Нескучный сад - Журнал о православной жизни

Реформа школы: ГТО и форма

№0'0000 Семья и личность  22.04.13 13:10 Версия для печати. Вернуться к сайту

В сфере образования проводятся реформы. Одна из последних - школе предложили возродить нормативы ГТО и вернуть единую форму.


«Готов к труду и защите Отечества»

Открывая в присутствии мэра Москвы Сергея Собянина и голливудского актера Стивена Сигала новый спортивный комплекс «Самбо-70», президент Владимир Путин выразил недовольство физическим состоянием современных школьников и предложил вернуть в школьную программу нормативы ГТО. Впоследствии, на совещании по развитию спорта, прозвучала также идея внести выполнение норм ГТО в аттестат и учитывать при поступлении в вуз. Президентскую инициативу уже поддержали в Госдуме, Мосгордуме, Совете Федерации, Общественной палате, ДОСААФ и Российском союзе ректоров.

Министр спорта Виталий Мутко заявил, что внедрение комплекса ГТО в школьную программу планируется уже в 2014 году, а министр образования и науки Дмитрий Ливанов добавил, что «ЕГЭ дает вполне адекватную картину учебных достижений школьников, но это далеко не полная картина уровня развития», и как раз нормативы ГТО будут к месту. Правда, как разъяснили потом заместители министра, они все же не станут обязательными при поступлении в вуз, а будут частью т.наз. «портфолио» (или «паспорта школьника», новость о появлении которого осталась почти незамеченной).

Оказалось, что подобные нормативы уже разработаны и экспериментально внедряются в части регионов, например - в Свердловской области и Пермском крае школьники ГТО уже сдают. В Москве существует свои нормативы под названием «Московский спортсмен», а у Всероссийского НИИ физкультуры готов пробный комплекс «Готов к труду и защите Отечества».

По словам начальника управления надзора Главной военной прокуратуры РФ Александра Никитина, возвращение ГТО поможет юношам проще адаптироваться к будущей военной службе. «Существующие программы не дают того уровня, чтобы они приходили в Вооруженные силы, обладая достаточными знаниями и правовой подготовкой. Мы двумя руками за то, чтобы были обратно введены нормы ГТО», — сказал Никитин на пресс-конференции. Его ведомство понять можно – 40% призывников не могут выполнить физкультурный минимум, предусмотренный для военнослужащих, а ГТО а свое время и был создан для подобных целей.

Но не все согласятся с тем, что физкультура в школе нужна для того, чтобы готовить будущих призывников. К тому же, многие помнят, как это выглядело в 70-80-е, когда сдача ГТО чаще всего была формальностью и имитировалась как сдающими, так и принимающими (никто не хотел портить отчетность). Поэтому возникают сомнения в том, что ГТО поможет оздоровить нацию – скорее породит принудиловку и создаст новый источник коррупции.

Особенно, если это будет тем или иным образом влиять на поступление в вуз - чего не было даже в советское время. В обществе это вызвало много вопросов, в частности: должна ли карьера будущего физика или лингвиста зависеть от его мускулатуры и спортивных рекордов? И что, в таком случае, делать инвалидам и детям с особыми возможностями? Чиновники заговорили о нормативах, разработанных для разных уровней физического развития. Но означает ли это, что в школах, наконец, появятся отдельные уроки физкультуры для детей с разными группами здоровья или все останется как есть, и весь класс будет по-прежнему заниматься по одной программе и бегать стометровку за 15 секунд?

И главный вопрос – действительно ли модернизированный комплекс ГТО улучшит физическое состояние нынешних школьников и прибавит им здоровья?

Физкультура в школе: нормативы или здоровье?

С тем, что современным детям, мало гуляющим и много сидящим за экранами компьютера и телевизора, надо больше двигаться и заниматься спортом, никто не спорит. Но тема ГТО неизбежно вызывает дискуссию о физкультуре в школе, которая практически и так вся построена на нормативах, доставшихся нам с советских времен.

Эти уроки чаще всего не воспринимаются школьниками (и их родителями) как часть здорового образа жизни, скорее – как скучная «обязаловка», которую они – чем старше, тем активнее - стараются избежать. Бег на скорость и кросс, лыжи зимой, прыжки в длину, в высоту и через «козла», подтягивание, приседания, отжимания, упражнение на пресс, канат, метание мяча (заменившего в свое время гранату), разбавленные эстафетами и редкими играми в баскетбол и волейбол – детям по-прежнему предлагают «ставить рекорды» и получать за это оценки. Нередко можно услышать истории о том, как ребенок, вне школы занимающийся спортом и даже имеющий спортивный разряд, получает «тройку» по физкультуре, потому что не может сдать норматив.

Именно поэтому введенный несколько лет назад третий урок физкультуры не вызвал восторга ни у школьников, ни у их родителей, хотя казалось бы - что плохого в регулярной физической нагрузке, особенно если у ребенка нет возможности посещать секции или бассейн?

Достаточно посмотреть на единодушные комментарии в социальных сетях, чтобы увидеть: у многих родителей остались не самые лучшие воспоминания о физкультуре в школе - стресс, унизительные реплики учителя и насмешки одноклассников, нагрузки, не учитывающие индивидуальные особенности и возможности.

Кажется, ничего с тех пор не изменилось. Все сходятся в одном: любовь к спорту и здоровому образу жизни эти уроки не прививали и не прививают. Нельзя оздоровить ребенка, насильно заставляя его сдавать нормативы, тем более, если они ему не по силам.

Об этом говорят и медики: подобные физические нагрузки не только не подходят всем подряд, но и противопоказаны при многих проблемах со здоровьем. Ежегодно российская пресса пишет о летальных случаях на уроках физкультуры. Основная причина смерти – острая сердечная недостаточность во время «стометровки» или кросса, причем некоторые дети диагноз имели (но все равно продолжали заниматься в общей группе, поскольку никакой другой группы в школе нет), а некоторые считались абсолютно здоровыми.

В соседней Украине после череды несчастных случаев провели медицинское обследование школьников и выяснили, что только 4% из них имеют здоровье, позволяющее выполнить программу. После этого украинский министр образования отменил оценки по физкультуре (вместо них введена зачетная система) и заявил, что основой новых уроков спорта станет активное движение и пребывание на свежем воздухе, а не сдача нормативов.

В большинстве развитых стран школьные уроки физкультуры (в англоязычных странах они называются PE – Physical Education) так и устроены. Они решают разные задачи: не только тренируют детей, формируют у них представление о здоровом образе жизни, но и снимают напряжение и умственное переутомление, вызванные уроками в классе. «Стометровкой» и лазаньем по канату нервную систему не разгрузишь, скорее наоборот.

В Японии физкультура разнообразна: школьники играют в большой теннис, хоккей с мячом, бейсбол, прыгают со скакалкой, занимаются фехтованием (кэндо), айкидо, даже учатся держать равновесие на одноколесных велосипедах (на двухколесных они ездят с пеленок).

В США старшеклассники самостоятельно выбирают, в какой форме им брать уроки PE: можно записаться в баскетбольную команду и тренироваться весь год, а можно заниматься скалолазанием или взять предмет под условным названием «водные виды спорта», куда входят гребля на байдарке, ныряние и пр.

В канадских школах, помимо специальных уроков 2-3 раза в неделю, законом предусмотрены ежедневные 20 минут физической активности, во время которых дети на улице играют в командные игры, выполняют упражнения или просто танцуют под музыку в спортивном зале, если на улице сильный дождь. Помимо этого перемены дети обычно проводят на улице - почти в любую погоду, в том числе зимой, играя в подвижные игры. Такой режим позволяет даже шестилеткам (1 класс) легко выдержать 6,5-часовой школьный день.

Конечно, немногие российские школы могут похвастать своим бассейном, кортом или стадионом, однако здесь важен сам принцип учета желаний и возможностей детей. Хотя с точки зрения государственной заботы о здоровье и физической форме подрастающего поколения гораздо эффективнее строить спортивные площадки, бассейны и спортивные залы – не только в школах, но и повсеместно, и чтобы занятия в них были доступны не только состоятельным гражданам, но и всем остальным.

1 сентября в форме от Зайцева

Тема физической активности в школе, между тем, напрямую связана с темой школьной формы, которую уже со следующего года в обязательном порядке собираются ввести в России. Трудно себе представить играющего на перемене в футбол или баскетбол ребенка в форменных брюках (и тем более в юбке), а также светлой рубашке – это, во-первых, страшно неудобно, во-вторых - разорительно для родительского кошелька.
Школьная форма от Вячеслава Зайцева

Основное правило, касающееся школьной одежды во многих развитых странах – чтобы ребенку в ней было комфортно, и он не боялся ее испачкать, иначе какие игры на свежем воздухе, какой баскетбол? Это сильно отличается от того, какие требования предъявляются к школьной одежде в российских школах – взять хотя бы распространенный тезис о том, что «форма дисциплинирует».

В понятие «дисциплина» не в последнюю очередь входит «спокойное» поведение – и на перемене тоже. В московских школах, например, детям на улицу выходить запрещено («а кто будет за ними следить?»), в спортивный зал пускают только с учителем и только во время урока. Школьники проводят перемены в коридорах, где, конечно же, им нельзя бегать и играть в активные игры (зато вместо этого они играют в электронные). К счастью, так далеко не везде: если администрация школы понимает, насколько детям важна физическая активность и уделяет этому много внимания, вопрос об обязательной школьной форме сразу перестает быть главным.

Во многих странах Европы и в Северной Америке форма преимущественно встречается в религиозных школах (это объяснимо) и в частных школах – но там это воспринимается как признак элитарности. Это может быть отличительным знаком престижного учебного заведения, администрации и ученикам которого (а также их родителям) важно подчеркнуть свой статус.

В государственных публичных школах формы, как правило, нет – в том числе и потому, что в некоторых странах администрация не имеет права требовать с родителей дополнительных расходов. Например, в Канаде школы обеспечивают учеников не только учебниками, книгами для чтения, но и канцелярскими предметами и тетрадками – именно так реализуется принцип всеобщего доступного бесплатного среднего образования.

В России – все наоборот: частные школы в большинстве своем обходятся без единой формы, а во многих государственных она есть, преимущественно в начальных классах (в старшей школе требования пока сводятся к «темный низ, светлый верх»).

Как следует из нормативного правового акта Министерства образования и науки РФ, единые требования к одежде вводятся в т.ч. с целью «устранения признаков социального, имущественного и религиозного различия между обучающимися; предупреждения возникновения у обучающихся психологического дискомфорта перед сверстниками».

Устранение видимого социального неравенства – этот довод приводится в качестве основного многими сторонниками школьной формы (особенно теми, кто с ностальгией вспоминает СССР). Однако, как правило, дети прекрасно осведомлены о социальном статусе и материальном достатке семей своих одноклассников – они общаются вне школы, ходят друг к другу в гости, вместе отмечают дни рождения, обсуждают, где кто провел каникулы.

Если заставить всех носить одну одежду, то что тогда делать с обувью, сумками-рюкзаками, верхней одеждой, а также транспортом, которым они добираются до школы – ведь кто-то ездит на троллейбусе, а кого-то подвозит личный водитель на дорогой иномарке? И вообще одежда давно перестала быть символом престижа, сейчас эту роль играют мобильные телефоны и другие гаджеты – которые, кстати, фактически запрещены в тех же канадских школах (носить в кармане можешь, доставать и пользоваться – нет), поскольку именно это отвлекает внимание детей и мешает учебе.

К сожалению, невозможно устранить социальное неравенство, принудительно заставив всех носить одинаковые юбки и брюки. Намного важнее научить детей не обращать внимания на «статусные» вещи, не хвастаться ими и не завидовать их обладателям – а это, конечно, задача намного сложнее, чем взять и ввести униформу.

Когда говорят о том, что разноцветная и разнообразная одежда мешает самим детям и не дает им сосредоточиться на уроке, я вспоминаю одну учительницу физкультуры, которая требовала от учеников приходить исключительно в черных шортах и чисто белых футболках, ее не устраивали даже скромные надписи Nike и Reebok. На вопрос родителей, в чем проблема, она отвечала: «Они мельтешат у меня перед глазами, а это раздражает, я люблю, чтобы все были одинаковые». Дети, к слову, ее страшно боялись, так как треть урока она разносила провинившихся, пришедших в футболке «не по уставу» - о какой физкультуре вообще могла идти речь…

Немного абсурдным кажется мнение цитируемых в СМИ «психологов», что школьный стандарт одежды приучит детей к дресс-коду и «воспитает представление о том, какая одежда какому роду занятия соответствует». Видимо, считается, что взрослый человек не в состоянии адекватно одеваться без специальной тренировки в детстве (не говоря уж о том, что очень многие обходятся в своей профессиональной жизни без дресс-кодов).

Научить ребенка самостоятельно мыслить и принимать ответственность, в том числе, за свой внешний вид, лишая его права выбора и заставляя одеваться «как все», без учета его личного мнения и права на индивидуальность, невозможно. И результат может быть обратным. Кому, как не психологам этого не знать.

В то, что форма будет соответствовать «санитарно-гигиеническим требованиям и не отразится отрицательно на здоровье», верится с трудом, т.к. до этого вся форма – и в советское время, и особенно сейчас – была сшита преимущественно из синтетики невысокого качества, и вряд ли следует ожидать чего-то другого.

Что интересно: в тех российских школах, где единая форма давно введена, родители довольно часто получают строгие указания покупать ее в определенном месте. Родительские интернет-форумы в разных городах страны полны ярких рассказов о том, что как это сказывается на стоимости такой одежды.

В Москве, у метро Сокол, есть неприметный подвал, около которого в конце каждого лета ежедневно выстраивается очередь из родителей, получивших от администрации школ Северного округа бумажки с адресом и телефоном. Это даже не магазин, а склад, без примерочных кабинок, стендов и вежливых консультантов, куда покупателей запускают «партиями» (поэтому люди часами ждут на улице), а сама форма сшита из дешевых синтетических тканей, по ужасным лекалам и стоит дороже, чем хороший костюм в «Детском мире». Но очередь от этого не становится меньше – ведь родителям сказали покупать форму именно здесь, чтобы у всего класса она была одинаковая.

Тезис о том, что школьная форма менее разорительна для родительских кошельков, также весьма сомнителен: например, заявленная модельером Вячеславом Зайцевым, оперативно подготовившим коллекцию, цена в 3 – 3,5 тыс. рублей за комплект высока даже для столицы. На деле же форма обходится намного дороже, т.к. редкий школьник может обойтись одной парой брюк или одной юбкой в год, а еще нужен ежедневный запас рубашек или блузок. Конечно, если ребенок сидит неподвижно на уроке, не рисует красками, не пачкается ручкой, не бегает на перемене и не обливается случайно соком в столовой, то тогда можно и сэкономить, но такие дети встречаются редко.

Поэтому на вопрос: «Кому в действительности это нужно?» лучше всего, пожалуй, ответил глава Минпромторга Денис Мантуров. Встречаясь в конце прошлого года с президентом, он представил разработанный его ведомством проект антикризисных мер для некоторых российских отраслей, переживающих не лучшие времена. По мнению Мантурова, госзаказ на изготовление формы для силовых ведомств, а также для школы может спасти легкую промышленность – особенно, в условиях вступления России в ГТО. Поэтому, считает чиновник, школьную форму надо сделать обязательной для всей страны.