Нескучный сад - Журнал о православной жизни

Петь жаворонком или ухать совой

№0'0000 Семья и личность  27.06.13 08:07 Версия для печати. Вернуться к сайту

Кому-то легче поднять себя утром, кому-то — доделать дневные дела ночью, а вылазки в необычный для человека биоритм могут быть и интересным и воодушевляющим, а не только травматичным опытом.

Худ. Антони Вила Арруфат. 1941 г.

Перебирать научные и псевдонаучные теории о генах, от которых зависит биоритм человека, или о разбаловавшихся при безлимитном электричестве горожанах, приучившихся бодрствовать в темное время суток, или о потерях мировой экономики (говорят, это миллиарды долларов в год) из-за неучтенных особенностей трудовой активности «сов» — мы не будем. Да и строить графики «золотого сна» до 22 часов, «серебряного» до полуночи и далее с понижающейся восстановительной ценностью вплоть до рассвета — не станем. Ограничимся констатацией факта, что люди разные.

Если отпустить меня «с поводка», я стану совой в чистом виде: копошиться буду до первых петухов, новые дела затевать за полночь. Если спросить, кем я хотела бы быть, отвечу: жаворонком. Рано вставать лучше, да кто бы заставил… И только рабочий ритм заставляет удерживать некоторый баланс. И вот, за полночь я начинаю писать оду ранним пробуждениям…

Песня жаворонка

Просыпаешься утром, часов этак в… в полпятого. Птицы уже час, а то и полтора как вовсю поют (по крайней мере, летом). Если включить компьютер — в сети увидишь последние зеленые огоньки самых стойких сов и первые проблески ранних онлайновых жаворонков (а иногда — это контакты людей из других часовых поясов).

Но насколько возвышеннее ничего не включать, не тревожить на телефоне вкладки социальных сетей, а пойти, например, на раннюю Литургию в монастырь. Встряхнувшийся от раннего пробуждения мозг непривычно восприимчив к словам молитв. Если застать хоть кусочек братского молебна (только заранее подумать, пускают ли на эту службу в том или ином монастыре), вдруг, может быть, повеет великопостной сосредоточенностью от «Се Жених грядет в полунощи» или вспомнятся погребальные статии под «Блаженны непорочные в путь». Тишину утра по дороге никто не успеет спугнуть, и после службы ее можно попробовать затаить внутри на сутки и больше. День останется свободным, и даже если ничем особенно созидательным больше не наполнится — уже не потерян…

Несколько менее возвышенно, но тоже вполне романтично — поймать открытие булочной со свежей выпечкой, порадовать домашних теплыми плюшками к завтраку. Прагматично и тоже достойно — отправиться на пустые и немного заспанные рынки за полезностями вроде овощей и рыбы, а может, и цинично воспользоваться рыночным суеверием, будто первого клиента нельзя обидеть и даже нужно дать ему существенную скидку.

Это еще не говоря о свободных дорогах на выезд и въезд в Москву, если вы собираетесь за город, о текстах, мучительно не писавшихся с вечера, но на одном дыхании заканчиваемых с утра, о решениях, вечером казавшихся столь же тягостными, сколь очевидными на рассвете. Еще все спят, а ты уже ловишь вдохновение за птичий хвост. Одно слово: утро вечера мудренее.

Уханье совы

О том, что мир «заточен» под жаворонков, говорят часто и с обидой. На работу нужно вставать ни свет ни заря, полгода — в темноте, петухов в городе не слышно. Интернет полон демотиваторов и саркастических картинок о недосыпе: «Ты по ночам высыпаешься? — Куда высыпаюсь? — Понятно». Пишут о статистике, что у четверти сотрудников предприятий и фирм мозг к 9-10 утра еще не проснулся, дела идут по принципу «поднять — подняли, разбудить — не разбудили», хочется только кофе.

Выход из дома на раннюю монастырскую службу при реалистическом рассмотрении совиными глазами представится не таким уж воодушевляющим: забытая спросонья косынка и выговор монастырского привратника, остатки снов, пролетающие перед глазами во время Херувимской песни, отупение, усталость прежде всяких дел. С кем не бывало, да и с невыспавшимися «жаворонками» наверняка: всю литургию спишь стоя, не молишься и даже не слушаешь, а ждешь, пока все закончится, а после службы у ближайшего кофейного автомата в сознании вдруг наступает кристальная ясность, словно ты через пол-Москвы в полседьмого утра ехал растворимого кофе попить.

И все-таки даже привыкшему поздно ложиться и долго валяться, если повезет, иногда доступно деятельное без суеты, тихое, прозрачное утро: как подарок, если лег заполночь, как заслуженная награда, если удалось заснуть после «Спокойной ночи, малыши».

Ангельский распорядок

В миру легко рассуждать, «сова» ты или «жаворонок», а в монастыре облекшимся в «ангельский образ» предлагается всякие птичьи образы оставить и вставать около половины шестого утра независимо от личных биоритмов. Биоритмы, конечно, существуют, но факт и то, что люди перестраиваются довольно успешно, и не только в монастыре, но и в армии или ради работы. Может, живут из-за этого меньше, чем могли бы, но ведь сколько биоритму не потакай, смерти от старости все равно никто не обещал.

В монастырях, где по традиции полунощницу совершают после раннего подъема, а не перед поздним отбоем, проснувшиеся насельники молятся: «И даждь нам, Владыко, на сон грядущим, покой тела и души, и сохрани нас от мрачнаго сна греховнаго, и всякаго темнаго и нощнаго сладострастия. Утиши стремление страстей, и угаси разжженныя стрелы лукаваго, яже на ны льстиво движимыя. Плоти нашея востания утоли, и всяко земное и вещественное наше мудрование успи. И даруй нам, Боже, бодр ум, целомудр помысл, сердце трезвящеeся, сон легок, и всякаго сатанина мечтания изменен...»

Впрочем, не только в жаркой Иорданской пустыне или Египте, где ночная молитва и дневной сон — жесткая необходимость, но и в наших монастырях, говорят, встречается такой неподходящий жаворонкам распорядок, когда перед общей братской молитвой в храме проще уже вовсе не ложиться, чем встать в два часа ночи, а отдохнуть в обед. Это уже в чистом виде режим для «аритмиков» или, на интернет-жаргоне, «голубей», а не ярких «жаворонков» и «сов».

Angry birds

Выводы? Кто-то может гордиться собой: рано ложится и рано встает, а подает ли ему Бог — на то Божья воля. Кто-то заполночь только принимается всерьез за что-то, что к утру должно быть готово (и бывают такие «совы» среди студентов, кто и диплом садится писать ближе к ночи накануне сдачи оппоненту). Быть «совой», может быть, куда менее удобно в быту, чем «жаворонком», но все же вполне выносимо. Главное, чтобы не получилось по новой поговорке: эти совы, те жаворонки, а кто поздно ложится и рано встает — angry birds, злые птички с вытаращенными глазами. Хронически раздражаться на фоне хронического же недосыпа — уж точно ни себя, ни окружающих не радовать. Так что во всякое время уместно просить Владыку Неба и Земли дать «бодр ум», «целомудр помысл» и «сон легок».