Нескучный сад - Журнал о православной жизни

Епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон: Будем в день Пасхи радостью друг для друга

№0'0000 Жизнь в Церкви  03.05.13 18:34 Версия для печати. Вернуться к сайту

Мы часто думаем о себе слишком плохо и слишком хорошо одновременно. Это помогает меньше от себя требовать, но и показывает отсутствие подлинного смирения. Как увидеть себя настоящего, рассказывает в беседе перед исповедью в храме св. блг. царевича Димитрия при Первой градской больнице епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон:



Нас с вами ожидают (в последние дни Страстной седмицы и на Пасху – ред.) замечательные песнопения, удивительные тексты, священные воспоминания, трогательные обычаи, обряды. Но, конечно же, они не сами по себе являются радостью. Смысл этой Радости через них нам помогает познать Господь.

Вначале не было этих священных воспоминаний. Пасха совершалась совсем просто. Было даже время, когда не все христиане праздновали ее в один день. Но я не думаю, что радость этих христиан была меньше, чем будет наша радость в светлую пасхальную ночь.

Не думаю, что мы, обладающие богатством, которое Церковь накопила за 2000-летнюю историю, только благодаря этим внешним средствам будем ближе к Богу, чем те подвижники, которые проводили Пасху в уединенных пещерах или собираясь малым количеством для совершения литургии в скитах, чем те, у кого не было этих книг, не было этих песнопений, не было всего того огромного моря слов, которое являет нам сегодня радость этого дня. Не было и слова, которое приписывается свт. Иоанну Златоусту, чтения которого мы с вами ждем.

Была живая вера и было приобщение к той духовной реальности, которую Господь может явить не только посредством церковного искусства, не только посредством слов, но и непосредственным воздействием на душу, на сердце человека, который хочет приобщиться к смыслу жизни и к вечной радости. Чтобы к этому приобщиться прежде всего нужно не понимание смысла этих песнопений, а покаяние. Вот почему мы с вами собрались — чтобы покаяться и попросить прощения у Бога за все наши грехи.

Наше покаяние отличается от покаяния тех людей, которые будут исповедоваться первый раз в пасхальную ночь. Таких людей много приходит в храмы. Мы в наших тяжелых и страшных грехах, я думаю, уже покаялись. И сейчас на исповеди будем повторять все то, в чем уже каялись неоднократно.

Конечно же, мы с вами хотели бы очиститься от этой грязи — от всех этих мелких, средних, может быть, и крупных грехов, которые стали постоянными спутниками нашей жизни. Мы стараемся исправить их усилием своей воли, прибегаем к Богу в молитве, просим избавить нас от них, участвуем в церковных таинствах для того, чтобы очистить свою душу от налипшей грязи. Но кардинально победить их у нас с вами не получается. Почему это происходит?

Я думаю, что, каясь в грехах, мы плохо меняем устроение нашей души. У нас с вами сложилось неправильное мировоззрение. У каждого свое, но все мы неправильно оцениваем те события, которые с нами случаются. Мы неправильно смотрим сами на себя. Не понимаем, чего от нас в первую очередь хочет Господь. У всех у нас есть свои недостатки, у всех есть свои греховные особенности, особые греховные болезни, но общей болезнью для всех для нас, дорогие братья и сестры, является отсутствие смирения. Отсутствие правильного взгляда на себя. Часто мы думаем о себе слишком хорошо и слишком плохо одновременно.

Мы думаем о себе слишком плохо, чтобы меньше делать и меньше требовать от себя. Думать о себе правильно — это помнить, что каждый из нас с вами создан Богом для святости. Создан Богом для того, чтобы стать жертвенной любовью. Чтобы жить для других, а не для себя. Чтобы мы были готовы по призыву Христа раздать все, что у нас есть и следовать за Ним на Голгофу. Господь создал нас именно для этого. Но думать об этом не хочется: «я не святой», «у меня сил нет», «я пробовал, ничего не получается». Это неправильно. Нужно помнить о том призвании, которое мы с вами все-таки должны осознать и принять.

И думаем о себе мы с вами слишком хорошо, потому что никак не хотим признать себя первыми грешниками. А Богу от нас нужны не слова, оторванные от жизни. Всем мы можем перед Чашей сказать: «из всех грешников я первый», но этим словам не соответствует состояние нашей души. Хотя мы действительно иногда смотрим в свою душу и думаем: «какой же я все-таки мерзавец, какой же я негодяй», но этого недостаточно.

Надо, чтобы наша душа была устроена иначе. Покаяние — это изменение души, поворот ума к Богу, поворот ума от греха. Если мы, признавая себя первыми грешниками, позволяем себе осуждать других, быть недовольными другими. Если мы видим источник наших страданий, неудобств нашей жизни не в своих грехах, не в себе, а в других людях, в окружающем мире, во времени, в соблазнах от телевизора, от интернета или еще в чем-нибудь, то наша душа неправильно устроена. Источник греха, источник всех наших бед — только в нас. Бог все сделал для того, чтобы сделать нас святыми. А мы стать такими не хотим.

Наш церковный путь очень часто путь внешнего делания. Конечно, мы с вами соблюдали пост. Мы бубним правило утром и вечером. Мы не делаем тяжелых грехов, но внутренне мы мало меняемся. У нас внутри продолжают жить страсти. У нас внутри продолжают жить наши грехи. Мы их немножко придавили и они немножко притихли, но продолжают жить. Мы их не уничтожаем до конца. Мы не последовательны в нашем делании. Мы останавливаемся на половине пути. Мы не идем дальше. Мы боимся идти дальше, потому что нам кажется, что будет больно или трудно. «Если я все раздам, тогда как же я буду жить?» «Как я буду всем служить, а кто же обо мне тогда позаботится?»

Если мы осознаем это неправильное устроение души, мы должны смириться. Смириться до конца. Считать себя хуже других. Хуже других не по количеству беззаконий, не по количеству убийств, не по количеству наворованного, не по количеству соблазненных людей. А по тому что у меня не получается исправиться. Я в этой грязи забуксовал, я не могу вылезти из этого страшного болота. У меня ничего не получается. Я не могу справиться. Страсти во мне продолжают жить и я не могу избавиться от них. Вот почему я первый грешник.

Когда человек это осознает, глубоко это помнит, когда он начинает с этой позиции смотреть на мир, на других людей, тогда он перестает осуждать, тогда он перестает гневаться, тогда он перестает обижаться. «На что же обижаться, если я такой плохой?» «Меня дети не уважают, ну а как меня уважать-то, когда я такой мерзавец?» «Жена меня не любит, не понимает, на работе начальник со мной несправедлив.

Но если у меня внутри столько грязи, как ко мне иначе относиться?» Надо обязательно научиться смирению и пока мы не научимся, Господь не даст нам Своей благодати. Он попускает нам впадать в разные грехи, попускает оставаться рядом с нами дьяволу с его черными мыслями, с его действиями на нашу душу, чтобы мы поняли что мы ничто. Чтобы мы пришли в сознание своей крайней испорченности, неисправности.

Мы должны изменить свое сознание, повернуть свой ум от греха к Богу, просить Его о помощи. Просить постоянно. Не только бубнить молитвы, не только стоять в храме и стараться не думать ни о чем и не смотреть на то что происходит кругом, а вникать в слова молитв, но всегда иметь свое сердце обращенным к Богу. Иметь всегда память о Нем и уделять этому больше времени. Читать Иисусову молитву. Ночью, проснувшись, не мучиться бессонницей, а молиться. В транспорте не смотреть по сторонам, а закрыть глаза и молиться Богу. Обратиться к Богу всем сердцем, всей душой, понимая, что без Него я не могу исправиться. Только Он может меня исправить.

У многих из вас жизнь перешла за половину и мы уже не имеем тех сил, того энтузиазма, той ревности, которая была у нас в молодости. Но если будет у нас осознание себя грешниками и возложение всей надежды на Бога, постоянное обращение к Богу, тогда Он может начать действовать в нас.

Пока мы сами что-то пытаемся сделать, пока мы надеемся на себя, пока мы считаем, что мы можем что-то изменить — ничего не происходит. Я не говорю, что нужно ничего не делать и ждать, когда Бог поможет. Нет. Нужно делать. Обязательно. Трудиться. Исправляться. Но нужно понимать, что все это ни к чему не приведет, если не будет главного, не будет осознания себя грешником и упование на Бога. «Без меня – Он говорит нам – не сможете ничего сделать, ничего изменить».

Простите, может я непонятно говорю. Я не умею сам говорить о смирении. Надо читать о смирении у святых отцов. Надо читать жития, чтобы видеть примеры смирения. Авва Дорофей говорит, что смиренномудрие — это некая тайна. Непостижимая для нас грешников. Но есть пути, которые ведут к смирению. Этими путями нужно обязательно идти: молитва, осознание себя первым грешником, труд для других людей, разумно совершаемый. Вот путь который ведет к смирению.

Авва Дорофей говорит также, что если человек встал на этот путь, то одного этого уже достаточно для спасения. Не нужен строгий пост, не нужно даже присутствие в храмах на службе (только не думайте, что я призываю вас не ходить больше в храм — это помощь, это сокращает путь). Не нужно быть и сестрой милосердия, ухаживать за больными (опять же не надо снимать с себя плат и переставать ходить в больницу). Если нет смирения, если нет осознания себя грешником, то не помогут нам наши добрые дела. Соединенные с гордыней, они будут нам в осуждение.

Мы вспоминаем спасительные страдания Христа. А ведь если бы мы могли с вами что-то сделать сами, не нужно было бы Богу приходить на землю и умирать этой страшной смертью, не нужно было бы мучиться и страдать так, как Он страдал. Не нужно было бы Гефсиманское борение тогда. Это не нужно было бы, если бы мы сами что-то могли сделать без Бога. Мы должны молиться Ему, мы должны на Него уповать, всей душой, всем сердцем. Это единственный путь, который поможет нам избавиться от грехов. И тогда вся жизнь будет радостью.

Тогда радостью будет не только чинопоследование, которое мы поем на Пасху. Тогда радостью будет не только, попостившись вкусить скоромную пищу и разговеться, но радостью будет память о Боге, радостью будет пребывать в Боге, радостью будет каждый человек, которого мы будем встречать в нашей жизни. Каждый будет для нас радостью, как это было для прп.Серафима Саровского.

Вот этой радости нужно искать и каяться в том, что мы не видим к ней пути, что она пока не пребывает в нашем сердце. Но опять же, она не пребывает не потому, что Господь где-то далеко и мы вынуждены Его искать в потемках, а потому что мы от Него спрятались в наш эгоизм, в наши страсти, в наши планы, в наши мечты, еще во что-нибудь такое наше. Нужно все это отбросить и оставить и быть только с Богом вот это делание — оно очень простое: делание молитвы, делание смирения — оно должно быть главным в нашей жизни.

Конечно, в этом делании мы не должны соблазнять других. Должны избегать этого страшного греха. У нас много грехов, но мы не должны выставлять их наружу, не должны говорить о них, не должны показывать их никому. Мы должны думать о том, как мы ведем себя по отношению к другим людям. Потому что мы называем себя верующими, если мы называя себя таковыми, членами приходской общины, начинаем грубить, раздражаться, гневаться, осуждать, отталкивая других и что-то делая соблазнительное, мы совершаем тяжелейший грех. И соблазн этот очень, к сожалению, велик сейчас.

Если мы совершаем, что-то соблазнительное для других — это страшных грех, нужно особенно в этом каяться. Можно соблазнять другого и своим унылым видом, можно соблазнить молчанием, а можно словом. Надо всегда думать о том, как бы не навредить другим людям. Как быть благодушным, радостным, человеком с которым легко, с которым радостно общаться. Если не идти по этому пути, тогда соблазняя других, не думая о других, нельзя спастись. Нельзя. Ничего не получится у нас.

Вот об этом я и хотел бы вам, дорогие друзья, сказать. Хотел бы, чтобы вы искали смирения (хотя я не могу о нем рассказать как надо было бы, потому что я сам смиряться не умею). И я хотел бы, чтобы вы обращались всегда к Богу и только в Нем видели источник радости, сил, утешения. В Нем спасение. И обращение к Богу — это не только хождение в храм, это вся жизнь перед Ним — и в трамвае, и в автобусе, и ночью на постели у себя дома.

Будем молиться и просить Бога о милости. Он милосердный, любящий и многажды прощал нас и прощает. Мы чувствуем Его любовь и прощение. Будем надеяться на Его милость и будем стараться, чтобы в день Пасхи быть радостью друг для друга.

Вы готовите сейчас пасхальные яички, чтобы дарить их на праздник, а я вам даю задание самим стать такими пасхальными яичками, чтобы встреча с вами была для всех радостью. Каждый должен быть такой радостью для других. Тогда, конечно же, Господь смилуется и наполнит наше сердце той радостью, которую являет нам праздник Пасхи!