Нескучный сад - Журнал о православной жизни

Почему Церковь не любят?

№0'0000 Общество  30.06.11 10:44 Версия для печати. Вернуться к сайту

Двадцать лет назад, на фоне крушения сверхдержавы Церковь оказалась, возможно, единственным общественным институтом, чей авторитет был очевиден подавляющему большинству. Сегодня отношение общества к Церкви куда менее однозначно. И в интернет-блогах не редко можно наткнуться на очень резкие суждения о Церкви: часто тон этих суждений переходит все границы; и тем не менее любое событие, связанное с Церковью вызывает в обществе, как кажется, все чаще негативную реакцию. «Нескучный сад» начинает опрос: Действительно ли отношение наших сограждан к Православной Церкви изменилось? Почему Церковь стали любить меньше? Сегодня на эти вопросы отвечает социолог Борис Кагарлицкий и журналист Александр Щипков.

Борис КАГАРЛИЦКИЙ, директор Института глобализации и социальных движений: «Церковь хочет быть институтом повседневного государственного управления»

Церковь пытается (причем при поддержке власти и СМИ) вернуть себе роль, которую она играла до революции или даже в средневековом обществе. Но в современном мире это противоестественно. Положительное отношение к Церкви в начале девяностых было лишь выражением негативного отношения к советской власти. С этим связано и относительно большое число прихожан. Уверен, что не будь большевистских гонений, закрытия храмов, религиозных людей в России было бы еще меньше. Толпа народа в храме в воскресные и праздничные дни – архаика, которая свидетельствует только о деградации общества. Это лишь значит, что люди не могут встроиться в современный ритм жизни, при котором невозможно ходить в церковь каждое воскресенье, отмечать все церковные праздники, соблюдать посты. Все это делает работника неэффективным. Прямая связь – чем религиознее общество, тем хуже оно работает.

На Западе, где церкви никто не закрывал, они закрываются сами. По экономическим причинам – прихожан становится все меньше. Честно говоря, меня покоробило, когда я увидел в центре Глазго, возле Викторианского парка, ночной клуб, открытый в бывшей церкви. Считаю, что все же можно было найти зданию другое применение. Но само закрытие церкви – процесс естественный, и власть тут ни при чем.

Отсюда и претензии общества к Церкви. Дело не в том, плох или хорош конкретный священник, какие у него политические взгляды, а в том, что все они, вся Церковь, не на своем месте. Это институт, связывающий нас с прошлым, с культурно-исторической традицией. И если бы Церковь это понимала, была бы уважаемым институтом. Но она хочет быть институтом повседневного государственного управления, каким Церковь была в средневековом обществе и частично в России до 1917 года. Теоретически сегодня это возможно, но тогда в современном обществе Церковь становится вредным институтом: замедляет темп работы, мешает людям, создает им лишние проблемы, стоит денег, которые уходят неизвестно куда.

Религиозность – вопрос частной жизни, и не нужно подключать к ней государство и общество. Если есть община, которой нужен храм, она сама найдет деньги и построит этот храм. А строить новые храмы на государственные деньги в обществе, где 95 процентов не соблюдает обряды, странно. И это тоже вызывает у многих недоумение и не способствует авторитету Церкви.

Александр ЩИПКОВ, главный редактор портала RELIGARE, кандидат философских наук: «Неприязнь к церкви – это миф»

На самом деле никакого изменения в отношении общества к Церкви нет. Причем не только за последние 20 лет, но и с советских времен. Менялось отношение власти, государства, а общество всегда относится к Церкви примерно одинаково. Многолетние социологические исследования (включая закрытые советские) показывают, что наше общество на 80 процентов религиозно, и эти 80 процентов, естественно, относятся к проявлению религиозности положительно. Негативно или безразлично относятся к Церкви оставшиеся 20 процентов – нерелигиозные люди. Меньшинство всегда заметнее большинства и агрессивнее. Оно активно нападает, критикует, пытается потеснить. Отсюда возникает иллюзия, что общество сегодня относится к Церкви хуже, чем вчера. Да, в газетах критикуют РПЦ. Замечу – гораздо меньше, чем в конце 90-х. Да, появился интернет. Но не стоит преувеличивать влияние блогеров, как на политической площадке, так и на религиозной. Все эти публикации, пусть не единичные, вовсе не отражают мнение всего общества. И «Нескучный сад» тоже попался на эту удочку и решил посвятить целый номер анализу несуществующего конфликта между обществом и Церковью. Повторяю, даже при советской власти этого конфликта не было. У народа Церковь не вызывала раздражения, она раздражала определенную прослойку. И продолжает раздражать. И будет раздражать впредь. В 1917 году это «раздраженное меньшинство» взяло власть, и начались гонения. Может ли это повториться? Не только может, но, скорее всего, повторится. И не через столетия, а «в исторически короткие сроки», как говаривали еще совсем недавно. Причем когда эти гонения начнутся, «раздраженное меньшинство» будет лукаво обвинять Церковь, что де она и спровоцировала эти гонения. Ровно так же, как говорит о том, что, мол, никто другой как РПЦ и несет ответственность за октябрьский переворот и красный террор. Все это - блеф.

Вот сегодня всех нас пугают растущей клерикализацией, пытаются внушить, что Церковь лезет в государственные дела. Но что такое клерикализация? Это когда профессиональные служители некой религиозной организации берут власть и диктуют государству, что и как ему делать. Очевидно, что такая ситуация сегодня не просматривается ни в какие микроскопы. У нас светское государство, власть достаточно жесткая и бесцеремонная, особенно если речь идет о принятии политических решений. Смешно говорить о том, что государство допустит проникновение Церкви в сферу своих обязанностей. Но Церковь влияет на общество. Здесь государство, слава Богу, подвинулось, не препятствует. Это не нравится атеистам (и гуманистам), и они лукаво производят подмену понятий: обвиняют Церковь в попытке клерикализации светского государства, а на самом деле хотят выключить ее из общественной жизни и добиться секуляризации общества. Михаил Прохоров в программе Познера заявляет: «Пусть Церковь занимается тем, чем она должна заниматься - духовной жизнью, а мирскими делами займемся мы сами». А что такое мирские дела? Это наша с вами жизнь: учеба, работа, воспитание детей. Мирская жизнь – это жизнь общества. Представляю как Прохоров «займется» нашей с вами мирской жизнью - он отделит ее от нашей духовной жизни, то есть попытается отделить Церковь от общества. Не получится. Потому что российское общество очень религиозно и «секуляризировать» его можно только кровью. Нет других способов. Сегодня главным критиком Церкви становится «Правое дело». Вслед за своим патроном атеист Леонид Гозман требует, чтобы РПЦ была «Церковью Патриарха Тихона, а не Церковью Патриарха Сергия». Хочется спросить: «А вы-то тут при чем»? Эти серьезные ребята с деньгами сегодня становятся флагманом «раздраженного меньшинства» и так просто от нас не отстанут. Тактика будет проста – покупай и разделяй.

Так что гораздо интереснее анализировать не причины мифической «неприязни» общества к Церкви, а природу пиар-кампании, цель которой – отделить Церковь от общества.

подготовил Леонид ВИНОГРАДОВ