Нескучный сад - Журнал о православной жизни

Прогулки по Москве: Высокий ям

7 (78)'2012 Культура  03.08.12 09:22 Версия для печати. Вернуться к сайту

Продолжаем изучать окрестности нынешней Таганской. Мы погуляем по Николоямской улице и узнаем, что такое ям, как верили московские купцы и почему до XVII века детей не называли именем Николай.



Связанные с огнем


Севернее от Алексеевской слободы, по которой мы прогуливались в прошлый раз, находится Николоямская улица. Свое название она получила по стоящей на ней церкви Николы на Ямах, а последняя, в свою очередь, была центром слободы извозчиков — ямщиков (отсюда топографическое уточнение в наименовании храма — «ям»). Ямская слобода на реке Яузе упоминается с конца XVI века, а до этого здесь располагались земли соседнего Андрониевского монастыря. В 1500-е годы монастырские владения уже принадлежали великокняжеской казне, здесь были разбиты сады московского князя Ивана III. Все эти перемены в истории места являются своего рода иллюстрацией к теме освоения Москвой новых территорий. Действительно, в древности местность вокруг Николоямской улицы воспринималась как отдаленная, «пустынная» (в смысле малонаселенная) окрестность города, и, как следствие этого, здесь, в живописном месте на высоком левом берегу реки Яузы, по благословению преподобного Сергия Радонежского возникает монашеская обитель. Первым ее настоятелем стал ученик преподобного Сергия Радонежского монах Андроник. Постепенно в течение XIV-XV веков земли, окружающие монастырь, перешли во владение братии.

Недалеко от Андроникова монастыря, также на реке Яузе (ближе к впадению Яузы в Москву-реку) находилась еще одна древняя обитель Покрова «на Лыщиковой горе». По преданию, в Покровском монастыре принял иноческий постриг брат преподобного Сергия Радонежского — Стефан. Однако в начале XVI столетия к востоку от Москвы по указу великого князя Московского были учреждены великокняжеские сады — заповедное место для охоты и «забав» московских государей, где запрещалось всякое посадское строительство. От тех времен в топонимике Москвы сохранились некоторые названия, например церкви Святого князя Владимира, «что в Старых Садех». Время шло, Москва росла. К концу правления царя Бориса Годунова бывшие великокняжеские земли по реке Яузе уже были заселены ремесленными слободами.

Нужно отметить, что близость воды — реки Яузы — способствовала размещению здесь ремесел, связанных с огнем. Например, Котельническая, Серебянническая, Гончарная, Стрелецкая слободы. «От греха подальше» на берег Яузы переместили Немецкую слободу. Кроме этого, сюда же, ближе к выезду из города в сторону Владимира и Рязани, переехали извозчики — ямщики. Нужно отметить, что чем дальше отодвигались границы Москвы, тем дальше двигались ямщики и военное сословие — стрельцы. Так, известно, что на Николоямской улице (ближе к Яузе) с 1671 года находилась уже не ямщицкая, а Стрелецкая слобода, ямщики были перемещены дальше на восток, их слобода стала именоваться Рогожской. Название это происходит от ближайшего к Москве яма (ям — остановка на дороге, где размещалась почтовая станция и постоялый двор с гостиницей) по Владимирской дороге в селе Рогожь (с 1780-х — город Богородск, ныне Ногинск). О Рогожской слободе поговорим в следующий раз, а теперь прогуляемся по Николоямской улице.
Что на Ямах

Николоямская делится на две части: одна находится в пределах Земляного города, другая пролегла между Земляным городом и церковью Сергия Радонежского в Рогожской слободе. Именно по второму участку улицы мы отправимся на прогулку. Начнем от Земляного города. Николоямская — одна из самых колоритных улиц старой Москвы, здесь чудом сохранились дома эпохи классицизма, построенные по так называемым образцовым проектам «послепожарного» времени. Такие проекты были разработаны Комиссией строения города Москвы, где тогда творили замечательные архитекторы Бове, Шестаков, Григорьев, Жилярди, именно на их долю выпало восстановление Москвы после наполеоновского разорения 1812 года. Череда таких домов стоит уже в конце улицы ближе к церкви Сергия Радонежского. Владельцы всех этих домов, так же как и на соседних Алексеевских улицах, — московское купечество. Правда прилагательное нужно было бы закавычить: практически все представители живших здесь купеческих фамилий начинали свой «бизнес» вдалеке от столицы и только позже переехали в Первопрестольную.

На правом углу Николоямской улицы и одноименного переулка (он спускается к реке Яузе) стоят несколько ничем не примечательных домов советского времени (39/43, корп. 1, 2 и 3). На этом месте находилась уничтоженная в советская время церковь Николы, «что на Ямах». Как ни странно, центральный престол церкви был освящен как Троицкий, а придельный — Николая Чудотворца. Это частое явление, когда обиходное (народное) название храма не совпадает с посвящением главного престола, как правило, в разговорном названии церквей выделялась какая-то почитаемая святыня прихода или посвящение придела. Например, церковь Марона, пустынника Сирийского, на Якиманке названа так по Мароновскому приделу, тогда как центральный престол освящен как Благовещенский. Подобных примеров множество. Вот и Троицкий храм на Николоямской улице попал в их число. Мало кому известно, но Николай Чудотворец был настолько почитаемый святой на Руси, что вплоть до конца XVII века именем Николай не называли детей, как не называют младенцев именами в честь Христа или Божией Матери. Неудивительно, что храм известен прежде всего по Никольскому приделу. Каменное здание церкви было построено в 1697 году, но с увеличением количества прихожан в XIX столетии было решено расширить храмовое пространство. В связи с этим в 1867-1878 годах с западной стороны к храму пристроили большую трапезную часть (где и разместился придел святителя Николая), а над четвериком поставили широкий барабан с шатром над ним. В 1929 году колокольню церкви снесли, и только в 1959-м последовал черед самого здания бывшего храма.
Часовой на вышке

Теперь пройдем по Николоямскому переулку, здесь можно увидеть несколько купеческих домов, но об одном из них нужно рассказать особо. Это господский дом, который стоит на углу Николоямского и Шелапутинского переулков (Шелапутинский пер., д. 1). Он принадлежал известному роду русских купцов, предпринимателей и меценатов Морозовых. Собственно, Морозовы владели не одним зданием, а целым участком (двором), здесь размещались (кроме главного дома) служебные здания и, конечно, текстильная мануфактура. Она не была особенно большой (в 1846 году на ней работали 250 человек) и занимала почетное восьмое место среди бумаготкацких производств Москвы. Возникновение здесь морозовской усадьбы связано с именем Саввы Васильевича Морозова, перебравшегося в столицу в 1820 годах, тогда же им был куплен участок «городских торговых бань» и началось активное строительство. Сохранившийся классицистический дом выстроен в 30-40 годах XIX столетия и представляет собой добротный образец московского ампира. В 1880-х внук Саввы Васильевича — Давид Абрамович Морозов пожертвовал фабричный участок московскому купеческому обществу для строительства богадельни и обеспечил ее капиталом. Здание богоугодного заведения также сохранилось (Шелапутинский пер., д. 5), оно строилось с 1888-го по 1891 год по проекту архитектора М. И. Никифорова, этот же архитектор построил со стороны двора богадельни старообрядческую молельню (нужно отметить, что в богадельню принимались не только старообрядцы). Московское купечество часто придерживалось староверия: Рябушинские, Кузнецовы, Хлудовы. Морозовы в том же числе. Недалеко от Рогожской слободы располагается одноименное Рогожское старообрядческое кладбище.

Вернемся на Николоямскую. За перекрестком с Шелапутинским переулком улица резко меняется. Вся левая (нечетная) сторона украшена постройками XVIII-XIX веков. Некоторые из этих построек, может быть, относятся и к более древнему времени. Усадьба на углу с Шелапутинским переулком (д. 49) была построена и принадлежала купцу Федору Птицыну, главный дом усадьбы относится к 1754 году. Соседнее владение (д. 51) купца С. П. Васильева также датируется серединой XVIII века. Этот купец известен тем, что финансировал постройку колокольни Андроникова монастыря. На противоположной (четной) стороне Николоямской улицы особенно выделяется здание бывшей Рогожской полицейской части (д. 54). На ней восстановлена первоначальная караульная башня (пожарная каланча).

Там днем и ночью дежурил часовой, обязанный следить за возникновением пожаров. Подобных сооружений в Москве не так уж и много: в Сокольниках и на Селезневской улице.
Старообрядцы и булочники

Заканчивается улица замечательным сооружением — церковью Преподобного Сергия Радонежского в Рогожской слободе (до XVIII века звалась «что в Гонной слободе» — это еще одно воспоминание о ямщицком промысле). Главный престол храма, как и в Николоямской церкви, Троицы, а придельные — преподобных Сергия и Николая Чудотворца. Это одна из самых «сильных» храмовых построек ампира в Москве. История строительства церкви более чем занимательна. Каменное здание храма было возведено в 1721 году, в конце XVIII века к нему пристроили с запада трапезную часть. Несмотря на свое подчиненное место в ансамбле Сергиевского храма, трапезная сама по себе является совершенным произведением архитектуры. Одно время исследователи предполагали авторство проекта известного зодчего XVIII века Василия Ивановича Баженова. В 1812 году храм был разорен французами и сожжен, в связи с этим в 1818-м основной храм (т. н. четверик) разобрали и на его месте возвели существующее здание.

Его архитектором стал еще один мастер эпохи классицизма Федор Михайлович Шестаков. Большой пятиглавый монументальный храм (его так и хочется назвать собором) — памятник послепожарной Москвы и, таким образом, опосредованно памятник победы в Отечественной войне 1812 года. Тем более церковь Преподобного Сергия была одним из самых первых храмов, построенных в послевоенное время во второй столице империи. Последним аккордом в архитектурном комплексе храма Рогожской слободы стала колокольня (1864). Несмотря на разновременность построек, из которых состоит Сергиевская церковь, она смотрится единым цельным сооружением. Ее значение велико и для окрестностей, силуэт храма украшает панораму набережной реки Яузы и особенно перспективу улицы Сергия Радонежского.

Так как по соседству жило много старообрядцев, консистория строго следила за соблюдением канонических правил в церквях вокруг Рогожской слободы, а также за убранством интерьера и наличием старинных икон. Это же относилось и к храму Преподобного Сергия. 2 ноября 1899 года с большой торжественностью состоялось освящение при церкви аудитории для собеседования со старообрядцами, духовных концертов и религиозно-нравственных чтений. Можно сказать, что мы имеем дело с настоящим миссионерским приходом.

С противоположной стороны Николоямскую улицу завершает здание, выходящее одной стороной на Андроньевскую площадь. Во дворе дома находилась пекарня и магазин знаменитого булочника Д. И. Филлипова. В следующей раз мы непременно поговорим о Андрониковом монастыре и Рогожской слободе.