Нескучный сад - Журнал о православной жизни

Спуск корабля Петра I на Соловках: источник счастья в лодочном амбаре

№0'0000 Жизнь в Церкви  05.08.13 10:30 Версия для печати. Вернуться к сайту

30 июля 2013 года на Соловках спустили на воду корабль «Святой Петр», уменьшенную в три четверти реплику корабля царя Петра, на котором он первый раз вышел в море 4 августа 1693-го года, еще до построения российского военного флота. Этот корабль строили на Соловецкой верфи Товарищества Северного Мореходства энтузиасты, которым сказали, что из этой затеи ничего не выйдет.

На воду корабль «Святой Петр» спускали с трудом. Предстояло по слипу на специальных «санях» стянуть его с берега в воду. Потом через всю бухту Благополучия провести к пристани Святых ворот Соловецкого монастыря, чтобы наместник архимандрит Порфирий его освятил.

Вечером 28 июля стало ясно, что «Святой Петр», преодолев только половину спуска, подломил под собой слип. «Санки», на которых его спускали, уперлись в разломленную деталь слипа.

«Не для того мы его 10 лет строили, чтобы спустить его в воду с первого толчка», -- толи утешали себя, толи призывали все свое смирение кораблестроители. Они начали долго и кропотливо стучать, пилить, что-то тянуть и подкладывать под упрямое судно, которое не хотело идти в воду. Можно было подумать, что бывшие добрые хозяева стали злыми и выгоняют его из теплого дома на холодный ветер Белого моря.

Дом

Строительство корабля началось 10 лет назад на верфи Соловецкого Морского музея в бывшем Лодочном амбаре монастыря. Верфь – один из проектов Товарищества Северного Мореходства.

На Соловках часто случается то, что быть не может. Так и случилось: мечта одного человека стала реальностью и бесперебойным источником счастья для целого поколения людей. Руины монастырского Лодочного амбара стали уютным деревянным домом, в глубине которого бьется сердце-верфь, а в кают-компании на втором этаже не оскудевает поток идей и проектов.

Верфь опоясывает галерея Морского музея, вдоль которой под сказочным светом экспозиционных витрин посетители рассматривают поморские ляпы (багры для втаскивания трески), приспособления для мездрения шкур и другие непонятные без экскурсовода крюки веревки балки и карты. На кухне большого дома готовят обед. Но не по графику, а по любви: тот кто проголодался, тот и варит суп на всех. Памятник архитектуры Лодочный амбар достался товариществу со странной легкостью. Директор Соловецкого музея заповедника просто отдал его руины Товариществу, с условием, что товарищи их восстановят.

«Наша история – это история компании друзей, – вспоминает один участник Товарищества Северного Мореходства, историк Алексей Лаушкин. – Иногда про наш амбар говорят «в гостях у сказки». У нас нет руководителей или директоров. Конечно, когда возникает необходимость как-то обозначить должности, например, для прессы – мы это делаем, потому что у каждого человека в Товариществе есть свои функции. Я отвечаю за научную работу музея. Но обычно у нас действует система ситуативной иерархии. Так же, как и все, я помогу в любом деле, если это потребуется».

Помогать восстанавливать амбар сначала пришли студенты стройотряда физического факультета МГУ, которые работали каждое лето в Соловецком музее заповеднике.

«Это заводит людей – работать ради высокой цели, – рассказывают участники Товарищества. – Сразу было решено, что в южной части амбара будет верфь. Студенты физики подошли к строительству с научной точностью. Площадка под верфь была забетонирована. 8 метров в длину без малейшего уклона». Тогда еще никто не знал, что 8 метров это ровно столько сколько ножно для строительства «Святого Петра». Потом приезжали разные люди: студенты, ученые, писатели, инженеры… Кто-то работал на верфи неделю и уезжал, а кто-то оставался, найдя в строительстве корабля тот самый «бесперебойный источник счастья».

Корабль

Новый «Святой Петр» на три четверти меньше оригинала, оснащен мощным мотором и современными навигационными приборами. Он создавался по чертежам подобных ему голландских кораблей той эпохи. Чертежа самого прототипа не сохранилось.

«Кода мы закупали материалы для строительства и консультировались со специалистами кораблестроителями в Петрозаводске, нам так и сказали – этого не может быть! Вы, непрофессионалы, никогда его не построите.», -- рассказал один из организаторов строительства, тоже участник Товарищества Дмитрий Лебедев. Но то что не может быть нигде, на Соловках вполне может случиться.

«Сначала был скелет. Потом появилась форма. Каждый день на 4 см. вырастала обшивка корабля по высоте борта. В нем было что-то от человека. В какой-то момент с ним можно было общаться. Он оживал», – вспоминает инженер Александр Лапенко, курирующий техническое исполнение проекта.

Он и еще один человек на верфи – вот и все опытные люди, которое участвовали в постройке «Святого Петра», и когда-то уже строили судно своими руками. Все остальные были добровольные делатели, которые обучались по ходу. «Добровольцы – главная наша сила. Даже наши благодетели, немало вложившие в проект, не смогли бы все 10 лет оплачивать работу профессионалов», -- рассказывает Алексей.

Человек

Верфь и корабль – воплощение мечты одного человека. Жил на Соловках Сергей Морозов, главный редактор газеты Соловецкий вестник, историк и философ. Дмитрий Лебедев встретился с ним случайно: «Я не знаю, случай это или промысел. Когда я приехал первый раз на Соловки с экскурсией, нас переправляли маленькими корабликами на монастырский причал и сразу определяли к экскурсоводу. Я не стал дожидаться своей очереди и успел влезть во вторую «партию». Так я попал в руки к Морозову. Тогда, в начале 90-х, все думали «что делать?». И я думал. Когда я увидел этого человека, послушал его, то у меня возникло ощущение, что я нашел ответ».

Сергей Морозов говорил «Надо издавать умные книги». Издательство нескольких его рукописей по исследованию северного края, стало первым совместным проектом Морозова и Лебедева. Для идеи обучать детей на Соловках морскому делу понадобились лодки. Стали доставать лодки. У Морозова был свой шестивесельный ял, списанное военное судно «Сомнение», на котором он ходил в море, исследовал острова.

Дмитрий, а потом и присоединившийся к ним Алексей Лаушкин, стали ходить с ним в море, изучать жизнь поморов и других народов Русского севера, их морскую историю, которая насчитывает гораздо больше веков, чем история военно-морского флота, созданного стараниями царя Петра I.

«Мне нравилась его идея интеллектуального туризма. Когда не экскурсоводы, выучившие текст наизусть, рассказывают истории, показывая «посмотрите направо, посмотрите налево», а профессора, специалисты обсуждают с участниками экскурсии основные вопросы истории и философии. Например, раскол в Церкви», – рассказывает Дмитрий.

В 1990-е Сергей Морозов придумал Товарищество Северного Мореходства, чтобы как-то официально оформлять свои проекты. Вокруг него постепенно собирались люди, которых объединяла любовь к морю, северу и отсутствие материального интереса. Мечта построить корабль уже была озвучена. Высокая цель найдена. В 2001 году все были готовы… но Сергей Морозов внезапно скончался.

«Была зима. Мне позвонили. Я сразу выехал. Помню, что в аэропорту Архангельска долго объяснял начальнику, что несмотря на низкую облачность, мне необходимо вылететь, рассказывал, какого человека надо похоронить. Облачность по звонку «повысили». Я полетел. На похоронах Морозова познакомились все будущие участники товарищества, и уже все вместе стали думать «что теперь делать?». На Крещение я купался в проруби на Соловках и, выныривая из Святой воды, вдруг понял что надо воплотить все идеи Морозова в жизнь. Тогда это казалось невозможным».

Спуск

Когда стало ясно, что «Святой Петр», преодолев только половину спуска, подломил под собой слип, а «санки», на которых его спускали, уперлись в разломленную деталь слипа, позвонили отцу-наместнику Порфирию. Он прислал отца Германа и монастырский понтон. Понтон был привязан к кораблю. На большой воде прилива он должен был его приподнять, а люди толкнуть вперед. Отец Герман сказал: «Давайте встанем на колени, помолимся». На колени встали все: и дети, и взрослые, и верующие и не верующие. «Надо со смирением все делать, тогда все получиться», – отец Герман всем придал уверенности и спокойствия.

Всю ночь с 29 на 30 июля люди со смирением стучали, пилили, что-то тянули и подкладывали вокруг упрямого судна в темной холодной воде. Утром 30-го, в день памяти святого соловецкого игумена Иринарха, покровителя Товарищества, напряжение ожидания достигло кульминационной точки.

Все капитаны с Сельдяного мыса, на котором располагается верфь Товарищества, все жители и туристы из соседних домов, все путешественники, чьи яхты были пришвартованы к окрестным причалам – все ждали чуда. 10 лет немалый срок. Когда «Святой Петр», качнувшись, снялся с слипа и «пошел» по воде, играя бликами воды на свежеокрашенных бортах, казалось бухта Благополучия задрожала от общей радости. Загудели корабли, закричали люди, зазвонили корабельные рынды. Море приняло своего нового жителя и ласково проводило его на «крестины» к Святым воротам монастыря. Монахи взошли на борт и начали освящать судно.

Наместник монастыря, архимандрит Порфирий выплеснул в на людей остатки святой воды из чаши. Все глупо улыбались, облитые счастьем. «Ну, теперь можно плыть» – сказал наместник. Экспедиция «Святого Петра» на остров Вайгач уже намечена.

1350 – 4 августа 1793 года яхта «Святой Петр» первый раз вышла в море. Царь Петр I, строитель яхты, сопровождал на ней торговые суда до Трех островов в Белом море. Это было еще до создания Российского флота. Потом царь на «Святом Петре» два раза ходил паломником к святым Саватию, Зосиме и Герману Cоловецким. Одно из таких паломнических путешествий, чуть не закончилось трагедией. Шторм, разыгравшийся на Белом море, заставил команду «Святого Петра» сильно понервничать. Спаслись чудом, в бухте Унской губы, у стен Пертоминского монастыря.

Послужив царю еще некоторое время «Святой Петр» был поставлен в одном из устьев Северной Двины. Через 30 лет после смерти царя яхту совсем разобрали. По замыслу создателей нового «Святого Петра» — это будет экспедиционное судно в акватории Белого и Баренцевого морей, оснащенное современным навигационным оборудованием и мощным мотором
яхта «Святой Петр»
яхта «Святой Петр»
Вечером 28 июля стало ясно, что «Святой Петр», преодолев только половину спуска, подломил под собой слип. «Санки», на которых его спускали, уперлись в разломленную деталь слипа
яхта «Святой Петр»
Алексей Лаушкин слева. Справа Алексей Крысанов
яхта «Святой Петр»
Упрямое судно не хотело идти в воду. Можно было подумать, что бывшие добрые хозяева стали злыми и выгоняют его из теплого дома на холодный ветер Белого моря
яхта «Святой Петр»
яхта «Святой Петр»
Все события верфи Товарищества Северного Мореходства связаны с 30 июля, с днем памяти святого Соловецкого игумена Иринарха, человека, основавшего на Анзере, одном из островов архипелага, суровый монашеский скит. Товарищество считает святого своим покровителем. Интересное совпадение — 10 лет назад, когда корабль только начинали строить, Анзерский скит отдали Соловецкому монастырю, и в нем возобновилась монашеская жизнь
яхта «Святой Петр»
Соборность – вот правильное ощущение, которое можно передать словами, наблюдая, как вся маленькая Соловецкая вселенная, с детьми, туристами, строителями, моряками, монахами участвует в судьбе застрявшего корабля. Один из примеров: все, кто были на берегу переместились на понтон и приседая на «раз-два», пытаются его раскачать, чтобы он в свою очередь сдвинул корабль, прикрепленный к нему
яхта «Святой Петр»
Всю ночь с 29 на 30 июля люди со смирением стучали, пилили, что-то тянули и подкладывали вокруг упрямого судна в темной холодной воде
яхта «Святой Петр»
Утром 30-го, в день памяти святого соловецкого игумена Иринарха, покровителя Товарищества, напряжение ожидания достигло кульминационной точки
яхта «Святой Петр»
«Руби конец!»
яхта «Святой Петр»
яхта «Святой Петр»
яхта «Святой Петр»
яхта «Святой Петр»
Корабельное знамя и икону, написанную по эскизу Алексея Лаушкина, освящали в Преображенском соборе монастыря. Знамя – это единственное что осталось от прототипа «Святого Петра» Товарищества. Оно сейчас хранится в Морском музее Санкт-Петербурга. Новое знамя создано по его образцу
яхта «Святой Петр»
Анастасия Имамова, актриса театра Женовача, созданного первым курсом ГИТИСа, студенты которого тоже 10 лет назад приехали помогать строить верфь и корабль. В этом году, в честь такого события, Анастасия вместе со своими актерами привезла с собой независимый проект, спектакль «Житейской дело» по рассказам Платонова.
яхта «Святой Петр»
Спектакль «Житейское дело» показывали бесплатно для всех жителей острова в освободившемся помещении верфи
яхта «Святой Петр»
Подготовка яхты к освящению
яхта «Святой Петр»
Монахи взошли на борт и начали освящать судно. Наместник монастыря, архимандрит Порфирий выплеснул в на людей остатки святой воды из чаши
яхта «Святой Петр»
И конечно было шампанское, которое разбивали не о борт, а об якорь. Борт жалко
яхта «Святой Петр»
Желающих получить в подарок осколки исторической бутылки шампанского было немало. Дмитрий Лебедев их раздаривал
яхта «Святой Петр»
Все началось с этого человека. Историк и философ Сергей Морозов, основатель Товарищества
яхта «Святой Петр»
Икона пока будет находиться в кают-компании. Корабль еще надо отрегулировать и поставить парус
яхта «Святой Петр»
Одна из экспедиций яла «Сомнение». Справа Алексей Лаушкин. Слева Сергей Морозов. Начало 90-х
яхта «Святой Петр»
Так выглядела верфь в 2003 году. Эта фотография и приглашение позвонить в корабельную рынду встречают каждого приходящего в гости к сказке, к чудесам Морского музея
яхта «Святой Петр»
Знак Товарищества Северного Мореходства в кают-компании
яхта «Святой Петр»
Вдоль галереи Морского музея, под сказочным светом экспозиционных витрин висят поморские ляпы (багры для втаскивания трески), приспособления для мездрения шкур, и другие непонятные без экскурсовода крюки, веревки, балки и морские карты