Нескучный сад - Журнал о православной жизни

Батюшка благословляет бить: «ломом, ребром ладони, гнуть ее, тереть ее, запихивать в стиральную машину…»

№0'0000 Семья и личность  28.08.13 08:05 Версия для печати. Вернуться к сайту

Снова и снова, несмотря на технический прогресс, всеобщее образование и демократию, люди возвращаются к теме семейного насилия. Вопрос ставится буквально: бить или не бить! Большинство, кажется, понимает, что бить другого – плохо, но если батюшка благословил?

В блогосфере идет живейшее обсуждение слов протоиерея Андрея Ткачева о том, что жену надо строго воспитывать. Буквально это звучит так: «Когда женщина хамеет в требованиях, нужно, чтобы мужчина ее поставил на место. Или она уйдет навсегда обиженной, или она навсегда останется... Если женщина, когда знакомится, вся такая овечка, глазки вниз, а когда поженились — начинают рога расти, если он раз вломит ей по рогам, она или уйдет от него — и до свиданья — или исправится. Вопрос в качестве мужчины. Мужчина может исправить женщину. Мужчина не должен быть подкаблучником. Он должен обламывать ей рога. Ломом, ребром ладони, гнуть ее, тереть ее, запихивать в стиральную машину…»

Конечно, эти слова вызывают удивление. Можно очень долго задавать самому себе вопросы, а потом иронично на них отвечать. Можно попытаться увидеть в словах батюшки гиперболу или метафору, или какой-то переносный смысл. Хотя в контексте других статей отца Андрея, например, статьи, где он говорит о том, что православие – мужская религия, становится понятно, что мужчины и женщины для него — люди разного сорта.

Поэтому женщин надо гнуть и тереть и запихивать в стиральную машину, а мужчины, они совсем другие – «стройные ряды здоровых мужиков кладут одновременно земные поклоны...» Это они видимо делают непосредственно после того, как ребром ладони или ломом обломают женам рога.

Отец Андрей пишет: «Наша религия мужская. Она смелая и умная, а не тепленькая и сентиментальненькая. Отсутствие мужика в наших храмах означает отсутствие богословия, поскольку понять христианство и объяснить его может, за редкими исключениями, только мужеский ум…»

Мне всегда казалось, что ум, смелость – по отдельности и уж, тем более, вместе – означают и благородство, и умение говорить с другим открыто, а уж никак не давать в глаз, чуть что не понравилось. Не понимаю я, и что значит «мужская религия». А какая женская? Отец Андрей пишет: «Я принадлежу к Церкви, у Которой святые отцы на виду, а святые матери — в тени у очага…» Это прекрасно, но зачем же ломом в тень очага загонять, а если она, гадкая, не загоняется, то прогнать вон. Разве Христос учил этому? Разве Он не говорил в первую очередь о любви?

Я смотрю на обсуждения высказываний батюшки в социальных сетях, на сотни комментариев и вижу, что кто-то вообще не понимает, как это можно говорить вслух, кто-то спорит, кто-то пытается найти более-менее разумные объяснения этим женоненавистническим словам, но, мне кажется, что люди, активно обсуждающие это, упускают из вида одну важную вещь.

Тот, условно говоря, простой, не привыкший к длительным рефлексиям, человек, который и так не считал зазорным вломить жене за плохо разогретый борщ, хотя бы в минуты просветления и раскаяния понимал, что делает что-то не так: приходя на службу не в интеллигентский московский храм, а в простой сельский, таких мужчин можно регулярно наблюдать. Но теперь, когда священник не только благословляет, но и призывает его стать «настоящим мужчиной» и наконец-то поставить бабу на место, у него вообще не останется никаких тормозов. Для тех, кто когда-либо интересовался темой бытового российского насилия, секретом не является, что бьют у нас страшно – и детей, и женщин. По благословению батюшки делать это будет и проще, и приятней.