Нескучный сад - Журнал о православной жизни

Протоиерей Константин Островский: благословлять акции Энтео нельзя

№0'0000 Жизнь в Церкви  09.01.13 16:04 Версия для печати. Вернуться к сайту


Когда мы попросили протоиерея Константина Островского прокомментировать интервью (часть 1, часть 2) Дмитрия Энтео нашему журналу, отец Константин обрадовался. Оказалось, что благочинный Красногорского округа следит за феноменом православного акционизма и сам хотел высказаться по этому поводу, потому что считает его важным. По словам отца Константина, Дмитрий Цорионов ему симпатичен, но его деятельность скорее является скорее опасной для церковного дела, чем полезной.


Я был огорчен тем, что журнал «Нескучный сад» невольно рекламирует Дмитрия Цорионова, упоминая его на своих страницах. Тем более, что говорит Дмитрий гладко, говорит во многих отношениях церковно. И если не видеть, что он делает, то можно подумать, что его деятельность это может и не плохо. Нечто подобное можно сказать о сектантах, которые когда говорят, часто делают это неплохо. Например, неопятидесятники.

Почитаешь некоторые их тексты – вроде бы складно. Но когда посмотришь видеозапись того, что происходит на их «радениях», то становится понятно, что это за явление. И здесь то же самое. Я посмотрел ролик, как Дмитрий Цорионов с какой-то женщиной пришел на выставку. Сама по себе выставка, скорее-всего, какая-нибудь ужасная, и я не защитник всех этих либеральных безобразий. Но, когда видишь, как они туда приходят с криками «мы вас любим», когда слышишь эти крики, то в декларируемую любовь как-то не верится.

Благословлять такие акции нельзя, но не стоит и запрещать

Лично во мне Цорионов вызывает симпатию. Я отчасти такой же путь прошел, только, к счастью, не углублялся – у меня не было ни наркотиков, ни погружений в оккультизм. И я верю в искренность Дмитрия. Очень хорошо, что пропагандисты разврата получают отпор. Но сами по себе акции (не только цорионовские, а любые) всегда отмечены некоторой фальшью. Одно дело просто пожалеть несчастного и помочь ему, а другое, когда та же помощь оказывается в порядке акции милосердия. Любовь – это не «акция любви».

Мне, впрочем, тоже приходится постоянно принимать участие в различных общественных и государственных акциях; это делается по необходимости, чтобы не потерять контакт с обществом и государством. Но акции Дмитрия Цорионова обусловлены совсем другим. Если Дмитрий Цорионов не преувеличил и имеет на уровне двух синодальных отделов официальную поддержку, то на грамм пропагандистских успехов мы рискуем получить тонну вредного для Церкви эффекта. Потому что, когда один человек срывает майку с другого, это его частное дело.

Но если он имеет в кармане благословение от Синодального миссионерского отдела – это дело Церкви, и Церковь за него отвечает. Я не считаю, что священноначалие должно благословлять такие вещи. Оно конечно не должно и запрещать, не должно быть защитником либералов. Если человек надевает непристойную одежду или выходит голым на улицу, он должен быть готов к тому, что его могут и побить. И я не считаю, что Церковь должна усиленно защищать таких людей, которые непристойным поведением вызывают раздражение нашего народа, в том числе и верующего. Но благословлять сами акции побивания Церковь не должна.

Среди либеральных активных людей не одни только преступники и враги Бога. Там есть люди и верующие, и православные. Может быть, они заблуждаются, все мы не без греха. Церковь должна всякого принять. Если Церковь поддержит такие акции, какие проводит Дмитрий Цорионов, то это значит, что мы заняли партийную сторону и оттолкнули всех несогласных. Если я Цорионова поддержу, то те, кого он оскорбил и напугал, люди, которые такие акции не приемлют, мною отвергнуты. Приведу пример. Ко мне несколько лет назад ходил неонацист. Но он себя считал православным. Я совершенно его не поддерживаю, я не считаю, что евреи источник всех наших бед. Но я ему не говорил «ты враг Божий, я не буду с тобой разговаривать». Я для начала предлагал ему их простить. Если даже все, что он говорил – правда, что евреи действительно такие страшные его обидчики, надо простить их. А здесь получается что мы, благословляя Цорионова на его акции, берем на себя ответственность других людей отталкивать.

Насилие над душой отпугнет интеллектуалов

Скажу как священник, который какой-никакой, но все-таки поставлен пастырем, по крайней мере, с людьми общаюсь. Из всего своего пастырского и просто человеческого опыта я знаю, что когда человек начинает участвовать в таких акциях, это ломает его душу. У человека есть естественная скромность. Чтобы вот так вдруг рвануть в помещение и начать так кричать, как они кричали во время акции, нужно над своей душой примерно то же самое сделать, вы меня простите за сравнение, как для того, чтобы снять штаны в автобусе. Хотя произносили они правильные слова – «храните супружескую верность», «любите друг-друга» – не поспоришь.

Участник акций, подобных цорионовским, должен переступить через какое-то естественное и здоровое, и верное чувство стыда. Другое дело, когда вы должны переступить через что-то, а может и жизнью пожертвовать ради дела Божьего. Но здесь не тот случай, так вот врываясь и крича, нельзя никого привлечь к Богу. Привлечь можно любовью, молитвой, терпением, страданием. Но не таким насилием над своей душой. Думаю, что огромное количество людей мы оттолкнем, если мы как Церковь поддержим это акционистское движение, если оно будет принято как внутрицерковное. От нас отвернется очень важная часть, я имею ввиду не развратников и богохульников. Отвернутся многие настоящие интеллектуалы, люди, по-настоящему духовно настроенные, глубокие, которые тянутся к Богу, ищут пути. Для них Акционизм православных станет соблазном. Конечно, Бог может привести всякого человека, это мы не обсуждаем. Но ведь мы говорим о миссии, Цорионов позиционирует себя как миссионера. Цель миссионера – привлечь людей к Богу. Я думаю, что акции не привлекут людей , а оттолкнут.

Привлечение внешними средствами скорее опасно, чем полезно

Привлечь они смогут людей, как бы мягко выразиться, внушаемых. Людей, которые ищут, чтобы им был дан лидер, за которым они смогут пойти. Этих людей куда-нибудь повели, их чем-то зажгли. Скорее всего – чем-то плотским, я бы сказал душевным, а не духовным огнем. Это пройдет, выгорит, наскучит, и люди это бросят. И никакой ценности я, честно говоря, не вижу в том, что кто-то вот так загорится акционизмом и будет ходить на акции. Невозможно долго этим заниматься. Это действительно некое юношеское дело. Поэтому такое искусственное привлечение молодых людей к этим акциям я считаю на самом деле вредным и опасным. Человек, привлечённый в церковную среду только внешними средствами и приёмами, недолго в ней задержится. То, что сначала покажется «крутым и клёвым», рано или поздно приестся, и человек уйдёт на поиски новой крутизны.

Гордость на акциях стоит во главе угла

Дмитрий Цорионов говорит про тщеславие. Мы действительно тщеславимся всем, чем угодно – и добром и злом. Но человек, который идет и кричит другим «я вас люблю» в качестве запланированной акции, волей-неволей гордость ставит во главе угла. Мне приходится в проповедях объяснять это, особенно перед исповедью, что говорить «я всех люблю» – значит себя не знать. Потому что это очень сильно – сказать я вас люблю. Это надо быть готовым душу за этих людей отдать. А тут ничего этого нет на самом деле. Думаю, что и самому Дмитрию Цорионову нужно было бы сначала воцерковиться, углубиться в себя. Приведу пример. У меня есть знакомый, который до прихода в Церковь был литератором. Когда он пришел в Церковь, он лет пять ничего не писал, старался жить углубленной жизнью, в храм ходил постоянно, у него был духовник, он вел какие-то записи. И через много лет, будучи глубоко церковным человеком он вновь стал писать. А здесь я думаю Дмитрий очень рванул.

Псевдоним - претенциозен

Он молодец, конечно, он пиарщик – всех заставил называть его по псевдониму. С какой стати? Он что теперь писатель, артист, разведчик? Псевдоним употребляют, когда хотят себя скрыть (например, в спецслужбах). В артистической среде псевдоним могут взять для привлекательности (например знаменитый певец Пожаров взял псевдоним Остужев). Артист или писатель, бывает, пользуется псевдонимом, чтобы подчеркнуть свою личную отстранённость от своего же творчества. Мол, Алексей Максимович Пешков это одно, а Максим Горький другое. Но в случае с Дмитрием Цорионовым, я считаю это неоправданно, и с его стороны – претенциозно. Сравнение себя с Игнатием Богоносцем – это церковные юношеские фантазии. Поэтому я не имею оснований публично называть Дмитрия «Энтео», и думаю, что правильно называть его по имени и фамилии.

Если священник живет духовной жизнью, то и молодежь у него есть

Дмитрий также говорит, что в Церкви сейчас мало молодежи. Я не думаю, что в Церкви так уж мало молодежи. Когда-то отец Георгий Кочетков говорил, что у них единственный миссионерский приход в Москве. Что, конечно же, не правда. Что значит мало? Есть у нас молодежь, и на нашем приходе есть, и не только на нашем. Если священник сам живет духовной жизнью, то и прихожане к нему тянутся, и на приходе будет много молодых людей. А искусственное, внешними средствами произведенное вовлечение, ничего не даст. Придут и уйдут.

Выгорание бывает без Бога

К вопросу об упомянутом синдроме выгорания. Люди входят в общину и примерно через 10 лет некоторые «выгорают», это случается даже и с батюшками. Все вроде хорошо, человек ревностно служит, ведет молодежную или другую работу, и выгорает, душа его оказывается в опустошении. Этому есть вполне очевидное объяснение. Если мы берем фонарик и включаем его, то он работает от аккумулятора и через какое-то время погаснет, потому что внутренний источник его энергии оскудел. А если он будет подключен к сети, то он, пока есть в ней электричество будет светить. Так и в духовном отношении, если человек использует внутренний ресурс, то у кого-то он больше, у кого-то меньше, но все равно, рано или поздно он кончится, и человек почувствует выгорание. А если человек действует силой Божией, то выгорания не будет. Чему есть много примеров, далеко не все выгорают.

Итого

Я считаю, что Дмитрий Цорионов и его единомышленники должны, как и все люди, поступать по совести. Но неплохо при этом проявлять и осмотрительность, чтобы своими действиями не причинить вреда больше, чем пользы. На мой взгляд, есть реальная опасность, что акции, о которых идёт речь, оттолкнут людей много больше людей, чем привлекут. Но ни в каком случае Церковь не должна принимать ответственность за мероприятия, подобные акциям Дмитрия Цорионова.

Фото: диакон Андрей РАДКЕВИЧ