На Главную E-mail
       
 
Нескучный сад 5-6 (88)
   
 
Архив по номерам   Редакция   Контактная информация
   

По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II

Нескучный сад - Журнал о православной жизни
+7 (495) 912-91-19
 
 
 
Разделы сайта
 
Дополнительно:
 Фраза полностью
 Любое из слов
 Во всех полях
 Только в заголовках
 
  Жизнь в Церкви №0'0000

Епископ Толедский и Болгарский Александр: из Оксфорда на Афон


Версия для печати
07.08.13, 10:56

Что сегодня влечет к монашеству европейцев и американцев и как встречи с архимандритом Емилианом (Вафидисом) и старцем Паисием перевернули жизнь богослова-интеллектуала из рода Голицыных, закончившего Беркли и Оксфорд, рассказывает епископ Толедский и Болгарский Александр


Епископ Толедский и Болгарский Александр (Православная Церковь Америки) — потомок князей Голицыных. Он родился в Калифорнии в городке Тарзане, закончил Беркли и Свято-Владимирскую семинарию, затем пост-докторантуру в Окcфорде у митрополита Каллиста (Уэра), написал диссертацию о Дионисии Ареопагите, по-русски не говорит, немного понимает.

Он настоящий американский интеллектуал с Западного побережья: у него очки в тонкой оправе, он носит джинсы и кеды, у него мягкие, очень естественные манеры и яркий набоковский английский (вы ниже прочтете про "веер гейши").

Но он говорит, что весь его интеллектуализм был наголову разбит несколькими судьбоносными встречами на Афоне — с игуменом монастыря Симонопетра Емилианом (Вафидисом) и старцем Паисием Святогорцем.

Кстати, недавно мы писали о "Житиях святых", изданных Сретенским монастырем. Владыка Александр хорошо знает их составителя — отца Макария из монастыря Симонопетра, бывшего французского левого интеллектуала. Писали об отце Плакиде (Дезее) — владыка присутствовал при его крещении на Афоне.

— Владыка, что сегодня влечет к монашеству европейца или американца?

— Обращение в Православие может показаться странным, в особенности для тех, кто вырос в Европе или в Америке. культура этих стран ценит прежде всего напористость, успех.

Тех людей из развитых стран Европы, Америки и, возможно, Японии, Китая, влечет к нам от изобилия и комфорта. Их привлекает Традиция, хотя это не то слово, которое сегодня в Америке считается хорошим. Инновация, креативность — это слова хорошие, а традиция это что-то косное, устаревшее, то, что мешает.

Правда, отсутствие традиции порождает в некоторых людях ощущение пустоты. И если они совершенно светские, то они в начале приходят к евангелистам. А вот уже потом они начинают рассуждать так: "Вот я обратился ко Христу, я начал читать Священное Писание. Есть ли что-то большее?" И тогда некоторые начинают вчитываться в Писание.

Например, таким путем шел один из наших епископов, несколько месяцев назад умерший. Он когда-то был баптистом и потом рассказывал: "Я пришел в Православную Церковь, читая Библию. Она говорит о Церкви много, но той самой новозаветной Церкви я не нашел в своих сообществах, хотя они и говорят о себе как о евангельских христианах. Я стал искать, а где же есть непрерывное преемство от той самой древней Церкви. И, так сложилось, что я нашел греческую церковь, пришел туда и понял, что здесь и есть Церковь с большой буквы, Церковь апостолов и святых Отцов."

Мне кажется, этот путь типичен. Но вы спрашиваете о монашестве. Конечно, таких людей еще меньше. Это те, кому особенно важно ощутить эту традицию во всей полноте и кто в конце концов встречает человека, просвещенного Богом, который и приведет его к монашеству, потому что монашество - это сердце Православия. Так было 1700 лет, от прп. Антония Великого и до прп. Серафима и до старца Иосифа Исихаста и Паисия Святогорца.

Так было и у меня. Я вырос в Америке, я учился в Оксфорде. И однажды я задал вопрос самому себе: "Где все это сегодня? Все эти чудесные вещи, о которых я читал, истории обожения, видения Бога, преображения человеческого естества. Как все это происходило в древности? Есть ли такие люди сегодня? Мне нужно поехать и найти их".

И я поехал в Грецию, где провел два года у местного епископа. В это время я и побывал на Афоне. И таким просвещенным человеком для меня стал отец Емилиан (схиархимандрит Емилиан (Вафидис), игумен монастыря Симонопетра). Я был не один "западный" человек в Симонопетре. Были французы - отец Плакида (Дезей) и его спутники, отец Макарий, был англичанин, немец...

— Что вам запомнилось?

— Я приехал в Фессалоники к другу, который был священником при местной школе. Он мне сказал: "Я тут собираюсь взять с собой в паломничество на Афон своих учеников, присоединяйся к нам". Я согласился. Монастырь Симонопетра был не первым на Афоне, который я посетил.

Предыдущие были очень типичны для Святой Горы тех лет: несколько стариков-монахов, часами поющих "Кирие елейсон", довольно гнусаво. Это был далеко не эстетический опыт.

А потом я попал в Симонопетра, где служба оказалась красивейшей: все четко, уставно, слаженный хор превосходно исполнял византийские песнопения. Это было чудо! Кругом молодые монахи: веселые, жизнерадостные, умные.

Но вот отец Емилиан (Вафидис) меня в первый раз совсем не впечатлил. Какой-то пухлый, небольшого роста грек... протягивает всем руку для поцелуя. Да ну, не буду целовать ее, решил я, я столько раз с этим сталкивался, что уже надоело.

Я по-прежнему жил в Фессалониках и раз 5-6 съездил на Афон, оставаясь там то на 2-3 дня, то на неделю. Постепенно я все ближе сходился с отцом Емилианом.

И вот уже в конце того года мой епископ из Сан-Франциско написал мне: "Возвращайся и стань диаконом. О диссертации не волнуйся. Пока оставь ее". Это звучало соблазнительно, и я пошел к отцу Емилиану.

Я сказал: "Мне нужно сделать выбор, каков будет Ваш совет?" Я надеялся, что он мне просто скажет: "Поезжай. Бог благословит". А вместо этого он сказал: "Ну, если ты уедешь, то никогда не закончишь диссертации, она будет преследовать тебя всю жизнь. Ты напиши епископу: "Подождите год, владыка" А сам приезжай ко мне в монастырь и живи здесь, пиши диссертацию. Тебе не придется ни о чем беспокоиться. Нужна будет бумага, дадим. Пишущую машинку — тоже дадим. Ботинки дадим. Живи с нами, пиши".

Я так и поступил, и это изменило мою жизнь. Оставшись в монастыре, я смог увидеть весь строй жизни братьев, построенный вокруг богослужения — Божественной Литургии и келейного бдения: причащения Св. Таин, покаяния, иисусовой молитвы и чтения святых отцов. Как только я стал входить в ритм этой жизни, мне стало яснее и о чем следует писать в диссертации. Дело в том, что занимался я Дионисием Ареопагитом, но никак не мог понять, как же сделать связное исследование. А вот жизнь в монастыре у отца Емилиана дала мне ключ и к чтению Ареопагита и, конечно, к пониманию глубины, настроя и веры древней монашеской традиции.

— Вы обсуждали богословские вопросы с отцом Емилианом?

— Что интересно, я не помню НИЧЕГО из наших бесед с отцом Емилианом на богословские темы! Ни слова! Я помню свои вопросы о грехах, а о богословии нет. Отец Емилиан звал меня к себе раз в несколько недель, обычно среди ночи, и начинал говорить. "Ты знаешь, что такое Литургия?" — спросил он меня однажды. "Отче, расскажите вы", — ответил я. И он с такой же элегантностью и точностью движений, с какой гейша раскрывает свой веер, раскрыл передо мной литургическое богословие. Из этой беседы я не помню ни слова, а записывать я не пытался.

Двадцать лет спустя, в конце 1990-х, я снова был в Симонопертра. Мне рассказывают: "Знаешь, выходит второй том проповедей отца Емилиана". Я попросил у него экземпляр. И тут монах сказал: "Знаешь, посмотри такую-то и такую-то проповеди, потому что они очень похожи на то, что ты сам нам говорил". Я проверил и поразился: это же все то, что я пытался сказать в своих проповедях и книгах. Только сказано за 18 лет до меня. Значит то, что я пишу, то, над чем я работаю, дал мне он? Наше общение протекало не через слова, а через пример его собственной и жизни и жизни всего его монастыря.

Когда я вернулся к академической жизни и стал преподавать богословие в Америке, то я подумал, что лучшим стартом будет перевод кого-нибудь из известных Отцов. Я выбрал прп. Симеона Нового Богослова, потому что его этические сочинения прежде никогда не переводились на английский. Я даже опубликовал эту работу. Когда я читал прп. Симеона, мне казалось, что я слышу отца Емилиана. Так же было и с чтением Дионисия Ареопагита. Он — как очки, при помощи которых я читаю Отцов, и древних, и современных, через которые я вижу жизнь Церкви. И это очень дорогие очки.

Я помню также, как я пришел впервые к старцу Паисию. Помню дорогу к его келии, дерево, било... Ты позвонишь, а потом ждешь… и ждешь… и ждешь. А потом появляется этот небольшой человек с старой рясе и каких-то тапках. Он поговорил со всеми, кроме меня, потому что я плохо говорил по-гречески.

В конце разговора он сказал одному молодому человеку: «Димитрий, дитя мое, не бойся. Я творил бдение накануне праздника Воздвижения Креста Господня и вдруг услышал грохот на крыше и противный голос: «Паисий». Я вышел и увидел демона. Такого огромного я никогда не видел прежде! Я вернулся и произнес: «Кресту Твоему поклоняемся, Владыко…». В ответ вновь ба-бах-ба-бах по крыше и снова голос: «Паисий». Я опять: «Кресту Твоему…». Так продолжалось много раз. Это было лучшее бдение в моей жизни».

Я про себя подумал: это ведь как история из жизни отцов-пустынников, а он ее рассказывает так что она абсолютно реальна. Он боролся с бесами точно так же, как прп. Антоний Великий в IV веке!

Годы спустя, я поехал к своим друзьям в Калифорнию и рассказал эту историю своему приятелю священнику.
Он ответил: «Да, я вот тут ездил в Филофей, монастырь старца Ефрема. Нам показывал монастырь молодой монах. Он нас спросил:

-- Знаете ли вы про святого человека на Афоне?

-- Нет.

-- Ну про старца Паисия... Неужели не знаете?

-- Нет, не знаем.

-- Ну тогда я вам расскажу одну историю. Один молодой человек, философ из Афинского университета, приехал на Афон. Он был абсолютный атеист: вся эта религия полная чушь и глупости. Но он слышал о святом человеке и решил с ним поговорить. Старец его принял и спросил: «Что тебе нужно, дитя мое». Он ответил: «Докажи, что Бог есть. Ну, докажи». Старец сказал: «Невозможно доказать, что Бог есть». Философ говорит: «Тогда зачем верить в то, что невозможно объяснить?» А старец ответил, что и не нужно ничего доказывать. Он верит в Бога, потому что это очевидно. И отцы в монастыре верят в Бога. А потом он позвал ящерицу, которая жила неподалеку и иногда прибегала к старцу. Отец Паисий спросил ее: «А ты веришь в Бога?» Она поднялась на задние лапки и кивнула головой. Так вот этим философом был я, и больше я с Афона не уходил.

Так закончил свой рассказ молодой монах".

Текст: Арсений ЗАГУЛЯЕВ. Фото: Евгений ГЛОБЕНКО.

Версия для печати

Тэги: Монашество  Монастырь 







Код для размещения ссылки на данный материал:


Как будет выглядеть ссылка:
 
Реклама
Изготовление куполов, крестов Сталь с покрытием нитрид титана под золото, медь, синий. От 2000 руб. за м2 www.t2000.ru
Знаете ли вы Москву? Какая улица в столице самая длинная, где растут самые старые деревья, кто изображен на памятнике сырку «Дружба», откуда взялось название Девичье поле и в какой стране находится село Москва? Ученье — свет Приближается 1 сентября, день, дети снова пойдут в школу. Знаем ли мы, как и чему учились наши предки, какие у них были школы, какие учителя? Крещение Руси День Крещения Руси пока что не объявлен государственным праздником. Однако этот поворотный момент в истории России изменил русскую государственность, культуру, искусство, ментальность и многое другое. Счастливые годы последней императорской семьи Мы больше знаем о мученическом подвиге и последних днях жизни этой семьи, чем о том, что предшествовало этому подвигу. Как и чем жила августейшая семья тогда, когда над ней не тяготела тень ипатьевского дома, когда еще живы были традиции и порядки аристократической императорской России? Русские святые Кто стал прототипом героя «Братьев Карамазовых»? В честь кого из русских святых назвали улицу на острове Корфу? Кто из наших преподобных не кормил медведя? Проверьте, знаете ли вы мир русской святости, ответив на вопросы нашей викторины Апостолы Петр и Павел: рыбак и фарисей Почему их память празднуется в один день, где был раскопан дом Петра, какие слова из послания к Солунянам стали советским лозунгом и кто был Павел по профессии. 400-летие дома Романовых: памятные места Ко дню России предлагаем викторину о царской династии Романовых. Династия Романовых и благотворительность В год 400-летия воцарения в России династии Романовых вспоминаем служение царей и цариц делам милосердия. Пасха Зачем идет крестный ход — знаете? А откуда пошел обычай красить яйца? А когда отменяются земные поклоны? Кто написал канон «Воскресения день»? Великий пост Проверьте себя, хорошо ли вы знаете постное богослужение. Сретение Рождественская викторина
Читайте также:






Новости милосердия.ru
 
       
     
 
  Яндекс цитирования



 
Перепечатка материалов сайта в интернете возможна только при наличии активной гиперссылки на сайт журнала «Нескучный сад».
Перепубликация в печатных изданиях возможна только с письменного разрешения редакции.