ленью, а ты его кистью

«Хочу, чтобы Россия стала протестантской страной, тогда заживем по-человечески», - и такое писали и говорили в 1990-е годы. И сегодня некоторые считают, что именно православный менталитет мешает нам наладить экономику. Во многом под влиянием книг немецкого философа и социолога Макса Вебера, показавшего влияние протестантской этики на развитие капитализма. А вот моего собеседника в студенческие годы книги Вебера натолкнули на мысль исследовать трудовую этику монастырей. Недавно на социологическом факультете Высшей школы экономики он защитил кандидатскую диссертацию по теме «Основные категории хозяйственной этики современного русского православия: анализ социально-экономических доктрин РПЦ и хозяйственной практики монастырских общин». О своих впечатлениях и наблюдениях Иван ЗАБАЕВ рассказал в интервью НС

Журнал Нескучный сад
 
Реклама
Изготовление куполов, крестов Сталь с покрытием нитрид титана под золото, медь, синий. От 2000 руб. за м2 www.t2000.ru
Знаете ли вы Москву? Какая улица в столице самая длинная, где растут самые старые деревья, кто изображен на памятнике сырку «Дружба», откуда взялось название Девичье поле и в какой стране находится село Москва? Ученье — свет Приближается 1 сентября, день, дети снова пойдут в школу. Знаем ли мы, как и чему учились наши предки, какие у них были школы, какие учителя? Крещение Руси День Крещения Руси пока что не объявлен государственным праздником. Однако этот поворотный момент в истории России изменил русскую государственность, культуру, искусство, ментальность и многое другое. Счастливые годы последней императорской семьи Мы больше знаем о мученическом подвиге и последних днях жизни этой семьи, чем о том, что предшествовало этому подвигу. Как и чем жила августейшая семья тогда, когда над ней не тяготела тень ипатьевского дома, когда еще живы были традиции и порядки аристократической императорской России? Русские святые Кто стал прототипом героя «Братьев Карамазовых»? В честь кого из русских святых назвали улицу на острове Корфу? Кто из наших преподобных не кормил медведя? Проверьте, знаете ли вы мир русской святости, ответив на вопросы нашей викторины Апостолы Петр и Павел: рыбак и фарисей Почему их память празднуется в один день, где был раскопан дом Петра, какие слова из послания к Солунянам стали советским лозунгом и кто был Павел по профессии. 400-летие дома Романовых: памятные места Ко дню России предлагаем викторину о царской династии Романовых. Династия Романовых и благотворительность В год 400-летия воцарения в России династии Романовых вспоминаем служение царей и цариц делам милосердия. Пасха Зачем идет крестный ход — знаете? А откуда пошел обычай красить яйца? А когда отменяются земные поклоны? Кто написал канон «Воскресения день»? Великий пост Проверьте себя, хорошо ли вы знаете постное богослужение. Сретение Рождественская викторина




Новости милосердия.ru
 
       
     
 
  Яндекс цитирования



 
Перепечатка материалов сайта в интернете возможна только при наличии активной гиперссылки на сайт журнала «Нескучный сад».
Перепубликация в печатных изданиях возможна только с письменного разрешения редакции.