Нескучный сад - Журнал о православной жизни

Акафист Богородице был написан как алфавитный акростих

№0'0000 Жизнь в Церкви  19.04.13 16:59 Версия для печати. Вернуться к сайту

19 апреля вечером церквях читается Акафист Пресвятой Богородице. Почему почти во всех славянских акафистах 1-й икос начинается со слова Ангел (или его производных), 2-й кондак – с форм глагола видети, а 4-й кондак – со слов буря или бурный? Объясняет священник Феодор ЛЮДОГОВСКИЙ


Похвала Богоматери. Русский Север. Конец XVIII в.

Великий акафист, или Акафист Пресвятой Богородице, или просто Акафист был написан, как принято считать, не позднее 626 года. Точнее, к этому году, вероятно, относится создание кондака «Взбранной Воеводе…»; сам же акафист (24 строфы его основной части) был написан раньше на десятилетия.

Позднее по образцу Акафиста были написаны произведения со сходной структурой. В настоящее время количество известных акафистов на разных языка превышает полторы тысячи. Однако Великий акафист остается непревзойденным произведением византийской гимнографии. Кроме того, он остается единственным акафистом, исполнение которого (раз в год, на утрене субботы 5-й седмицы Великого поста) предусмотрено богослужебным уставом.

Приведем две его строфы – 1-й кондак, представляющий собой вступление, и 1-й икос, т. е. первую строфу самого Акафиста.

1-й кондак:

Греческий оригинал
Τῇ ὑπερμάχῳ στρατηγῷ τὰ νικητήρια,
ὡς λυτρωθεῖσα τῶν δεινῶν, εὐχαριστήρια,
ἀναγράφω σοι ἡ Πόλις σου, Θεοτόκε·
ἀλλ' ὡς ἔχουσα τὸ κράτος ἀπροσμάχητον,
ἐκ παντοίων με κινδύνων ἐλευθέρωσον ἵνα κράζω σοι·
Χαῖρε, Νύμφη ἀνύμφευτε.

Церковно-славянский перевод
Взбранной Воеводе победительная,
яко избавльшеся от злых,
благодарственная восписуем Ти, раби Твои, Богородице,
но, яко имущая державу непобедимую,
от всяких нас бед свободи, да зовем Ти:
радуйся, Невесто Неневестная.

Перевод иером. Амвросия (Тимрота):
Обороняющей нас Военачальнице
за избавление от страшных бед
учреждаем Тебе торжества победы благодарственные
мы, рабы Твои, Богородица!
Но Ты, как имеющая власть необоримую,
от всяческих опасностей нас освободи,
да взываем Тебе:
«Радуйся, Невеста, брака не познавшая!»

Содержание кондака непосредственно связано с событиями 626 года, когда Константинополь был осажден славянами и аварами, но был спасен заступничеством Богоматери.

В знакомом нам церковнославянском переводе кондака к Богородице обращаемся некие безликие «мы»; это чересчур привычно и по другим песнопениям и молитвам. Однако в греческом тексте всё интереснее: к Пресвятой Деве взывает Ее город – т. е. Константинополь. Это Царьград называет себя Ее рабом, это он просит: «…от всяческих опасностей меня свободи, да взываю Тебе…» Понятно, что для исполнения Акафиста в славянских землях такой оборот речи был неподходящим, почему и была произведена замена одушевленной столицы империи на «нас».

1-й икос:

Греческий оригинал
Ἄγγελος πρωτοστάτης,
οὐρανόθεν ἐπέμφθη,
εἰπεῖν τῇ Θεοτόκῳ τὸ Χαῖρε·
καὶ σὺν τῇ ἀσωμάτῳ φωνῇ,
σωματούμενόν σε θεωρῶν, Κύριε,
ἐξίστατο καὶ ἵστατο,
κραυγάζων πρὸς αὐτὴν τοιαῦτα·
Χαῖρε, δι' ἧς ἡ χαρὰ ἐκλάμψει,
χαῖρε, δι' ἧς ἡ ἀρὰ ἐκλείψει.
Χαῖρε, τοῦ πεσόντος Ἀδὰμ ἡ ἀνάκλησις,
χαῖρε, τῶν δακρύων τῆς Εὔας ἡ λύτρωσις.
Χαῖρε, ὕψος δυσανάβατον ἀνθρωπίνοις λογισμοῖς,
χαῖρε, βάθος δυσθεώρητον καὶ Ἀγγέλων ὀφθαλμοῖς.
Χαῖρε, ὅτι ὑπάρχεις Βασιλέως καθέδρα,
χαῖρε, ὅτι βαστάζεις τὸν βαστάζοντα πάντα.
Χαῖρε, ἀστὴρ ἐμφαίνων τὸν Ἥλιον,
χαῖρε, γαστὴρ ἐνθέου σαρκώσεως.
Χαῖρε, δι' ἧς νεουργεῖται ἡ κτίσις,
χαῖρε, δι' ἧς βρεφουργεῖται ὁ Κτίστης.
Χαῖρε, Νύμφη ἀνύμφευτε.

Церковно-славянский перевод
Ангел предстатель с небесе послан бысть рещи Богородице: «Радуйся!», и со безплотным гласом воплощаема Тя зря, Господи, ужасашеся и стояше, зовый к Ней таковая:
Радуйся, Еюже рaдocть возсияет;
радуйся, Еюже клятва изчезнет.
Радуйся, падшаго Адама воззвание;
радуйся, слез Евиных избавление.
Радуйся, высото неудобовосходимая человеческими помыслы;
радуйся, глубино неудобозримая и ангельскима очима.
Радуйся, яко еси Царево седалище;
радуйся, яко носиши Носящаго вся.
Радуйся, звездо, являющая Солнце;
радуйся, утробо Божественнаго воплощения.
Радуйся, Еюже обновляется тварь;
радуйся, Еюже покланяемся Творцу.
Радуйся, Невесто Неневестная.

Перевод иером. Амвросия (Тимрота):
Ангел-предводитель послан был с небес сказать Богородице: «Радуйся!» И, созерцая Тебя, Господи, при этом бесплотном возгласе воплощающимся, изумлялся, и стоял, так к Ней возглашая:
Радуйся, ибо чрез Тебя радость воссияет;
радуйся, ибо чрез Тебя проклятие исчезнет.
Радуйся, падшего Адама призвание к спасению;
радуйся, Евы от слез избавление.
Радуйся, высота, недосягаемая для мыслей человеческих;
радуйся, глубина, непроницаемая и для Ангельских очей.
Радуйся, ибо Ты – седалище Царя;
радуйся, ибо Ты носишь Носящего все.
Радуйся, звезда являющая Солнце;
радуйся, чрево Божественного воплощения.
Радуйся, ибо Тобою обновляется творение;
радуйся, ибо в Тебе Младенцем становится Творец.
Радуйся, Невеста, брака не познавшая!

1-й икос начинается со слова Ангел, которое, в свою очередь, в греческом оригинале начинается с альфы – первой буквы греческого алфавиты. Последующие строфы начинаются с беты, гаммы, дельты и так далее – вплоть до омеги (междометия о) в 13-м кондаке. Таким образом, Великий акафист (как и все написанные позже греческие акафисты), содержит алфавитный акростих: первые буквы 24 строф (кондак «Взбранной Воеводе…» не входит в это число) образуют полный классический греческий алфавит. В церковнославянском переводе Акафиста (по крайней мере, в той редакции, которой мы пользуемся сейчас) эта особенность оригинала не была передана, однако в славяно-русской акафистной традиции закрепились слова, которые оказались на первом месте в той или иной строфе в результате перевода Великого акафиста. Поэтому почти во всех славянских акафистах 1-й икос начинается со слова Ангел (или его производных), 2-й кондак – с форм глагола видети, в начале 4-го кондака будет буря или бурный, и т. д.

Греческий текст содержит игру слов, игру звуков, которую трудно передать в переводе. Например, то, что по-славянски передано как «ужасашеся и стояше» (т. е. ужасался, изумлялся – и стоял), по-гречески звучит в рифму (поскольку употреблен один и тот же глагол: сначала с приставкой, потом – без): «эксистато кэ истато», и буквально означает: «выходил из себя, был в ис-ступ-лении, из-ум-лялся – но при этом стоял».

Первые два хайретизма (т. е. воззвания, начинающихся с Χαῖρε – Радуйся) в греческом оригинале гораздо ближе друг к другу, чем в переводах: Хэре, ди ис и хара эклампси / Хэре, ди ис и ара эклипси. Сходными, как видим, оказываются не только концовки хайретизмов, но и некоторые слова, находящиеся в середине, например, хара – «радость», ара – «проклятие».

Аналогичным образом в 9-м и 10-м хайретизмах перекликаются слова астир (откуда наша астрономия) – «звезда» и гастир (ср. гастрономия) – желудок, чрево, утроба.

Было бы очень интересно собрать разные переводы Акафиста на русский язык (а переводили его и свт. Филарет Московский, и еп. Александр (Милеант), и А. С. Десницкий), издать их вместе, снабдив при этом греческий текст подробным историко-филологическим и богословским комментарием. Может быть, когда-нибудь это будет сделано.