Нескучный сад - Журнал о православной жизни

Почему молитвы на призывание Святого Духа скучные, как катехизис?

№0'0000 Жизнь в Церкви  21.06.13 08:30 Версия для печати. Вернуться к сайту

В канун Троицы нам задали необычный вопрос: «Почему текст молитв на призывание Святого Духа на вечерне пятидесятницы, такой сухой, нерадостный, нудный, долгий? Там, как в катехизисе, собрано все богословие, но совсем мало о самом Святом Духе, о том, что мы его ждем, и Он может прямо сейчас, в ответ на наши молитвы, прийти! В Евангелии сошествие Святого Духа – событие исключительное, а из текстов молитв это ощущение совсем не очевидно». За объяснениями мы обратились к Александру ЛУКАШЕВИЧУ, литургисту, автору «Православной энциклопедии».
Сошествие Святого Духа. Византия (Афон), XII в.

Святой Дух и катехизис


— Я не могу согласиться с тем, что молитвы о призывании Святого Духа на вечерне службы Пятидесятницы скучные и сухие. В вашем вопросе заложен и ответ – действительно, в этих молитвах “все богословие”. И в этом и заключается их ценность.

Праздник Сошествия Святого Духа — это исполнение Божьего Промысла о спасении человека, полное осуществление Его замысла. Благодаря сошествию Святого Духа возможно существование нашей христианской Церкви, само наше спасение. Мы получили знание о Святой Троице — об Отце и Сыне и Духе Святом, благодаря явлению всех Трех Лиц Святой Троицы в тварном мире и благодаря тому, что Дух Святой научил учеников Христовых всему, что они потом и передали ученикам.

Поэтому совершено естественно, что в молитвах вечерни Пятидесятницы перечисляются все этапы нашего спасения — творение мира, воплощение Спасителя от Пресвятой Богородицы, Его учения и страдания, Вознесение и, наконец, Сошествие Св. Духа. И этот момент, само сошествие Святого Духа, подчеркивается, как особенный день, в который мы с дерзновением можем обратиться к Богу.

“Услыши ны, воньже аще день призовем Тя, изряднее же в день сей пятдесятный”.

Итак, молитвы коленопреклонения содержат в себе все — и богословие, и прославление прихода Святого Духа на апостолов, и покаянные прошения. Это нужно и важно, чтобы в нашем молении к Богу в этот день было и то, и другое, и третье. Таким образом мы исповедуем и подтверждаем свою веру, мы учимся правильно представлять себе, какое место занимает событие сошествия Св. Духа в истории спасения. И при этом мы воспеваем пришествие Святого Духа.

А что было бы, если молитвы содержали бы в себе только эмоциональные восклицания? Разве мы смогли бы воспринять всю полноту праздника? Как раз полнота и является сильной стороной православных молитв и православного богослужения — в нем гармонично сочетаются все аспекты нашей веры — учение, восхваление, покаяние, прошение.

Наверное, здесь можно размышлять, откуда возникает вот такое недоумение, ощущение — что форма и содержание этих молитв не отвечают ожиданию о призыве и приходе Святого Духа. Действительно, в Евангелии этот момент совершенно эксклюзивный, а на службе эксклюзивность «не подчеркнута». И кажется, чего-то «не хватает». В чем тут дело?

Но ведь само богослужение в этот день эксклюзивное, необычное. В какой еще день мы читаем такие молитвы? Причем молитвы, составленные специально для этого дня? Больше таких дней нет в нашем богослужении.

Если мы внимательно посмотрим текст этих молитв, мы увидим, что в них довольно много говорится о событии сошествия Святого Духа. Например, в молитве 2-й этому посвящена вся первая часть:
“явленнейше же сию благодать Твоим учеником и апостолом днесь низпославый, и сих устне огненными утвердивый языки: имиже весь род человеческий боговедение своим языком в слух уха приимше, светом Духа просветихомся, и прелести якоже тмы изменихомся...”.

И далее в этой молитве постоянно упоминается Святой Дух и говорится о ниспослании благодати Святого Духа, который наполнит все дела нашей жизни истинным смыслом Богопочитания:
“Дух Премудрости Твоея моим подаждь помышлением, Дух разума безумию моему даруяй, Духом страха Твоего моя осени дела, и Дух правый обнови во утробе моей, и Духом Владычним мыслей моих поползновение утверди...”

Сложноустроенные молитвы


Конечно, есть причины, почему тексты этих молитв довольно трудны для понимания.
Во-первых, эти тексты очень богаты богословскими положениями и различными прошениями. Известно, что чем текст богаче, тем он сложнее. Для понимания такого текста нужно в него тщательно вдумываться.

Кроме того, устройство этих молитв довольно необычное. Необычность заключается в том, что во время одного коленопреклонения читается не одна, а сразу несколько молитв. Давайте посмотрим, как написаны эти молитвы в богослужебных книгах — в Триоди Цветной.

После великого прокимна “Кто Бог велий” диакон возглашает “Паки и паки, приклонше колена, Господу помолимся”. И после этого священник начинает читать 1-ю молитву:
“Пречисте, Нескверне, Безначальне, Невидиме, Непостижиме...”.

А сразу после этой молитвы написано: “Присовокупляет же и сию молитву”, и далее следует текст еще одной молитвы:
“Благословен еси Господи Владыко Вседержителю, просветивый день светом солнечным...”.

Оказывается, внутри первой молитвы коленопреклонения не одна, а сразу две молитвы. То же самое мы видим внутри молитвы второго коленопреклонения — там тоже две молитвы. А на третий раз, когда мы преклоняем колена, священник читает целых 4 молитвы (хотя 2-я и 3-я в Триоди написаны без перерыва, так что можно ошибиться и принять их за одну молитву). Откуда взялись эти “добавки”?

Некоторые из “добавочных” молитв хорошо известны: молитва “Господи Господи, избавлей нас от всякия стрелы летящия во дни” (добавка на втором коленопреклонении) читается на великом повечерии. Молитва “Боже Великий и Вышний, Един имеяй безсмертие” — это 7-я священническая молитва, которая читается священником в начале вечерни (во время пения 103-го псалма).

Другие молитвы взяты из древнего византийского чина так называемого “песненного последования”, который совершался в Константинополе в Великой церкви в честь Софии, Премудрости Божией (т. е. в честь 2-го Лица Святой Троицы, Иисуса Христа). В чине вечерни песненного последования были три антифона, во время которых читались специальные священнические молитвы. Этих молитв нет в Служебнике, но они остались на вечерне праздника Пятидесятницы.

Кроме того, в древности было не 3, а 4 специальные молитвы вечерни Пятидесятницы, 4-я читалась перед отпустом. А в наших книгах 3-я коленопреклонная молитва соединяется с 4-й. Таким образом, на 3-м коленопреклонении читаются:
“Приснотекущий, животный и просветительный источниче” — это 3-я коленопреклонная молитва.

“Боже великий и вечный, святый, человеколюбивый, сподобивый нас в сей час стати” — это древняя византийская молитва 3-го антифона.

“Твое бо яко воистину и великое вресноту таинство” — это 4-я коленопреклонная молитва. Она не отделена специальным указанием и красной буквицей от предыдущей! Она как будто прячется в молитве византийского антифона.

“Боже великий и вышний” — это 7-я священническая молитва вечерни. Когда-то она была молитвой отпуста византийской вечерни.

Что же получается? На каждом коленопреклонении мы читаем не по одной, а по несколько молитв. А ведь каждая из молитв имеет свое содержание, свою структуру. Их нельзя воспринимать как одну единую молитву — это только запутает нас. Если внимательно разобраться с текстом этих молитв, понять, какие когда читаются молитвы, воспринимать текст будет гораздо легче.

Вопрос авторства части этих молитв остается неразъясненным: о том, что молитвы коленопреклонения для Пятидесятницы написаны свт. Василием Великим, пишут византийские авторы XIV–XV веков: канонист Матфей Властарь и писатель Георгий Кодин. Ещё авторство свт. Василия Великого указывается в грузинских рукописях с этими молитвами.

На Руси, скорее всего, молитвы на вечерне Пятидесятницы стали читать сразу после принятия христианства. Те же молитвы читали и греки, и грузины, и болгары — в общем, вся Православная Церковь, в которой в это время повсеместно распространилось византийское богослужение — а это произошло примерно в IX–X веках.

Чем молитвы Пятидесятницы похожи на анафору


Но в православном богослужении есть служба, на которой каждый раз происходит такое призывание Святого Духа — это литургия. На каждой литургии священник читает молитву, в которой испрашивает Бога ниспослать Святого Духа на принесенные хлеб и вино, чтобы действием благодати Святого Духа они были претворены в Тело и Кровь Христовы.

Молитва эта называется анафора (возношение), и читается она все время, пока хор поет: “Достойно и праведно есть...”, “Свят, Свят, Свят Господь Саваоф”, “Тебе поем, Тебе благословим”. Эта молитва продолжается и далее, во время пения богородичного песнопения “Достойно есть”.

Эта также довольно длинная молитва и потому она делится (условно) на несколько частей. В первой ее части подробно рассказывается об истории нашего спасения. А уже во второй части этой молитвы призывается Святой Дух на хлеб и вино.

Молитвы вечерни Пятидесятницы построены похожим образом. Начинаются эти молитвы подробным изложением истории нашего спасения, а далее следует обращение к Богу с покаянными прошениями. Так устроена 1-я молитва. 2-я молитва «посвящена» Святому Духу.

Если мы продолжим это сравнение, мы увидим, что в 3-й молитве Пятидесятницы мы молимся об усопших — а ведь моление об усопших и о живых является частью литургийной молитвы, уже после пения “Достойно есть”. Так что в каком-то смысле молитвы Пятидесятницы довольно похожи на анафору, главную молитву литургии. А молитва литургии — это молитва, во время которой практически каждый день происходит удивительное событие — претворение хлеба и вина в Тело и Кровь Христову. Не менее удивительное, чем событие сошествия Святого Духа.

На мой взгляд, мы получим больше пользы, если мы будем внимательно вчитываться и вдумываться в то, что читается и поется на богослужении в дни наших православных праздников, а не искать только лишь эмоционального ощущения. Тогда смысл праздника станет более ясным, и не будет зазора между нашими ожиданиями и теми молитвами и песнопениями, которые мы слышим в храме.