Нескучный сад - Журнал о православной жизни

Храм Божества

№0'0000 Жизнь в Церкви  21.09.11 17:15 Версия для печати. Вернуться к сайту

В песнопениях, посвященных Божией Матери, часто упоминаются ветхозаветная скиния и Иерусалимский храм с различными их принадлежностями применительно к Богородице. О храмовых образах в богородичных песнопениях рассказывает ведущий рубрики священник Михаил АСМУС, преподаватель ПСТГУ.

Радуйся, Селение Бога и Слова!

В ветхозаветную эпоху единственным святилищем истинного Бога была сначала Скиния (греч. - «шатер, палатка»), а затем начатый царем Давидом и законченный его сыном Соломоном Храм в Иерусалиме, считавшийся местом обитания благодати Божией. Главной святыней святилища был ковчег (греч. кивот, «ящик») Завета, обложенный золотом, в котором хранились скрижали с заповедями Божиими, золотой сосуд (греч. стамна, слав. ручка) с манной небесной и процветший жезл («деревянный посох») Ааронов – наиболее памятные знаки Божественного водительства над избранным народом. До разрушения храма в 586 г. до Р.Х. ковчег, покрытый золотой доской, именовавшейся очистилище (греч. «умилостивление»), хранился в дальнем помещении святилища, называемом Святая Святых («[место] высшей святости»), куда первосвященник имел право заходить только один раз в году. В ближнем помещении, называемом Святая («[место] святости»), находились важнейшие принадлежности иудейского богослужения: позолоченная кадильница («столик для воскурения фимиама»), трапеза («стол о четырех ножках») для хлебов предложения и свещник («семирожковый светильник»).

Все эти ветхозаветные святыни закончили свое существование с окончательным разрушением Храма в 70 году по Р.Х. Но храмовая тема не только не прекратилась, но и легла в основу богословия новозаветного Послания к Еврееям, в котором объясняется превосходство священничества Христова. А аналогия между ветхозаветным храмом как обиталищем Бога и Богородицей, ставшей одушевленным (т.е. «живым») храмом Божества, побудила христианских песнопевцев узревать в различных принадлежностях храма типологические, или символические, прообразы Божией Матери. В предпоследней строфе одного из древнейших богородичных песнопений – Акафиста (сер. V – нач. VI в.) – два приветствия прямо связывают Марию со Скинией и ее принадлежностями: Радуйся, Селение (по-греч. Скиния) Бога и Слова! и Радуйся, Ковчеже, позлащенный Духом! (т.е. «Ковчег [для хранения Христа], позолоченный Святым Духом»), а еще одно приветствие называет Ее: Святая, святых бóльшая (т.е. «святее всех святых»), косвенно намекая на Святая Святых Иерусалимского Храма.


Введение Храма во Храм



Особое звучание приобретают храмовые образы Богоматери в связи с праздником Введения во Храм Пресвятой Богородицы. Согласно апокрифическим преданиям Она в трехлетнем возрасте была приведена и оставлена при Храме до времени, когда Ей предстояло стать Матерью Христа. Одним из удивительных происшествий этого события стало то, что первосвященник завел отроковицу Марию во Святая Святых, куда он сам входил только раз в год. Будущая Богоматерь уже сейчас была святее всех святынь ветхозаветного Храма. Об этом говорит кондак праздника:

Пречистый Храм Спасов,… священное Сокровище славы Божия, днесь вводится в дом Господень, благодать совводящи яже в Дусе Божественном… («вводя с собою благодать Святого Духа»).

В явной связи с этим подобраны ветхозаветные чтения, в которых рассказывается об устройстве и освящении Скинии (Исх. 40, избранные стихи) и Иерусалимского Храма (III Царств 7 и 8, избранные стихи), и апостольское чтение праздника – Евр. 9: 1-7, в котором перечисляются главные принадлежности Скинии Свидения и упоминается вхождение во Святая Святых.

Один из ревностных распространителей праздника Введения, св. митрополит Никомидийский Георгий, сподвижник св. патриарха Константинопольского Фотия (IX в.), в своем каноне Введению (первом из двух в службе) излагает различные ветхозаветные пророчества и прообразы Богородицы, а в 4 тропаре 9 песни собирает те из них, которые связаны со Скинией и Храмом:

Преславно прообразоваше, Чистая, закон (т.е. «Ветхий Завет») Тя Скинию, и Божественную Стамну, странен («удивительный») Кивот и Катапетасму, и Жезл, Храм неразрушимый (в отличие от разрушенного Иерусалимского) и Дверь Божию…

К перечисленным выше храмовым образам тут добавлены катапетасма («завеса, закрывающая от взоров Святая Святых», применительно к Богородице – «хранительница тайны Боговоплощения») и входная дверь Храма. По своему содержанию образ храмовой двери перекликается как с образом лествицы из сна Иакова, т.е. пути, соединившего Небо и землю, так и с образом восточных врат Иерусалима, которыми пройдет Мессия, традиционно закрепленными за Божией Матерью (см. «Одушевленное Небо» // НС).

В службе Успению Пресвятой Богородицы (первый канон, песнь 6, тропарь 2) св. Косма Маюмский (VIII в.) дает объяснение храмовых прообразов:

Воистину Тя яко светел Свещник невещественнаго Света, Кадильницу златую Божественнаго Угля, во Святая Святых всели,…Скрижаль богописанную,…Трапезу Слова Жизни, Дево, Рождество Твое. – «Твой Сын поселил Тебя, Дева, в [небесном] Святая Святых как подлинный Подсвечник духовного Света (Христа), как золотой кадильный Алтарь Божественного Угля (Христа), как Скрижаль, по Которой начертывал [Свое новое откровение] Сам Бог, как Стол для [хлебов предложений, прообразовавших] Источника жизни – Слово Божие…»

Правда, здесь говорится уже о горнем Иерусалиме и месте Богородицы в нем как вечной Служительницы Божией.


Читайте также:
Введение во храм Пресвятой Богородицы
Введение во храм Пресвятой Богородицы: иконы