На Главную E-mail
       
 
Нескучный сад 5-6 (88)
   
 
Архив по номерам   Редакция   Контактная информация
   

По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II

Нескучный сад - Журнал о православной жизни
+7 (495) 912-91-19
 
 
 
Разделы сайта
 
Дополнительно:
 Фраза полностью
 Любое из слов
 Во всех полях
 Только в заголовках
 
  Семья и личность 5 (76)'2012

«Вольная путешественница» Елена Ускова: что можно сделать в одиночку


Версия для печати
14.05.12, 08:44

Елена Ускова за свою жизнь освоила уйму профессий: от технолога до искусствоведа. При этом за 12 лет она побывала в 27 странах — в основном «дикарем», пешком и автостопом. А последние несколько лет она практически в одиночку занимается спасением уникального памятника истории — Богородицкого парка.

«Рутина — это не мое!»

Елена — не богатая наследница и не подпольный олигарх. Просто она не из тех, кто будет сидеть и ждать, пока, как говорят французы, жареные жаворонки упадут в рот. Главное — начать дело, а там появятся и единомышленники, и деньги придут.

Как во многих известных историях, поначалу жизнь Елены не предвещала ничего необычного. В шесть лет она вместе с родителями переехала в город Богородицк Тульской области, окончила восьмилетку, пошла учиться в техникум, потом попала в Воронеж на завод, и, когда ее жизнь, казалось бы, должна была пойти по накатанной колее, она вдруг поняла, что пришло время заняться тем, к чему ее тянуло с самого детства: к истории, искусству, русской литературе. «Я же “стопроцентный гуманитарий”», — говорит она. И она попросила, чтобы на заводе ей дали направление на учебу в Ленинград, в Академию художеств (Институт им. И. Е. Репина). И хотя направление было совсем не по профилю, Елене его дали. И она… сразу поступила на искусствоведческий, куда и из Петергофа люди поступали по семь лет!

Когда Елена Ускова после учебы снова вернулась в родной город, Богородицк переживал удивительное по накалу событий время: весь город объединился против партийных чиновников, хотевших взорвать главную историческую реликвию города — дворец графа Бобринского, внебрачного сына Екатерины II. Дворец, кстати, описан в «Анне Карениной» как имение Вронского. Вокруг изящного белокаменного дворца в XVIII веке агроном-самоучка Андрей Болотов создал уникальнейший ландшафтный парк, с гротами, каскадами водопадов и прочими хитрыми придумками, отчего имение стали называть Тульским Петергофом.

Дворец-музей удалось отстоять, началась его реконструкция. Елена стала здесь работать. «Тогда, — рассказывает она, — было много возможностей для того, что сейчас называют модным словом “интерактив”: вечера, художественная школа с библиотекой и домашним театром, как это задумывалось еще самим Болотовым. Но “ренессанс” скоро закончился, и началась обычная музейная рутина: а это уже совсем не мое. Я обожаю заниматься делами, которые считаются очень сложными, почти что безнадежными. И вот прямо перед перестройкой, в 88-м году, я ушла из музея на свои хлеба».

В «лихие девяностые» Елена не поехала на заработки, как многие ее земляки, а организовала в Богородицке небольшой центр ремесел, где постепенно подобралась настоящая артель: гончары, вышивальщицы, мастерицы по бисероплетению и народному костюму. «Десять лет я обучала мастеров, подыскивала заказы, платила людям зарплату, когда уже никто не платил. У меня были такие рукодельницы, что какое-то время я сотрудничала со столичными модельерами. Я все время моталась, находила заказчиков. В свое время пришли и деньги: когда человек что-то начинает делать, то к нему непременно приходят деньги. Но тогда же я почувствовала, что начинаю просто выдыхаться».
Как раз в это время городские власти решили взять центр ремесел Елены на бюджет города, и хозяйка бизнеса с облегчением вздохнула, обретя долгожданную свободу. Она уже давно была готова к тому, чтобы наполнить свою жизнь чем-то другим. И этим «другим» стали ее путешествия.

Вернувшись из Сирии, Елена хотела было начать везде рекламировать эту страну, ведь туда практически нет организованных туров. Но потом передумала. Может быть, такие страны, наоборот имеет смысл оберегать от туристов для путешественников? Ведь там, где все изъезжено экскурсионными автобусами, нормальное путешествие невозможно. «Я очень переживаю за судьбу Сирии. Но я знаю, что в стране и сейчас есть обычная жизнь, которая течет в своем русле, несмотря на войну». Фото из путешествий по Сирии. Из личного архива Елены Усковой

Школа вольного паломника


В советские времена с рюкзаком она объездила всю страну. Побывала и на Алтае, и на Дальнем Востоке. И после того, как добралась до залива Святого Николая в Охотском море, сказала себе: стоп, Россию я посмотрела. А вскоре открылся железный занавес, и стало возможным свободно познавать весь мир.

Тому, кто был туристом еще в советские времена, практически невозможно безболезненно переродится в туриста «западного образца» — пассажира экскурсионных автобусов, ценителя элитных пляжей. Никаким отелей заманчивым сводам не затмить в его сознании романтики звездного неба над головой и чувств первооткрывателя. «Можно ли созерцание страны из окна комфортабельного автобуса назвать путешествием? — пишет Елена Ускова в своем “Дневнике вольного паломника”. — Вдумайтесь только в само слово: два корня — “путь” и “шествие”. Есть время пути пешком, и есть время созревания и узнавания страны. Хоть маленькое, но усилие, хоть посильный, но труд».

С чего начинать подготовку к самостоятельному паломничеству? С разработки маршрута и поиска информации по стране. Есть целая «Академия Вольных Путешествий» в интернете (www.avp.travel.ru), где преподают асы, способные выйти утром из дома с паспортом и ста долларами в кармане и под вечер очутиться где-нибудь в Южной Америке. Есть и специальные путеводители для одиночных путешественников: Lonely Planet и Rouge Guide. Но, считает Елена, с помощью справочников можно получить только приблизительную ориентировку по ценам и достопримечательностям. А на месте иногда обнаруживаются удивительные сюрпризы. «В одном кемпинге на Кипре остановиться стоило всего один евро — и то его брать не хотели. Там были и душ, и кухонька, дали мне матрасик, и я так славно спала под миндальным деревом…»

Как удобнее передвигаться по стране (в Египте, например, лучше не передвигаться пешком, а в Греции нет автостопа), как одеваться, чтобы это не выглядело кощунством по отношению к местным традициям, и т. д. — такую информацию можно получить, уже «набивая шишки» на местности. Поэтому, советует Елена, первый раз надо побывать в стране с организованным туром. Так, по крайней мере, поступила она сама, в первый раз выехав заграницу в Египет. А уже потом можно осваивать страну самостоятельно, постепенно расширяя диапазон передвижений. Только не стоит стремиться объять необъятное — лучше сосредоточить внимание на том, что в данный момент ближе сердцу, чем промчаться галопом по европам.

Многих перед заморским самостоятельным паломничеством останавливает языковой барьер: сковывает страх за свои скудные познания в английском. Елена, когда начинала путешествовать, не знала ни одного иностранного языка. Теперь же она освоила не только английский, но даже арабский настолько, что может не только что-то спросить и понять, но, если надо, прочесть арабу небольшую лекцию о вреде курения (курение — бич многих восточных стран). «Пустое время учить язык сидя дома, — считает Елена. — Начать, конечно, можно, но потом необходимо ехать и погружаться в языковую среду. Все изучение чужого языка основано на способности человека внимательно слушать. Сначала ты просто слушаешь — и постепенно приходит понимание. Я не скажу, что в совершенстве знаю языки, но знаю их настолько, насколько мне нужно для общения. Сначала у меня и английского-то не было, я его изучила в сувенирной лавке в Египте, где устроилась на некоторое время работать продавцом. В Египте вообще можно выучить любой язык. Нет египтянина, который бы начал что-то зарабатывать, пока он не освоит пару иностранных языков».

При том что Елене удалось объездить на электричках практически всю Европу, она советует вольным паломником ехать лучше не в Европу, а в страны Востока. «Как-то в Италии у меня не оказалось с собой достаточного количества валюты, и это стало основанием, чтобы закрыть мне шенгенскую визу на десять лет, — рассказывает Елена. — На Востоке же во многих странах визу без проблем ставят или на границе, или в аэропорту. Но главное, здесь есть неизбитые туристами маршруты. Увы, в Европу едут многие, а там, где есть массовый поток туризма, настоящее путешествие умирает». Под настоящим путешествием в первую очередь подразумевается путешествие «духовное». Долгое время в своих странствиях Елена пыталась пройти маршрутом, которым в девятнадцатом веке русские паломники ходили в Святую землю (Стамбул, Греция, Кипр, Синай и Иерусалим). «Нет лучше на свете средства, чтобы расшевелить в себе вопросы о смысле жизни, чем путешествие, особенно если это путешествие на Восток. Восток не просто дело тонкое, это еще и другое измерение бытия, не терпящее российского галопа, но призывающее к вдумчивости и наблюдательности».

«Сирия стала моим весенним домом. Кажется, нигде больше я не встречала такого количества добрых людей. Никогда не забуду, как я шла по деревне, ко мне подбежал босоногий мальчишка и просто так подарил букетик цветов... Там люди еще живут без суеты. Хотя, увы, такая жизнь и там стремительно уничтожается современной цивилизацией мегаполисов». Фото из личного архива Елены Усковой

Весенний дом — Сирия


«За 12 лет я посетила 27 стран, у меня образовались свои любимые уголки на планете. Египет стал моим зимним домом, где я жила и работала. В Грецию я ездила осенью и открывала ее для себя шаг за шагом. А моим весенним домом стала Сирия, где я отогревалась душой после жестоких российских девяностых», — рассказывает Елена. О своих путешествиях она написала книгу «Дорога на Синай. Лирика и практика вольного паломника» (книга должна была выйти в издательстве «Вокруг Света», но из-за последнего кризиса издание было приостановлено. — Прим. О. С.).

Первые впечатления Елены о Сирии были не из самых приятных: шумная восточная страна. «Но потом я стала путешествовать по ней, присматриваться к людям и открыла для себя нечто особенное, — рассказывает она. — Однажды я зашла за информацией в Русский культурный центр, где собиралась местная интеллигенция, жизнь которой была как-то связана с Россией: кто-то там учился, у кого-то русская жена. Я познакомилась с семьей известного сирийского поэта, меня тут же пригласили к себе и стали опекать. И тут я поняла, что такое настоящее гостеприимство! Дом этого поэта был открыт для всех, от простого лавочника до консула Испании, — двери здесь не закрывались до поздней ночи. А главное, все эти консулы, министры, нефтяные короли, которые входил в этот дом, тщательно старались никоим образом никому не показать своего высокого положения. Мне казалось, что я нигде больше не встречала такого количества добрых людей. Никогда не забуду, как я шла по какой-то деревне и ко мне подбежал босоногий мальчишка и просто так подарил букетик цветов...»

Именно наблюдая за той культурой, признается Елена, она стала понимать и ценить культуру русскую. «Наша уникальность состоит в нашей открытости. Такого нет нигде. Наш человек и душу раскроет, и рубаху рванет. На Востоке это недопустимо. Там нельзя жить с открытым лицом: говорить то, что думаешь, делать, что говоришь. И еще там не очень понятно, что делать, в то время как Россия — страна, где всегда есть непаханое поле работы».

«За десятилетний период общения с Востоком, — пишет Елена в своей книге, — я не раз встречалась с людьми, которые “зависали” там не на шутку. Сначала человек начинает туда, пусть и ненадолго, наезжать в течение года-двух на срок не более месяца — это короткое погружение. Потом он находит свою страну и одно-два любимых места и оседает от пары месяцев до полугода: греется, — это среднее погружение. И наконец, самое опасное глубокое погружение: женщина может обзавестись семьей, мужчина — бизнесом или просто купить недвижимость и греться дальше. На третьем этапе изначальная цель — найти лучшую страну — уже перестает работать. Человека может серьезно затянуть в его иллюзии найденного рая на земле. Для русских, измотанных холодной зимой, этот перегрев особенно коварен. “Солярий” может растянуться на годы, и незаметно образуется пустота».

Два года назад Елена совершила свой последний паломнический марш-бросок: сначала посетила Египет, потом Кипр, Грецию, Испанию; оттуда через Гибралтар перебралась в Марокко и вернулась домой автобусом через Париж. И после возвращения почувствовала, что «коробочка познаний внешнего мира переполнилась». А кроме того, она нашла для себя дело, которое, как обычно, никто не решался начать.

Советы от Елены Усковой:
  • Вольное путешествие — коммерческий риск. Но в то же время можно примерно по справочнику посчитать, сколько каждая страна стоит. В основном стоимость вольного путешествия складывается из ночлега, еды и транспортных расходов.
  • Отношение к страннику в монастырях бывает разное. Это зависит не от вероисповедания, а от воли начальства монастыря и кемпинга.
  • Ошибка — одеваться на Востоке в платки и длинные юбки. Этим ты становишься похожей на мусульманку. Надо не вписываться в среду, а выделяться.

«Типичная Марфа»


Многих в городе Богородицке удивила Елена, когда начала в одиночку расчищать родники заброшенного Богородицкого парка. Реставрация усадьбы графа Бобринского завершилась после ремонта дворца: до уникального парка у властей так и не дошли руки. Одно время они пытались привести в порядок пруд, но, вместо того чтобы починить шлюзы, взорвали каменную плотину, и некогда зеркальная поверхность воды подернулась ряской. Не в лучшую сторону изменился и менталитет жителей города: они стали использовать заросшую часть парка над родниками — Церерину рощу — для пикников, благо там было вдоволь сушняка. Уникальный парк постепенно начал превращаться в мусорную свалку.

К расчистке рощи Елена приступила четыре года назад. «Если бы я что-то подобное затеяла в Сирии, — рассказывает Елена, — тут бы сразу набежала толпа народа, все стали бы мне помогать, обо мне бы писали в газетах. А в России никому до тебя нет дела… Но в этом есть и свои плюсы. Ведь самое трудное — это не обивать пороги в поисках помощников, а организовать себя. И если тебе удалось хоть немного сдвинуть ситуацию с мертвой точки, все потихоньку начинает меняться. Недавно вот мне один хороший человек дал 10 тысяч, и этого хватило на два сезона. Пришлось подкупить кое-какой инструмент, а прокопать и очистить русло родников мне помогли мужички из местного немецкого землячества — потомки екатерининских поселенцев, с ними и сейчас можно иметь дело. Теперь вот приводим в порядок участок парка над родниками». Пока Елена показывала мне расчищенный ею березовый косогор, к родникам на склоне постоянно подходили люди и набирали воду. Наверняка многие из них, глядя на Елену, не раз крутили пальцем у виска, что, мол, ей больше всех надо, а теперь вот с удовольствием пьют воду, и кстати сказать, не мусорят. Да и власти стали смотреть на Елену по-другому: присылают по требованию наряды милиции, штрафуют нарушителей. Сейчас даже трудно себе представить, что на этом чистом косогоре когда-то была помойка. Елена открыла секрет, как ей удалось этого добиться: «Во-первых, не нужно ставить перед собой цель сразу очистить весь объект. Выберите небольшой участок. Пусть это будет цветничок перед домом, но вычистите его, обиходьте, доведите до ума. А затем очень важно наладить систематический уход. Я свой участок обхожу и убираю ежедневно. Спустя какое-то время вы обнаружите, что за день мусора там будет накапливаться все меньше. Люди привыкнут, что здесь чисто, и перестанут сорить. И кроме того, состав посетителей постепенно сменится с пьющих на гуляющих. Немаловажно выбрать объект себе по силам. Не надо делать сверх того, что ты можешь, иначе быстро надорвешься и загубишь все начинание. И еще: как это ни странно, не надо к своему делу прикипать душой. Надо быть готовым к тому, что однажды тебе все это надоест. Поэтому очень важно наладить систему, приобрести соратников, тех, кто в случае чего мог бы продолжить твое дело».

На сегодняшний день таких соратников у Елены немного, но они есть. Может быть, их будет еще больше, и когда-нибудь Богородицкий парк предстанет перед нами во всем своем великолепии, таким, каким создал его Андрей Болотов.







В Богородицке, вокруг изящного белокаменного дворца графа Бобринского агроном-самоучка Андрей Болотов создал уникальный ландшафтный парк, из-за чего имение стали называть Тульским Петергофом. Может быть, когда-нибудь этот парк предстанет перед нами во всем своем прежнем великолепии! На илл: Богородицкий парк. Акварели создателя парка Андрея Болотова и его сына Павла Болотова. XVIII век. ГИМ

Оксана СЕВЕРИНА

Версия для печати







Код для размещения ссылки на данный материал:


Как будет выглядеть ссылка:
 
Реклама
Изготовление куполов, крестов Сталь с покрытием нитрид титана под золото, медь, синий. От 2000 руб. за м2 www.t2000.ru
Знаете ли вы Москву? Какая улица в столице самая длинная, где растут самые старые деревья, кто изображен на памятнике сырку «Дружба», откуда взялось название Девичье поле и в какой стране находится село Москва? Ученье — свет Приближается 1 сентября, день, дети снова пойдут в школу. Знаем ли мы, как и чему учились наши предки, какие у них были школы, какие учителя? Крещение Руси День Крещения Руси пока что не объявлен государственным праздником. Однако этот поворотный момент в истории России изменил русскую государственность, культуру, искусство, ментальность и многое другое. Счастливые годы последней императорской семьи Мы больше знаем о мученическом подвиге и последних днях жизни этой семьи, чем о том, что предшествовало этому подвигу. Как и чем жила августейшая семья тогда, когда над ней не тяготела тень ипатьевского дома, когда еще живы были традиции и порядки аристократической императорской России? Русские святые Кто стал прототипом героя «Братьев Карамазовых»? В честь кого из русских святых назвали улицу на острове Корфу? Кто из наших преподобных не кормил медведя? Проверьте, знаете ли вы мир русской святости, ответив на вопросы нашей викторины Апостолы Петр и Павел: рыбак и фарисей Почему их память празднуется в один день, где был раскопан дом Петра, какие слова из послания к Солунянам стали советским лозунгом и кто был Павел по профессии. 400-летие дома Романовых: памятные места Ко дню России предлагаем викторину о царской династии Романовых. Династия Романовых и благотворительность В год 400-летия воцарения в России династии Романовых вспоминаем служение царей и цариц делам милосердия. Пасха Зачем идет крестный ход — знаете? А откуда пошел обычай красить яйца? А когда отменяются земные поклоны? Кто написал канон «Воскресения день»? Великий пост Проверьте себя, хорошо ли вы знаете постное богослужение. Сретение Рождественская викторина




Новости милосердия.ru
 
       
     
 
  Яндекс цитирования



 
Перепечатка материалов сайта в интернете возможна только при наличии активной гиперссылки на сайт журнала «Нескучный сад».
Перепубликация в печатных изданиях возможна только с письменного разрешения редакции.