Нескучный сад - Журнал о православной жизни

Азбука Церкви: всегда ли «исповедайтеся» значит «кайтесь»?
Сложные моменты Богослужения объясняет переводчик и преподаватель ПСТГУ диакон Михаил АСМУС

№4 (33)'2008 Культура  11.07.08 15:49 Версия для печати. Вернуться к сайту

«Слава Тебе, показавшему нам свет!» -- эти слова из Великого славословия в древнем Богослужении звучали в тот момент, когда показывался край солнца. В основе утрени -- второй части Всенощной -- лежит служба, молитвенно сопровождающая наступление дня. Только день здесь означает не просто часть суток, а свет -- не просто утреннюю зарю.

Что спасет окруженного со всех сторон

Наступление дня здесь связано с темой Спасения. Утреня по содержанию наиболее насыщенная часть Всенощной. Тут и Полиелей с чтением Евангелия, и канон, в 8 песнях которого Уставом предусмотрено в общей сложности 120 тропарей.


После шестопсалмия и великой ектеньи исполняется короткое радостное песнопение о явлении Иисуса Христа в мир. По сути дела, это -- великий, т. е. большой, прокимен. Диакон возглашает избранные стихи хвалебного 117-го псалма; хор отвечает ему повторением главного стиха:
Бог Господь, и явися нам (Пс. 117, 27). Благословен Грядый во Имя Господне! (26). То есть: «Бог -- Господь, и Он явил Себя нам [как Таковой]. Благословен Приходящий во Имя Господа!»

Это восклицание памятно по событию Входа Господня в Иерусалим. Так люди приветствовали Того, Кто, согласно их многовековым чаяниям, станет их Царем. Никто из них и не догадывался, что всемирное Царство Христово начнется только после Голгофской победы. Только после Распятия и Воскресения Бог, ставший Человеком, «явил Себя нам» как Господин всего мироздания…

-- Исповедайтеся Господеви, яко Благ, яко ввек милость Его (Пс. 117, 1), -- громко произносит диакон первый стих псалма.

Славянское слово исповедоваться связано здесь не с грехами, а, наоборот, с благостью Божией, о которой и надобно во всеуслышание объявить перед Самим Господом. По-русски это передается так: «Славьте Господа, ибо Он Благ, ибо вовек милость Его».

Но победа, приходящая от Господа, напоминает о недавней угрозе, исходившей от врагов:
Обышедше обыдоша мя, и Именем Господним противляхся им (Пс. 117, 11).

Выражение обышедше обыдоша, т. е. «окружив окружили», в современном языке звучит нелитературно и называется тавтологией. Но в древних восточных языках такой речевой прием усиливает значение слова: «[Враги] окружили меня со всех сторон, но я сопротивлялся им Именем Господа».

Последний стих: Камень, Его же небрегоша зиждущии, Сей бысть во главу угла: от Господа бысть Сей, и есть дивен во очесех наших (Пс. 117, 22-23) -- был включен в этот прокимен неспроста. Эти слова Иисус Христос произнес о Себе Сам (см. Лк. 20, 17), придав этой метафоре смысл пророческой притчи: Камень -- Христос, Которого отвергли строители ветхозаветной Церкви (иудейские книжники и фарисеи), стал во главе угла (т. е. стал нижним камнем угла двух каменных стен) -- лег в основание здания новозаветной Церкви.

Истощенные богачи как социальный идеал
В основе канона утрени лежат так называемые Библейские песни -- в Библии эти отрывки изначально выделялись своим гимническим, т. е. располагающим к пению, характером. В современном богослужении, как правило, исполняется только песнь Пресвятой Богородицы (см. Лк. 1, 46-55), что вылилась из Ее сердца в ответ на приветствие св. прав. Елизаветы, матери Крестителя Господня Иоанна (см. Лк. 1, 42-45). Эта песнь -- одно из немногих, но тем более драгоценных свидетельств о внутреннем мире Той, Которая согласилась стать Матерью Спасителя. В какие же образы Она облекла Свои чувства перед совершающимся в Ней Самой таинством?

Первые слова песни: Величит (т. е. «возвеличивает, прославляет») душа Моя Господа, и возрадовася (т. е. «возрадовался») дух Мой о Бозе Спасе Моем -- дополняются перечнем причин, побуждающих Богоматерь к этому славословию. Сперва Матерь Божия говорит о Своих личных переживаниях, уже здесь являя образец смирения и благоговейного страха пред Богом:
Яко призре («Ибо [Бог] призрел, обратил внимание») на смирение рабы Своея…
Яко сотвори Мне величие Сильный
(«Ибо Сильный возвеличил Меня»), и свято Имя Его; и милость Его -- в роды родов боящимся Его.

Затем Богоматерь, помня о Своем происхождении из рода царя Давида и понимая, что Она носит во чреве обещанного Помазанника (по-еврейски -- «Мессию», по-гречески -- «Христа»), указывает на никчемность человеческих расчетов, казалось бы, упразднивших власть Давидовой династии, рядом с силой Божиего промысла:
Сотвори державу мышцею Своею, расточи гордыя мыслию сердца их. Низложи сильныя со престол, и вознесе смиренныя; алчущия исполни благ, и богатящияся отпусти тщи. То есть: «[Бог] проявил власть Своей руки: рассеял гордившихся в своих мыслях; низложил властителей с [занимаемых ими] престолов и возвеличил смиренных; голодным дал всяческого добра, а богатых оставил ни с чем» (славянское тщи означает «тощие, истощенные, пустые»).

Идеальный социальный порядок, в котором власть не связана с честолюбием и богатством, но имеет своим источником Бога, изображен здесь как свершившийся факт и является тем самым «программой действий» для всякого христианского сообщества.
Наконец, Матерь Божия определяет вселенский характер происходящего, говоря об особом месте Израильского народа в деле спасения:
Восприят Израиля отрока Своего, помянути милости -- якоже глагола ко отцем нашим -- Аврааму и семени его даже до века. «[Бог] заступился за слугу своего, Израиля, вспомнив о милостивном [обетовании] Аврааму и всему его потомству, как было сказано нашим предкам».

На чем играют во славу Божию
В последней части праздничной утрени поется группа из трех последних, хвалебных псалмов Псалтири (148–150). Они так и называются -- хвалитные. Многие стихи этих псалмов прямо начинаются со слова Хвалите Бога (по-еврейски -- «Аллилуия») или Хвалите Его, а дальше указывается, кто или что должны хвалить Его: тут солнце и луна, змиеве и вся бездны, огнь и град, горы и вси холми, царие и людие и многое другое, входящее в понятие дела Его, т. е. «все творения», как одушевленные, так и неодушевленные. Но чаще всего слышны последние стихи. В двух из них указано, за что надо хвалить Бога:
Хвалите Бога во святых Его («за Его святость»), хвалите Его во утвержении силы Его («за крепость Его силы»).
Хвалите Его на силах Его («за разные проявления Его владычества»), хвалите Его по множеству величествия Его («соответственно многому величию Его»).
В трех других перечисляются музыкальные инструменты, использовавшиеся в ветхозаветном Богослужении (предлог в означает способ исполнения): во гласе трубнем (на духовых), хвалите Его во псалтири и гуслех (на струнных щипковых), в тимпане (в сопровождении ударных) и лице (хором), во струнах (на струнных смычковых) и органе (на клавишно-духовых). Кимвалы доброгласные и кимвалы восклицания -- это один и тот же инструмент, медные тарелки: два эпитета лишь дополняют друг друга, характеризуя громкость.
Обращением ко всему живому: Всякое дыхание («все дышащее») да хвалит Господа! не только завершаются эти три псалма, но и задается хвалебный настрой последнему гимну утрени -- Великому славословию. С этим же чувством заканчивается и все Всенощное бдение, готовя нас к Божественной литургии, в полной мере являющей пришествие Царства Христова.

Рисунки Веры МАХАНЬКОВОЙ

См. также: Между позором и надеждой: почему на Всенощной гасят свет

Каких оправданий мы просим?