Нескучный сад - Журнал о православной жизни

Богородичные песнопения: от праздника до праздника

№0'0000 Жизнь в Церкви  03.12.12 00:20 Версия для печати. Вернуться к сайту

Жизнь и служение Пресвятой Богородицы не известны нам в такой степени, как пришествие на землю и служение Ее Божественного Сына, запечатленные в канонических Евангелиях. Одним из основных источников наших знаний о событиях жизни Пресвятой Богородицы от Рождества до Успения является богородичная гимнография.  О  богородичных песнопениях рассказывает переводчик и преподаватель ПСТГУ  священник Михаил АСМУС.

Радуйся, Марие!


Почитание людьми Божией Матери, сначала просто человеческое, началось еще во время земной жизни Спасителя. Согласно евангельскому чтению, которое звучит почти на все Богородичные праздники, некая жена, возвысив глас из народа, восхвалила чрево, носившее Спасителя, и сосцы, Его питавшие (Лк. 11:27). Но тайна Боговоплощения, центральная в деле нашего спасения, привлекала благоговейное внимание и к Той, Которой выпало послужить этому чуду. И то, что евангелист Лука взял на себя труд собрать свидетельства о событиях, сопутствовавших Рождеству Христову, говорит о начале уже религиозного почитания Приснодевы в апостольский век.

Из приветствия архангела Гавриила Радуйся (равнозначно латинскому « Ave !» и русскому «Здравствуй!»), Благодатная! Господь с Тобою! (Лк. 1:28) и приветствия праведной Елизаветы Благословена Ты в женах, и благословен Плод чрева Твоего (Лк. 1:42) сложилась древнейшая песнь в честь Богородицы, известная всем без исключения христианским традициям. В греческом варианте и — соответственно — славянском переводе она снабжена дополнительным обращением в начале: Богородице Дево… и традиционным для молитвенных обращений окончанием с указанием на причину такого обращения: яко («так как»)Спаса родила еси душ наших.

Пронареченная от родов древних


В VII веке возникает праздник Рождества Богородицы, приходящийся на первый месяц церковного года — сентябрь. Тропарь праздника Рождество Твое, Богородице Дево, радость возвести всей вселенней… очень напоминает тропарь Рождества Христова: Рождество Твое, Христе Боже наш, возсия мирови свет разума… Жизнь Богородицы с самого рождения тесно переплетается с Ее будущим служением — быть Матерью Спасителя Мессии. Несколько ярких ветхозаветных прообразов навсегда закрепляются в христианском сознании за Нею: лествица от земли до неба, юже Иаков виде во сне (Быт. 28:10–17); восточные врата из видения пророка Иезекииля (44:1–4), которыми пройдет только Господь Бог Израилев, и будут затворена — «останутся закрытыми»; и дом, который создала Себе Премудрость, то есть Сам Христос (Притч. 9:1). Все эти важнейшие прообразы Богоматери звучат в Богородичные праздники в составе паримий — ветхозаветных чтений на вечерне.

Но чаще других упоминается в этот день прообраз, прямо относящийся к чудесному рождению Богородицы от пожилых бездетных супругов, прозябший (т.е. «проросший») корень Иессея (отца царя Давида). По замечанию проф. М. Скабаллановича, пророчество Исаии (11:1), говорящее о рождении Мессии из рода Давидова во время его смиренного состояния, когда от него останется только корень, не видный из-под земли и не позволяющий ожидать ростка, с особенной точностью исполнилось в рождении Приснодевы от неплодных родителей. Эта тема праздника отражена и в величании: чтим еже от неплодове преславное рождество Твое  «почитаем Твое от неплодной [Анны] непостижимое рождение».

Из этих прообразов произрастают поэтические образы праздничных стихир: Днесь Иже на разумных престолех почиваяй Бог престол свят на земли Себе предуготова… — «В этот день Бог, покоящийся на умственных Престолах (один из чинов ангельских), приготовил Себе святой Престол на земле (Свою Матерь)…».Утвердивый мудростию небеса небо одушевленное человеколюбием содела… – «Премудро Закрепивший [бездушные] небеса [при творении -- ныне] по человеколюбивому [домостроительству] создал Небо с живой душой (Богородицу)».Се Света чертог и книга Слова животнаго из утробы произыде… — «Вот, [будущий] дворец Света (Христа) и [будущая] книга Слова жизни рождается из материнского чрева…». Яже к востоком дверь, рождшися, ожидает входа Святителя великаго, едина и единаго вводящи Христа во вселенную во спасение душ наших – «Восточная дверь (Богородица), родившись, [теперь] ожидает входа Первосвященника (Христа), — единственная, через Которую единственный Христос прошел в мир, чтобы спасти наши души».

Радуйся, Селение Бога и Слова!


В ветхозаветную эпоху единственным святилищем истинного Бога была сначала Скиния (греч. - «шатер, палатка»), а затем начатый царем Давидом и законченный его сыном Соломоном Храм в Иерусалиме, считавшийся местом обитания благодати Божией. Главной святыней святилища был ковчег (греч. кивот, «ящик») Завета, обложенный золотом, в котором хранились скрижали с заповедями Божиими, золотой сосуд (греч. стамна, слав. ручка) с манной небесной и процветший жезл («деревянный посох») Ааронов – наиболее памятные знаки Божественного водительства над избранным народом. До разрушения храма в 586 г. до Р.Х. ковчег, покрытый золотой доской, именовавшейся очистилище (греч. «умилостивление»), хранился в дальнем помещении святилища, называемом Святая Святых («[место] высшей святости»), куда первосвященник имел право заходить только один раз в году. В ближнем помещении, называемом Святая («[место] святости»), находились важнейшие принадлежности иудейского богослужения: позолоченная кадильница («столик для воскурения фимиама»), трапеза («стол о четырех ножках») для хлебов предложения и свещник («семирожковый светильник»).

Все эти ветхозаветные святыни закончили свое существование с окончательным разрушением Храма в 70 году по Р.Х. Но храмовая тема не только не прекратилась, но и легла в основу богословия новозаветного Послания к Еврееям, в котором объясняется превосходство священничества Христова. А аналогия между ветхозаветным храмом как обиталищем Бога и Богородицей, ставшей одушевленным (т.е. «живым») храмом Божества, побудила христианских песнопевцев узревать в различных принадлежностях храма типологические, или символические, прообразы Божией Матери. В предпоследней строфе одного из древнейших богородичных песнопений – Акафиста (сер. V – нач. VI в.) – два приветствия прямо связывают Марию со Скинией и ее принадлежностями: Радуйся, Селение (по-греч. Скиния) Бога и Слова! и Радуйся, Ковчеже, позлащенный Духом! (т.е. «Ковчег [для хранения Христа], позолоченный Святым Духом»), а еще одно приветствие называет Ее: Святая, святых бóльшая (т.е. «святее всех святых»), косвенно намекая на Святая Святых Иерусалимского Храма.

Введение Храма во Храм


Особое звучание приобретают храмовые образы Богоматери в связи с праздником Введения во Храм Пресвятой Богородицы. Согласно апокрифическим преданиям Она в трехлетнем возрасте была приведена и оставлена при Храме до времени, когда Ей предстояло стать Матерью Христа. Одним из удивительных происшествий этого события стало то, что первосвященник завел отроковицу Марию во Святая Святых, куда он сам входил только раз в год. Будущая Богоматерь уже сейчас была святее всех святынь ветхозаветного Храма. Об этом говорит кондак праздника:
Пречистый Храм Спасов,… священное Сокровище славы Божия, днесь вводится в дом Господень, благодать совводящи яже в Дусе Божественном… («вводя с собою благодать Святого Духа»).

В явной связи с этим подобраны ветхозаветные чтения, в которых рассказывается об устройстве и освящении Скинии (Исх. 40, избранные стихи) и Иерусалимского Храма (III Царств 7 и 8, избранные стихи), и апостольское чтение праздника – Евр. 9: 1-7, в котором перечисляются главные принадлежности Скинии Свидения и упоминается вхождение во Святая Святых.

Один из ревностных распространителей праздника Введения, св. митрополит Никомидийский Георгий, сподвижник св. патриарха Константинопольского Фотия (IX в.), в своем каноне Введению (первом из двух в службе) излагает различные ветхозаветные пророчества и прообразы Богородицы, а в 4 тропаре 9 песни собирает те из них, которые связаны со Скинией и Храмом:

Преславно прообразоваше, Чистая, закон (т.е. «Ветхий Завет») Тя Скинию, и Божественную Стамну, странен («удивительный») Кивот и Катапетасму, и Жезл, Храм неразрушимый (в отличие от разрушенного Иерусалимского) и Дверь Божию

К перечисленным выше храмовым образам тут добавлены катапетасма («завеса, закрывающая от взоров Святая Святых», применительно к Богородице – «хранительница тайны Боговоплощения») и входная дверь Храма. По своему содержанию образ храмовой двери перекликается как с образом лествицы из сна Иакова, т.е. пути, соединившего Небо и землю, так и с образом восточных врат Иерусалима, которыми пройдет Мессия, традиционно закрепленными за Божией Матерью.<

В службе Успению Пресвятой Богородицы (первый канон, песнь 6, тропарь 2) св. Косма Маюмский (VIII в.) дает объяснение храмовых прообразов:

Воистину Тя яко светел Свещник невещественнаго Света, Кадильницу златую Божественнаго Угля, во Святая Святых всели,…Скрижаль богописанную,…Трапезу Слова Жизни, Дево, Рождество Твое. – «Твой СынпоселилТебя, Дева, в [небесном] Святая Святых как подлинный Подсвечник духовного Света (Христа), как золотой кадильный Алтарь Божественного Угля (Христа), как Скрижаль, по Которой начертывал [Свое новое откровение] Сам Бог, как Стол для [хлебов предложений, прообразовавших] Источника жизни – Слово Божие…»

Правда, здесь говорится уже о горнем Иерусалиме и месте Богородицы в нем как вечной Служительницы Божией.