Нескучный сад - Журнал о православной жизни

Оптина пустынь: сон 90-х

№0'0000 Жизнь в Церкви  18.04.13 15:21 Версия для печати. Вернуться к сайту

В день памяти убитых на Пасху 1993 года оптинских братьев – иеромонаха Василия, иноков Трофима и Феррапонта – вспоминаем, каким был монастырь, в котором они спасались. Фотохроника жизни Оптиной 1988-93 гг. и зарисовка очевидца о настроении тех дней – разрухе, надежде и воодушевлении.
Оптина пустынь
Приблизительно в 1993 году нас, будущих сестер милосердия, повезли на автобусе в Оптину пустынь. Зимнее туманное солнце, брызжущие бриллиантами придорожные кусты. Запомнились белые ворота, похожие на крылья большой птицы, войдя в которые мы попали на стройплощадку, с красавцем храмом посередине.

Мне тогда было восемнадцать лет, возраст сознательный, но церковная жизнь еще не была для меня «водою живою», поэтому воспоминания мои о той поездке, как неудавшаяся, слишком засвеченная кинопленка – прозрачные с еле заметными кружевными отпечатками силуэтов.

Вот трапезная. Очень вкусный хлеб. Чуть стыдясь, собираем со столов теплые серые куски с грубо срезанными краями, оставшиеся после еды. Не культурно, вроде, но такой хлебный дух…Монастырская земля. Перед единственным храмом, между башенками кирпичей, досок, бревен, разъезженные тракторами колеи. Пахнет мокрым деревом, землей и скрипящим от натуги снегом. Храм очень большой. Или это так кажется, от того, что вокруг него стройка, а он такой красавец.

Медленные зигзаги монашеских мантий, как будто тягучие всплески черной смолы. Солнце все больше и больше, мы все оказываемся внутри его светлого шара, летают искорки инея. Колокольный звон. Начинается служба.

«Господи, как хорошо!» – я лежу на шубах в притворе. Служба идет в храме и где-то в моем подсознании. Сладкая дрема окутывает меня, никто не пытается меня разбудить, и почему-то совсем не мучает совесть.

Прошло двадцать лет. Все в Церкви отстроилось и устроилось. Я давно не сплю на службах. Но все вспоминается мне та Оптина, и то, как я спала тогда на службе в храме. Безмятежно, как будто Сам Господь укачивал меня в своих руках, как в колыбели.


Крестный ход на Пасху 1993 года. Последние часы жизни о. Василия.

Оптина пустынь
Инок Трофим (Татарников) с братьями и племянниками у монастырских ворот

Оптина пустынь


Оптина пустынь
Отец Василий (Росляков) на восстановительных работах в Оптиной пустыни


Оптина пустынь

Оптина пустынь

Оптина пустынь

Оптина пустынь

Оптина пустынь


Оптина пустынь
Восстановление монастырской звонницы, у которой на Пасху 1993 будут убиты иноки. Пропитанные их кровью доски настила потом будут снимать долотом, чтобы сохранить как святыню.

Оптина пустынь

Оптина пустынь
Оптинские звонари – иноки Трофим (Татарников) и Ферапонт (Пушкарев)


Оптина пустынь
Как жили монахи? Святой угол в келии иеромонаха Василия (Рослякова)

Оптина пустынь
Келия инока Трофима (Татарникова)

Оптина пустынь
Крестный ход с мощами прп. Амвросия, первый в Оптиной после прославления ее Великого Старца, 1988 г.

Оптина пустынь
Наместник Оптиной пустыни архимандрит Евлогий (Смирнов), 1988 г.

Оптина пустынь
Освящение храма

Оптина пустынь
Пасха 1990 года

Оптина пустынь
Приезд в обитель Патриарха Алексия II, декабрь 1990 г.

Оптина пустынь
Врата Предтеченского скита

Оптина пустынь
Панихида на могилах Старцев. Крайний справа отец Василий (Росляков)

Оптина пустынь
Инок Трофим (Татарников) в храме прп. Илариона Великого

Оптина пустынь
Инок Ферапонт (Пушкарев) на звоннице

Оптина пустынь
Панихида на могилах убиенных в 1993 г. братий, 1995 г.

Текст: Ирина СЕЧИНА, фото: optina.ru