Нескучный сад - Журнал о православной жизни

Зачем православным политические партии?

6 (77)'2012 Жизнь в Церкви  01.05.12 18:40 Версия для печати. Вернуться к сайту

Весной вступает в силу Закон об упрощении регистрации политических партий. Очевидно, количество российских партий в скором времени сильно возрастет. Возможно, среди них будут и православные. Был ли у православных исторический опыт партийного строительства? И что из этого вышло? Рассказывает кандидат исторических наук, доцент Федор ГАЙДА.



Главная цель и побочные действия


Политика — сфера деятельности, предполагающая борьбу, часто разделяющая людей и разжигающая страсти. Поэтому «политическая борьба, предвыборная агитация, кампании в поддержку тех или иных политических партий, общественных и политических лидеров» принадлежат к тем областям, «в которых священнослужители и канонические церковные структуры не могут оказывать помощь государству, сотрудничать с ним» (Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. III. 8). Однако это не значит, что у Церкви нет политической позиции, которую она не могла бы выразить. Кроме того, Церковь не запрещает своим членам принадлежать к политическим партиям, движениям, союзам и иным подобным организациям, созданным на основе различных политических доктрин и взглядов (см. V. 1-2).

Главной целью партий является достижение и удержание власти. Для того чтобы эта деятельность не выродилась в пустую болтовню или преследование корыстных целей, христианин никогда не должен забывать о смысле своей жизни и цели своей деятельности. Более века назад, еще в 1896 году, К. П. Победоносцев так характеризовал политическую жизнь России — слова, как будто сказанные про нас нынешних: «Посмотрите, как сходятся люди в нашем обществе — знакомые и незнакомые, — для дела и без дела. Едва взглянули в глаза друг другу, едва успели обменяться словом, как уже стала между ними тень. С первого слова, которое сказал, с первого приема речи, который употребил один, — у другого возникла уже задняя мысль: а, — вот какого он мнения, вот какой он школы, вот какого он убеждения (любимый из новейших терминов, и один из самых обманчивых). Он либерал, он клерикал, он крепостник, он социалист, он анархист. <…> Присмотритесь, прислушайтесь, как вслед за этим первым впечатлением разгорается все сильнее взаимное подозрение, как оно потом переходит в раздражение, как затем всякий спокойный обмен мысли становится невозможен, как отрывистые и резкие фразы сменяются в принужденной беседе столь же резкими паузами и как, наконец, люди расходятся, не узнав друг друга и осудив уже друг друга с первой встречи. Каждый сразу поставил друг друга в известную категорию, в известную клеточку, с которою, как он давно уже решил, нет у него ничего общего. Из-за чего весь этот бессмысленный раздор? Из-за убеждений? Можно сказать наверное в большинстве случаев, что с той и с другой стороны нет никакого осмысленного убеждения, нет организованной партии, а есть только нечто, вчера услышанное, вчера вычитанное в газетах, вчера привившееся из разговора с таким же точно гражданином, только что покушавшим точно такой же детской каши...» (Победоносцев К. П. Московский сборник. Гл. XI). Не стоит думать, что такая ситуация проходит безобидно. В обществе сеется вражда и недоверие — и разделенное общество начинает умирать. Без доверия не работает экономика, рассыпаются отношения внутри семьи, скудеют любовь и вера.

Православные значит «реакционные»?


У православных был богатый опыт партийного строительства. Причем не только за рубежом, но и в самой России. До революции 1917 года партии, декларировавшие себя как православные, были самыми массовыми в стране. Это те самые партии, которые были заклеймлены как «реакционные» — лишь потому, что стремились сохранить в России историческую самодержавную власть и господствующую позицию Православной Церкви, к которой принадлежало большинство населения страны. Себя эти партии именовали черносотенными — в честь «черных сотен», простого посадского люда допетровской Руси. Они также назывались правыми, поскольку были консерваторами (в девяностые годы ХХ века «правыми» в России почему-то стали называть либералов). Самой известной такой партией был Союз русского народа (СРН), возникший в период Первой русской революции.

Высочайший манифест 17 октября 1905 года впервые в истории России разрешил создание политических партий. Кроме многочисленных социалистических и либеральных партий, а также тех, которые представляли различные национальные меньшинства, стали формироваться и партии, поддерживавшие историческую власть и веру. На вооружение был взят традиционный лозунг: «Православие. Самодержавие. Народность». По данным полиции, которые подтверждаются расчетами современных историков, численность черносотенцев вскоре превысила 400 тысяч человек (на 90 млн православных во всей Российской империи). Только в Союзе русского народа было 350 тысяч. Любая оппозиционная партия не имела и ста тысяч. Черносотенное движение было вполне консолидированным. Кроме СРН существовало еще две партии (Союз русских людей и Русская монархическая партия), близких ему по духу и действовавших совместно с ним. Всего же до 1917 года в России возникло (а по большей части и успело кануть в Лету) почти 200 (!) партий, в подавляющем большинстве антиправительственных и антиправославных.

Основной состав


Состав правых партий был очень разнообразен. Большинство были крестьяне, нередко записывавшиеся в партию целой деревней. Однако самой активной силой являлись все же интеллигенты, священники (им тогда запрещалось участвовать лишь в антигосударственных партиях), купцы, «городские обыватели», рабочие. На знаменитом Путиловском заводе в Петербурге была мощная ячейка СРН. В Одессе оплотом черносотенцев были портовые грузчики.

Членские взносы в СРН были небольшими — 50 копеек в год. Партия существовала на пожертвования состоятельных сторонников. Кроме того, негласная финансовая поддержка оказывалась и со стороны государства, которая в основном уходила на содержание правых газет (правительству важно было создать своеобразный информационный противовес для левой прессы). Нельзя сказать, что отношения с властью у черносотенцев были безоблачными. Император Николай II действительно благоволил им и даже принял от депутации СРН нагрудный значок Союза. Но чиновники часто были настроены негативно и побаивались «не в меру ретивых» борцов за правое дело. Кроме того, черносотенцы активно критиковали бюрократизм и коррупцию в государственном аппарате, выступали за восстановление непосредственной связи царя и народа. В этом романтическом запале было много утопичного, но была и правда, которая раздражала бюрократов.

Некоторые архиереи и священники были активными участниками правых партий. Архиепископ Волынский и Житомирский Антоний (Храповицкий) — один из основателей СРН. На Поместном соборе 1917-1918 годов он станет одним из кандидатов для избрания на патриаршество и наберет наибольшее число голосов участников Собора. Архимандрит Почаевской лавры Виталий (Максименко) возглавлял наиболее активный из местных отделов Союза — Почаевский. Был также известен отец Иоанн Восторгов — миссионер, основатель женского богословского института в Москве. В 1907-1913 годах он возглавлял Русскую монархическую партию (с 1909 года — Русский монархический союз). В 1918 году большевики расстреляли священника как «классового врага». В СРН также состояли святой праведный Иоанн Кронштадтский, священномученик митрополит Владимир (Богоявленский), в 1898-1912 годах занимавший московскую кафедру, будущий патриарх митрополит Тихон (Беллавин), который был почетным председателем ярославского отделения СРН.

Впрочем, несмотря на это, черносотенцы нередко выступали с претензиями в отношении духовенства, которое призывали более плотно участвовать в деятельности правых организаций. Наряду с этим критиковались те священники (а их было немало), которые не разделяли правых взглядов. Священников-либералов и священников-социалистов правые открыто обвиняли в измене русским православным идеалам. В 1906 году после роспуска I Государственной думы священники-депутаты Клавдий Афанасьев и Николай Огнев, входившие в состав фракции конституционно-демократической партии (Партии народной свободы), подписали Выборгское воззвание депутатов с призывом к населению о мирном сопротивлении власти. Подписавшие были подвергнуты трехмесячному аресту и лишению политических прав, а со священников был снят сан. Это вызвало ликование в черносотенных рядах.

Борьба


Введение в России Государственной думы заставило правых включиться в предвыборную кампанию. Правые начали борьбу за присутствие в парламенте. Это было нелегкой задачей. Требовалось в массовом порядке распространять пропагандистские материалы, подготовить грамотных агитаторов, наладить контакт с различными группами избирателей. На выборах 1907 года в III Государственную думу они добились значительного успеха. Фракция состояла из 51 депутата (более 10% мест). Изначальной целью фракции было добиться ликвидации самой Думы. Активную роль в Думе этого созыва сыграл епископ Холмский и Люблинский Евлогий (Георгиевский), входивший в умеренно-правую фракцию и боровшийся за увеличение государственной поддержки церковно-приходских школ, за права своей холмской паствы, пребывавшей во враждебной католической среде.

Однако политическая борьба в России начала ХХ века имела свою особенность: оппозиция нередко прибегала к силовым методам, к вооруженной борьбе. В 1905 году, в разгар революции, многие города России превратились в арену кровавого противостояния. Черносотенцы не были ее инициаторами — как правило, они лишь отвечали на действия левых. В десятке городов были созданы боевые дружины СРН. Одесская «Белая гвардия» (наиболее крупная) насчитывала 300-350 человек. Левые были более агрессивны — именно они развязали террористическую деятельность, жертвами которой стали многие тысячи людей, в большинстве своем ни в чем не повинные. На счету правых оказалось два убийства — либералов М. Я. Герценштейна и Г. Б. Иоллоса. Вдохновителем убийства Герценштейна, возможно, был кандидат в члены главного совета СРН Н. М. Юскевич-Красковский, который потом долго скрывался от полиции, наконец был арестован, осужден за подстрекательство и амнистирован. Убийство Иоллоса организовал рядовой член СРН Г. Р. Кузнецов. Действовали они по своей собственной инициативе. Руководство СРН чуждалось подобных методов.

Кроме политической черносотенцы развернули активную социальную деятельность. Правые партии создавали сберегательные кассы и потребительские лавки для своих членов, мастерские для безработных. Развивались общества трезвости. Открывались школы, библиотеки, типографии, издававшие дешевые книги для народа, чайные (клубы). Устраивались чтения, собрания, беседы, распространялась литература, периодика. Было создано Общество для содействия патриотическому воспитанию детей.

Оказывалась юридическая консультация. В период Первой мировой войны правые объединения и их члены активно помогали фронту организацией лазаретов.

Испорченная репутация


После окончания Первой русской революции начинается дробление черносотенного движения. Основной противник правых ушел в глухую оборону — и опасность показалась преодоленной. Черносотенное движение постепенно слабло. Ничего удивительного в этом не было. После 1907 года все российские партии испытывали кризис и распадались. Выйдя из революции, они с трудом существовали в период успокоения. СРН оказался расколот на три части. В 1908 году от СРН отделился Русский народный союз имени Михаила Архангела во главе с В. М. Пуришкевичем. Впоследствии Пуришкевич печально прославился убийством Г. Распутина. В 1910-1911 годах СРН раскололся на обновленцев и сторонников прежнего курса (дубровинцев). Обновленцы ратовали за учет новых политических обстоятельств, предлагали активизировать деятельность в Государственной думе и перестать бороться за ее ликвидацию. В среде черносотенцев началось выяснение отношений.

В 1912 году власть попыталась использовать духовенство в ходе очередной выборной кампании в Думу. Ничего хорошего из этого не вышло: отношения между чиновниками и черносотенцами, с одной стороны, и церковной иерархией, с другой, серьезно ухудшились. Сильно ударило по репутации правых печально известное «дело Бейлиса». Среди них были сильны антисемитские взгляды, а евреям (даже православным) был запрещен доступ в партию. Всемирно известны еврейские погромы, в которых принимали участие и черносотенцы. Мы не будем развивать эту тему. О причинах подобных событий и настроений много говорится в фундаментальном и правдивом труде А. И. Солженицына «Двести лет вместе» (Т. 1. М., 2001).

В конечном счете, узкопартийные цели и личные амбиции стали для многих черносотенцев более важными, чем дело служения России и Церкви. Они явно позабыли про то, о чем в свое время предупреждал их и всю страну Победоносцев. Нечистоплотными средствами святое дело не делается. В результате правые не только не в состоянии были предотвратить Февральскую революцию, иногда они своими неумелыми или ошибочными действиями даже приближали ее наступление. Тут есть чему поучиться.