Нескучный сад - Журнал о православной жизни

Сердце ликует
Льюис К. С. Пока мы лиц не обрели / Пер. с англ. -- СПб.: Библиополис, 2006, -- 816 с.: илл.

№0'0000 Культура  30.05.07 23:28 Версия для печати. Вернуться к сайту

«Анонимным православным» назван писатель Клайв Стейплз Льюис в послесловии к сборнику, выпущенному по благословению епископа Венского и Австрийского Иллариона. Здесь произведения разных лет и разных жанров: и беллетристика, и публицистика. В «Настигнут радостью» -- духовной автобиографии -- Льюис рассказывает, что его мать умерла, когда ему было десять. Отношения с отцом складывались непросто. Не потому, что отец «плохой», а ребенок «сложный», все гораздо тоньше и глубже. Отец был добр и великодушен, «роковая склонность к патетике» часто делала его в глазах детей смешным и нелепым: «Увы, он стал оратором задолго до того, как стал отцом». Типичная картинка из детства Клайва Льюиса: отец, взяв паузу в «обвинительной речи», передержал ее на пару секунд, сын, понадеявшись, что разговор закончен, принялся за книгу, а отец воспринял это как «хладнокровное и умышленное оскорбление». Несмотря на сложности, общение с отцом и моменты пребывания дома всегда были большой радостью и для Клайва, и для его брата. Казенная школьная обстановка научила их ценить домашний уют и заботу отца, который «радовался так же часто, как огорчался», и дети наслаждались «его хорошим настроением, словно хорошей погодой».
Мальчик рано пристрастился к чтению, и это занятие приносило ему радость всю жизнь. Музыка, поэзия, учеба -- все было источником радости. Свою биографию автор рассматривает не как череду внешних событий, а как рост души. С этой точки зрения жизненные успехи -- это часто то, что многие считают неудачами. И наоборот. Поступив в благополучную школу, Льюис чувствовал, что «перестал быть христианином», и очень мучился, пока потерянная радость веры не вернулась снова.
Название сборнику дало, по словам переводчика Ильи Кормильцева, «последнее большое произведение Клайва С. Льюиса. Многие полагают, что и самое лучшее». Младшая дочь царя была так красива, что люди стали почитать ее как богиню. И было сказано, что не найдет она себе жениха среди смертных. История Амура и Психеи -- любимейший сюжет многих авторов с античных времен. Но что в нем показалось интересным христианскому писателю? «Пересказанный миф» -- написано в подзаголовке. Рассказчица -- сестра Психеи. Это история некрасивой и нелюбимой женщины, жизнь которой тем не менее богата любовью в христианском понимании этого слова и похожа на житие святой. «Мне приходилось вдалбливать самой себе, словно непонятливому ученику, почему у меня нет ни малейшего права пуститься в пляс. Пускаться в пляс, когда у меня отняли мою единственную любовь?.. Пускаться в пляс мне, которую забьют насмерть или прогонят к нищим, как только мой отец умрет?.. Но сердце мое не желало слушать доводы рассудка. Огромный мир, открывшийся передо мной, позвал меня, и мне хотелось идти все время вперед, встречать по пути все новые и новые вещи, странные и прекрасные, и так -- пока я не достигну пределов этого мира. Свежесть и тугая влажность растений (а я не видела ничего, кроме сухой травы и выжженной земли, несколько месяцев перед моей болезнью) заставляли меня думать, что я недооценила мир; он оказался куда добрее и радостнее, чем я полагала, -- он смеялся, а сердце его плясало вместе с моим. Я усомнилась даже в своем уродстве. Как можно ощущать себя уродливой, когда твое сердце ликует?» Эту книгу можно читать как сказку, как притчу, как приключенческий роман. О чем она? О языческом мире на пороге христианства. О пробуждении души. О любви, об искуплении любовью.

Алиса ОРЛОВА