Нескучный сад - Журнал о православной жизни

Эмиграция: в Церкви можно найти выход между гетто и ассимиляцией

11 (82)'2012 Главная тема  01.11.12 06:30 Версия для печати. Вернуться к сайту

Игумен Арсений (СОКОЛОВ), настоятель Всехсвятского прихода Московского Патриархата в Лиссабоне (Португалия):

— В Португалии, где я служу с 2002 года и постоянно живу с 2003-го, не много иммигрантов из России. В основном они приехали десять-двенадцать лет тому назад с Украины и из Молдовы, где экономическая ситуация была очень тяжёлой. Сначала уезжал кто-то один из семьи, находил здесь работу и потом вызывал остальных родственников, потому что жить в разлуке с семьей тоже тяжело и неправильно. Понятно, что каждый нормальный человек желает добра и своему земному отчеству. И мало найдется тех, кто, не имея серьезных причин, решается на эмиграцию. Но если отец не может прокормить семью, притом что работает где-нибудь в шахте по 12 часов с риском для жизни, а ему хватает только на картошку в мундире и соленые огурцы, — что еще остается делать? Что плохого в том, если он перестанет так бедствовать? В Португалии он, в среднем получая 500-700 евро (там это деньги небольшие, а для Украины — огромные), сможет купить лекарства для родителей, оплатить учебу в университете детям (дома он не мог оплатить даже детсад) и чувствовать себя нормальным отцом, а не страдать оттого, что не может позаботиться о семье. Наши приходы большей частью наполнены такими людьми — «зарабитчанами», многие из них даже приехали нелегально. Правда, сегодня в Португалии в связи с кризисом мало работы, и выходцы из Молдовы, Украины, Грузии, имея уже португальский паспорт, через португальские фирмы устраиваются на работу в страны, где она пока еще есть: Францию, Германию, Швейцарию, Нидерланды, даже Анголу. Сейчас в Европе вообще происходит что-то вроде великого переселения народов в Средние века, люди в поисках работы уезжают из своей страны или живут на две страны, учат новый язык. Это объективный процесс, и важно находить здесь положительные стороны. Христианину надо искать — в чем промысел Божий в его переселении и жизни в новой стране, как использовать это во славу Божию и на благо Церкви.

Конечно, почти каждый, кто эмигрировал в зрелом возрасте, мечтает вернуться. Но для тех, кто здесь родился, для молодежи Португалия становится родиной. И это одна из оборотных, драматических сторон эмиграции. Её переживала и эмиграция 1918-1920-х годов. И не придумала выхода, находясь между двумя полюсами: ассимиляции или жизни в гетто. Но Церковь, как мне кажется, может смягчить этот выбор: в чужой стране очень важно интегрироваться (выучить язык, воспринять новую культуру и ментальность), но не ассимилироваться. Не превращаться из русского, украинца, белоруса — в португальца. Помнить о своих корнях. Именно в Церкви, с одной стороны, если человек хочет, можно сохранить и языковую, и культурную идентичность и передать ее детям, внукам, с другой — принять человека другой национальности как своего, потому что он — христианин. Здесь проявляется межнациональная природа Церкви: она не только многонациональна, но, что еще важнее, наднациональна. А если бы за границу не приезжали православные, то среди местных их было бы гораздо меньше.