Нескучный сад - Журнал о православной жизни

Канон преподобного Андрея: причем тут ближний?

№0'0000 Жизнь в Церкви  21.03.13 08:24 Версия для печати. Вернуться к сайту

Чтение Великого Канона Преподобного Андрея Критского вводит нас в удивительный мир Библии. Удивительный по силе, удивительный по глубине, удивительный по вдохновению и по той красоте приближения к жизни каждого, что раскрывается нам в этих священных текстах. Своими мыслями о Каноне с нами поделился диакон Августин Соколовски, преподаватель Фрибургского Университета в Швейцарии и в Киевской Духовной Академии


Христос в пустыне. Крамской И. Н., 1872 год

Образы праведников и грешников, тех, кто высоко поднялся и тех, кто низко пал. Адам, столь знакомый каждому из нас, в своей далекости и столь незнакомый и непонятный в своей близости, Адам о котором Апостол Павел говорит, как о прообразе всякого грешника и всякого греха, говорит, что «в Адаме все мы согрешили» (Рим. 5, 12). Образ Адама в каждом из нас, образ Адама - это образ всякого сотворенного Богом разумного существа, человека, славы и образа Божьего, утратившего свою красоту и начавшего историю греха, греха, определяемого мыслью Церкви, как потерянная слава.

Иаков, праотец, о котором Писание говорит, как о боровшемся с Богом. В жизни каждого из нас, как и в жизни Иакова, наступает момент или моменты, в которые нам кажется, что наша воля наконец-то совпала с волей Божьей о нас. И в этот момент происходит противоположное - в этот момент жизнь наша надламывается, и только тогда начинает соответствовать Его замыслу.

Иосиф, Иосиф праведный, красота священного писания, брат проданный братьями, праведник, за двадцать сребренников отданный в плен, но спасенный силой великого Бога, разрушающего цепи египтян. Великие грешники и праведники, Дафан и Авирон, сопротивлявшиеся пророку Моисею, и желавшие приобрести ту честь, которая им не принадлежит, которая, по праву, дана была Богом Моисею. Дафан и Авирон, о которых канон Святого Андрея Критского говорит нам как о тех, кто явил нам образ ниспровержения в ад.

Пророки, продолжающие священную историю: великий Илия, восходящий на небо в колеснице, славный Елисей, воскрешающий мертвых. Елисей, рядом с которым находится человек, продающий его чудотворения, и желающий обогатиться не своей благодатью. Гиезий, получивший деньги за исцеление, совершенное учителем, оставивший правду Божию, и, тем самым, взявший проказу исцеленного на себя.

Образы праведников и грешников, образы тех, кто с Богом, и тех, кто без него. Они являют перед нами своего рода линию, которая разделяет тех, кто с Ним, и тех, кого с Ним нет. Однако при внимательном взгляде, становится очевидным, что этой линии не существует, потому,что всякий носит в себе грех. Всякий носит в себе смерть, всякий из нас живущих и из всех живших, из всех тех, которые будут жить, несет в себе образ саморазрушившегося Адама.

Размышление над тайной греха и смерти, а Библия не случайно говорит об этих понятиях, как о тайне, погружает всякого в осознание собственного одиночества. Одиночество сопутствовало и тем, кто следовал по пути Божественной правды, но еще более тем, кто сопротивлялся ей. Но одиночество это разрушалось для тех, кто следовал божественной воле, разрушается для нас, входящих в тайну библейского слова, благодаря тому, что мы не одиноки. Благодаря Тому, Кто стоит рядом с нами в эти дни Великого поста.

Пост - это время странствования отрока Божия Иисуса Христа, это Его любимое время. Это время, в которое Он, уединившись в пустыню, после Крещения и обетования славы о возлюбленном Сыне (Мк. 1, 11), готовится к проповеди, готовит себя к восхождению к Великой тайне Пасхального свершения.

Неслучайно традиция Церкви называет Великий пост Пасхальным постом. Образ Господа нашего Иисуса Христа, раскрывающийся перед нами в великопостные дни, во всей своей немощи, во всем своем истощании, и, одновременно, во всей своей силе и славе, говорит нам о том, каким образом мы должны предстоять Богу и каким образом мы должны воспринимать человека. Иисус Христос - единственный в истории Человек, между которым не было преграды, отделявшей Его от Бога. Господь Иисус, возвещающий волю Божию не как ветхозаветные пророки - словами «Так говорит Господь» - но говорящий волю Божию, как Свою собственную, потому что между Ним и Им нет преграды. Господь Иисус, отдавший Себя без остатка Богу, а потому несущий, являющий в Себе Бога, ибо тождественный Ему.

Точно так же, предстояние наше ближнему, предстояние наше рядом с ближним нашим, призвано являться раскрытием навстречу тому, кто рядом. Потому что во всяком, кто рядом, раскрывается та же неправда и та же правда, что живет и действует в каждом. Неправда, свидетельствующая о том, что все мы конечны, все смертны, все мы несем в себе грех, смерть и погибель, и каждый день на протяжении всей нашей короткой и одновременно долгой жизни переживаем поражение и банкротство.

И именно в сознании того, что между нами и ими, между нами - теми, кто осознает правду Божию, и теми, кто рядом с нами - нет разницы, нет различия, открывается подлинное отношение наше к Тому, Кто, присутствуя на небесах, одновременно слышит молитвы наши, будучи рядом с нами и неся благодать Свою в сердце каждого из нас.

Господь наш Иисус Христос, являющий себя в эти печальные и, одновременно, столь радостные дни, в своей немощи, уничижении. В своей оставленности, в своей преданности, это одновременно Господь Славы. Господь, Которого мы просим о прощении и в прощение Которого мы верим в каждую минуту, в каждый миг, в каждое дыхание нашего бытия. Господь Иисус Христос, разрушающий узы смерти, победивший ее и сделавший великопостное время временем вхождения в наше сердце Пасхи. Господь Иисус Христос, ободряющий нас и призывающий нас никогда, ни в какой глубине скорби, не забывать Его слов из самой пасхальной книги священного писания - Апокалипсиса. «Я Первый и Последний, и живый; и был мертв, и се, жив во веки веков,; и имею ключи ада и смерти. Аминь» (Апок. 1, 17-18).