Нескучный сад - Журнал о православной жизни

На реках Вавилонских: ненавистные младенцы

3 (86)'2013 Жизнь в Церкви  15.03.13 11:53 Версия для печати. Вернуться к сайту

В субботу на Утрени последний раз в этом году прозвучит 136 псалом – скорбная, покаянная песнь «На реках Вавилонских». О чем в ней поется? Что это за окаянная дочь Вавилона и младенцы, которых надо разбить о камень? Это греховные страсти, которые надо возненавидеть в себе и умертвить, пока они еще не выросли. Рассказывает протоиерей Игорь ГАГАРИН

Чтобы по-настоящему полюбить Бога и ближнего, необходимо по-настоящему, всеми силами души возненавидеть грех и все, что ведет к нему. Чувством такой святой ненависти проникнут псалом 136, который поют в храме две последние приготовительные к посту недели.

Миниатюра из Хлудовской псалтири, ок. 850 г. Государственный исторический музей, Москва

«При реках Вавилона, там сидели мы и плакали, когда вспоминали о Сионе; на вербах, посреди его, повесили мы наши арфы». Это горькие стихи о народе, который идет в чужую страну. Родина погибла, Иерусалим разрушен до основания, уничтожен Храм. Уцелевших ведут в Вавилон — в плен, на чужбину.

Многие библейские ветхозаветные имена, названия городов и стран Церковь Нового Завета воспринимает не только буквально, но и духовно, иносказательно. Так, Египет — царство материального благополучия, сытости и довольства. Уходя из египетского рабства, многие израильтяне роптали, голодая в пути, с вожделением вспоминая котлы с мясом, которые были у них в Египте. Да, были котлы с мясом, но не было свободы; да, они были сравнительно сытыми, зато рабами.

Вавилон — символ наслаждений, похоти, разврата. Израиль, Иерусалим, Сион — область духовная. Здесь человек предстоит Богу, общается с Богом, здесь — духовность, благочестие, вера. В Египте человек становится животным. В Вавилоне — служителем сатаны. В Израиле человек действительно становится Человеком, потому что обращен к Вечной Правде. И потому псалом этот не только о пленных евреях, но и о каждом из нас. Все мы в плену у греха, все мы уведены на чужбину, покорившись своим страстям и похотям, кто делом, кто словом, кто мыслью. Но о чем поется в этом псалме дальше?

«Там пленившие нас требовали от нас слов песней, и притеснители наши — веселия: пропойте нам из песней Сионских».

Враги хотят, чтобы пленники пели и веселились. Нам с вами дьявол тоже не велит печалиться о греховности своей. «Забудь обо всем! Веселись и наслаждайся! Нет никакого Иерусалима, нет Бога, нет Суда...» — так, вторя вавилонским стражникам, нашептывает нам сатана. Но «Как нам петь песнь Господню на земле чужой? Если я забуду тебя, Иерусалим, забудь меня десница моя. Прильпни язык мой к гортани моей, если не буду помнить тебя, если не поставлю Иерусалима во главе веселия моего». Нет, если не в силах вернуться домой, будем хотя бы вспоминать о доме.

Если не сможем служить Богу и быть верными Ему, не позволим себе забыть о Нем. Если впали во грехи, дали поработить себя страстям и порокам, то будем помнить, что есть иная жизнь, полная Добра и Правды, Чистоты и Красоты. Если оказались во тьме, то не забудем о Свете, о том, что и мы раньше могли видеть Его. Если забудем, то уже никогда не увидим. Если будем помнить, есть шанс вернуться.

Но с чего начать возвращение? С ненависти. Кто не сумеет от сердца возненавидеть врага, тот не сможет победить его. И потому скорбь израильтян обращается в ненависть: «Припомни, Господи, сынам Едомовым день Иерусалима, когда они говорили: “разрушайте, разрушайте до основания его”. Дочь Вавилона, опустошительница! блажен, кто воздаст тебе за то, что ты сделала нам! Блажен, кто возьмет и разобьет младенцев твоих о камень!» Очень жестокие слова, если понимать их буквально.

Но святые отцы толкуют их так: «Сыны Едомовы» — это грехи наши, это пороки и страсти наши. Они до основания разрушили дом нашей души, попрали все святое.

«Дочь Вавилона, опустошительница» — это любовь к наслаждениям века сего. В той душе, где она поселяется, становится пусто, безжизненно. И чтобы вновь оживить ее, нужно быть беспощадным не только к ней самой, но и к «младенцам» ее, то есть даже пожеланиям, помыслам, противным Богу.

Кто не разобьет этих младенцев, эти желания, при первом их появлении, не разобьет о камень веры, кто даст им вырасти, тот уже не сможет им сопротивляться и снова окажется в плену Вавилонском. А кто сумеет их разбить, тот обретет свободу и мир.

В начале Поста Церковь напоминает, что мы пока еще в плену, в рабстве и должны от всего сердца возненавидеть это рабство и возжелать свободы. Если с этими чувствами начнем Великий пост, он будет путем к свободе, радостным возвращением домой, восстановлением нашего внутреннего Иерусалима.